• О журнале "Лыжный спорт"

Финляндия «подсела» на трубу. Рассказываем о пяти лыжных тоннелях, построенных в этой стране.

Опубликовано: Журнал №37

Отпуск! Две недели!! И я еду в Финляндию, в Вуокатти. Гружу в машину большой лыжный чехол с двумя парами коньковых и двумя парами классических лыж. Кроме того — маунтинбайк, две пары лыжероллеров (коньковые и классические), естественно, не забываю две пары кроссовок, а также плавки с плавательными очками. Я во всеоружии, к отпуску — готов.

На всякий случай (ну, правда — только на всякий случай, я же в отпуске) прихватываю с собой диктофон и фотоаппарат. Но я твёрдо уверен, что они мне не понадобятся, я же не на работу, я в отпуск еду…

Первую трещину дала Леппявирта. Там появился второй в Финляндии лыжный тоннель. И, в общем, расположен он почти что по пути, ну что бы мне не заскочить в Леппявирту — уговариваю я сам себя? Заскакиваю, останавливаюсь на один день. Кое-что фотографирую. Диктофон пока не достаю. Именно в Леппявирте я услышал от какого-то шведа, что лыжных тоннелей в Финляндии, оказывается, не два, а ЦЕЛЫХ ТРИ! Но где именно — он не знает. Звоню в Москву в редакцию, прошу уточнить в финском посольстве местоположение третьего тоннеля. Уточняют. Я — в шоке. Тоннелей, оказывается, уже пять, и финны останавливаться на этом и не думают — продолжают строить. Из Леппявирты я еду в Вуокатти, и понимаю, что остановиться, скорее всего, не смогу и я — по окончании двух моих недель в Вуокатти я обязательно поеду смотреть все эти пять лыжных тоннелей Финляндии.

*   *   *

ЛЕППЯВИРТА

Вообще-то про этот тоннель всё время говорят, что он расположен в Куопио. Вот и Владимир Александрович Щукин из российского представительства Rossignol, первым рассказавший мне об этом тоннеле, говорил про него как про тоннель, «…расположенный недалеко от Куопио». Но нет, всё же не в Куопио. Куопио — это ближайший крупный город (вокзал, аэропорт), а в 54 километрах южнее, в городке Леппявирта.


…Уютный спа-отель Vesileppis. Мини-аквапарк, одна горка для детей, обычные сауны + турецкая баня, массажные водопады, джакузи. Часть аквапарка отведена под шесть плавательных дорожек, что, согласитесь, очень удобно. Обычно в аквапарке не поплаваешь от стенки к стенке — кому-нибудь, да помешаешь. А тут плавай — не хочу. Я сразу же вспомнил своих детей — обычно они тащат меня в аквапарк, но мне, признаюсь, там неинтересно. Либо я веду их в бассейн, туда, где можно нормально поплавать (потренироваться), но там, в свою очередь, скучно уже детям. А здесь очень удобно — всё в одном флаконе.

Для тех, кто не знает, что такое спа-отель, в двух словах замечу, что это, кроме аквапарка и плавательных дорожек, ещё и физиотерапевтические процедуры и всё-всё-всё, что так или иначе связано с водой — гидромассаж, травяные джакузи, грязелечение, торфяные сауны…

Кроме того, в Vesileppis несколько конференц-залов — от большого на 150 мест и до небольших на 30 — 50 человек. Наверное, именно благодаря наличию большого количества гостиничных номеров (более чем на 500 мест), нескольких конференц-залов и лыжного тоннеля в Леппявирте стали проводить одни за другими свои мероприятия те или иные лыжные производители. В частности, и компания Rossignol провела там свою дилерскую встречу одной из первых.

Именно в Леппявирте, где есть все условия для проведения конференций, дилерских встреч и т.д., встретились самые яркие «звёзды» прошлых лет: Александр Завьялов (слева), финн Юха Мието (в центре) и Николай Зимятов (справа).
Именно в Леппявирте, где есть все условия для проведения конференций, дилерских встреч и т.д., встретились самые яркие «звёзды» прошлых лет: Александр Завьялов (слева), финн Юха Мието (в центре) и Николай Зимятов (справа).из архива А.Завьялова
Как когда-то в олимпийском Лейк-Плесиде на «полтиннике»... Напомним, что тогда, в 1980-м, Николай Зимятов выиграл эту гонку, опередив второго (а им как раз и оказался финн Юха Мието) почти на три минуты! Бронзовым призёром в тот день стал Александр Завьялов (он чуть в глубине кадра в костюме с жёлтыми рукавами).
Как когда-то в олимпийском Лейк-Плесиде на «полтиннике»... Напомним, что тогда, в 1980-м, Николай Зимятов выиграл эту гонку, опередив второго (а им как раз и оказался финн Юха Мието) почти на три минуты! Бронзовым призёром в тот день стал Александр Завьялов (он чуть в глубине кадра в костюме с жёлтыми рукавами).из архива А.Завьялова

...Но где же, где труба? Для того чтобы в неё попасть, понадобилось спуститься куда-то вниз на лифте, который идёт подозрительно долго. Оказывается, труба, а точнее и не труба, а огромный подземный зал, вырублен в толще скалы непосредственно под отелем на берегу озера. Нижняя часть зала находится, судя по всему, даже ниже уровня воды. Над залом — короткая галерея, которая, собственно, и есть в известном смысле «труба». Её ширина около 12 метров. Говорят, финны умудряются накручивать в этой 250-метровой галерее и подземном зале круг до 1,5 километров. Но это если по верхней галерее пропустить лыжни в 4 ручья, а в нижнем зале уложить один в другом ещё четыре поворота. Мы же в тот день, когда оказались в Леппавирте, большого количества народа не наблюдали, и все катались по упрощённой трассе с двумя укладками лыжней в верхней галерее и двумя разворотами в нижнем зале. Получалось что-то около 650 метров. Неплохо, имея в виду, что при 12-метровой ширине две лыжни в галерее (две классические лыжни и две коньковые) смотрелись очень свободно, просторно. Правда, и разворотов на 180 градусов на этом круге оказалось тоже немало — крутиться вокруг своей оси приходилось в среднем через каждые 325 метров.

Этот снимок и расположенная ниже схема дают хорошее представление о  конструкции лыжного тоннеля. Тоннель прорублен прямо в теле скалы непосредственно под отелем. Два выхода на поверхность расположены выше уровня верхней галереи. Как видите, они едва-едва возвышаются над уровнем воды (оба выхода хорошо видны на снимке, правый — за ветками сосны). То есть весь подземный зал вместе с верхней галереей расположены ниже уровня воды реки.
Этот снимок и расположенная ниже схема дают хорошее представление о конструкции лыжного тоннеля. Тоннель прорублен прямо в теле скалы непосредственно под отелем. Два выхода на поверхность расположены выше уровня верхней галереи. Как видите, они едва-едва возвышаются над уровнем воды (оба выхода хорошо видны на снимке, правый — за ветками сосны). То есть весь подземный зал вместе с верхней галереей расположены ниже уровня воды реки.Иван Исаев
Схема тоннеля в Леппявирте.
Схема тоннеля в Леппявирте.Из архива автора

Два слова о ценах. Двухместный номер на одного обошёлся в 55 евро в сутки. Если бы в нём жили двое, стоимость номера составила бы 85 евро. В выходные этот же номер обошёлся бы уже в 105 евро на двоих. В эту цену включён, естественно, завтрак, а также бесплатное катание в трубе и пользование аквапарком.

Дневной билет в трубу не для жителей отеля стоит 9 евро, для детей младше 14 лет — 5,5 евро. Прайс-лист на те или иные водные и массажные процедуры огромен, и цены в нём колеблются от 12 евро за 15-минутные процедуры до 90 евро за два часа.

Узнали? Слева направо: А.Завьялов, В.Смирнов, Н.Зимятов, Х.Кирвесниеми.
Узнали? Слева направо: А.Завьялов, В.Смирнов, Н.Зимятов, Х.Кирвесниеми.из архива А.Завьялова
На старте - Александр Завьялов и Оддвар Бро.
На старте - Александр Завьялов и Оддвар Бро.из архива А.Завьялова
На потеху публике и журналистам А.Завьялов и О.Бро при каждом удобном случае воспроизводят свою дуэль 1982 года. В этот раз — дуэль на санках.
На потеху публике и журналистам А.Завьялов и О.Бро при каждом удобном случае воспроизводят свою дуэль 1982 года. В этот раз — дуэль на санках.из архива А.Завьялова

Два слова об экономике. Я поинтересовался у портье, как сильно повлияло строительство лыжного тоннеля на посещаемость отеля. Он ответил, что заметно. Если раньше спа-процедуры позволяли очень хорошо загружать отель в осенне-зимне-весенний период, то теперь к этому добавилась и очень приличная загрузка лыжниками с мая по ноябрь.

— Теперь у нас не только зимой, но и летом желательно бронировать места заранее, — улыбнулся портье. — А потом, знаете, не всегда ведь сложение двух составляющих даёт двойной результат. По-моему, за последний год у нас появилось немало посетителей, которых раньше отдельно ни спа-процедурами, ни тоннелем было бы к нам не заманить. А теперь у нас появились очень хорошие возможности именно для семейного отдыха. Так что, считайте, здесь сработало правило «один плюс один равняется не два, а четыре».

*   *   *

ВУОКАТТИ

Что ж, прожив всего один день в Леппявирте, я переезжаю, как и планировал заранее, в Вуокатти. Селюсь в "Kolazko" - я привык пользоваться услугами этой компании. Во-первых, здесь одни из самых разумных цен в Вуокатти. А во-вторых, Фреди Пиудунен - руководитель компании - прекрасно говорит по-русски, с ним легко решить все вопросы бронирования, получения приглашений и т.д.. 

Как только заселился, сразу же отправился на прогулку. Ну, казалось бы, что нового я могу здесь увидеть, если приезжаю сюда каждый год едва ли не по два раза? Но я уже знал, что из Вуокатти отправлюсь смотреть другие тоннели Финляндии, поэтому было интересно попробовать взглянуть на трубу, что называется, свежим взглядом. Итак, на грудь фотоаппарат, и — в путь по окрестностям.

Тоннель в Вуокатти.
Тоннель в Вуокатти.Иван Исаев
Привычный набор продуктов для перекуса в коте - дощатой хижине, оборудованной очагом. Таких хижин в Вуокатти - пять, и возле каждой есть сарай с дровами и топором, мусорный бак, туалет.
Привычный набор продуктов для перекуса в коте - дощатой хижине, оборудованной очагом. Таких хижин в Вуокатти - пять, и возле каждой есть сарай с дровами и топором, мусорный бак, туалет.Иван Исаев


Первый раз я прогуливался сверху по трубе в 1998 году (см. «Л.С.» №9). Тогда она была укрыта покрывалом из толстого слоя свеженасыпанного песка, в котором ноги увязали при каждом шаге — так, как если бы вы решили прогуляться в обуви по пляжу. Теперь же передо мной открылась совершенно иная картина. Труба позеленела, заросла Иван-чаем, клюквой и черникой, и практически на всём своём протяжении поросла молоденькими сосенками и берёзками. Некоторым соснам уже по 8 лет, благо у сосен очень легко считать годы жизни дерева — сколько «этажей» веток растёт в стороны от основного ствола — столько и лет дереву. На трубе растут в основном семи-восьмилетки (см. фото через разворот).
Неподалёку от торгового модуля, расположенного у входа в трубу, выросло новое здание — Snowpolis — ресторан, туристические бюро, офисы. Но это ещё не всё. Рядом со Сноуполисом заложено (уже залит фундамент) здание огромного четырёхзвёздочного «Сокос-отеля». Определенно, Вуокатти развивается дальше. Уж если сеть отелей «Сокос» пришла сюда, в Вуокатти…*

-----
* По секрету скажу вам, что пишу эти строки я через несколько месяцев после поездки в Вуокатти, в ноябре, сидя… снова в Вуокатти. Так вот, я уже прокатился здесь на лыжах по только что построенной новой освещённой лыжной трассе, прошедшей мимо двух кафе, что находятся в дальних точках большого 24-километрового прогулочного круга. Таким образом, новая освещёнка, соединившись с уже имеющимся 6-километровым освещённым кругом, дала общий круг длиною в 23 километра. Больше, по-моему, только в лыжной «мекке» Финляндии — Лахти. Там что-то около 25 — 30 километров.

Такими «тревожными» столбами оборудован едва ли не каждый километр тропы УКК. Если вы подвернули ногу или с вами случилась какая-то другая неприятность на маршруте, достаточно позвонить по бесплатному номеру в службу спасения (112) и назвать номер столба, возле которого вы находитесь — помощь придёт незамедлительно.
Такими «тревожными» столбами оборудован едва ли не каждый километр тропы УКК. Если вы подвернули ногу или с вами случилась какая-то другая неприятность на маршруте, достаточно позвонить по бесплатному номеру в службу спасения (112) и назвать номер столба, возле которого вы находитесь — помощь придёт незамедлительно.Иван Исаев
Тоже тропа УКК. Возле лесного озера оборудован костёр, лавочки. Неподалёку — дровяной сарайчик, туалеты и мусорный бак. Слева вдаль уходит продолжение маршрута.
Тоже тропа УКК. Возле лесного озера оборудован костёр, лавочки. Неподалёку — дровяной сарайчик, туалеты и мусорный бак. Слева вдаль уходит продолжение маршрута.Иван Исаев
Вот он, ноябрьский вуокаттинский снег. Температура воздуха — плюс пять, снег потихоньку, конечно, тает (ручеёк видите?), но его хватит надолго — до декабрьских морозов и снегопадов. А если где растает, то у финнов в запасе — немалая куча снега.
Вот он, ноябрьский вуокаттинский снег. Температура воздуха — плюс пять, снег потихоньку, конечно, тает (ручеёк видите?), но его хватит надолго — до декабрьских морозов и снегопадов. А если где растает, то у финнов в запасе — немалая куча снега.Иван Исаев
Этот снимок сделан летом в Вуокатти. Огромная куча снега, настрелянного зимой за пару суток двенадцатью пушками, укрыта плёнкой и засыпана опилками. Кое-где из-под кучи сочатся ручейки, куча всё-таки оседает под напором летних солнечных лучей. Впрочем, ручейки эти – чисто символические, снег укрыт очень хорошо и прекрасно доживает до середины октября.Про двенадцать пушек я сказал не для красного словца. Лично наблюдал картину: с приходом первых крепких морозов на биатлонное стрельбище подъезжает фура, из неё выгружаются все эти пушки, ставятся в круг и включаются. Ровно через двое суток гора снега готова, пушки снова загружаются в фуру и куда-то увозятся.
Этот снимок сделан летом в Вуокатти. Огромная куча снега, настрелянного зимой за пару суток двенадцатью пушками, укрыта плёнкой и засыпана опилками. Кое-где из-под кучи сочатся ручейки, куча всё-таки оседает под напором летних солнечных лучей. Впрочем, ручейки эти – чисто символические, снег укрыт очень хорошо и прекрасно доживает до середины октября.Про двенадцать пушек я сказал не для красного словца. Лично наблюдал картину: с приходом первых крепких морозов на биатлонное стрельбище подъезжает фура, из неё выгружаются все эти пушки, ставятся в круг и включаются. Ровно через двое суток гора снега готова, пушки снова загружаются в фуру и куда-то увозятся.Иван Исаев
А  это – середина ноября. Снег раскатан по 4-километровому кругу уже с месяц, и уже месяц в Вуокатти слетаются со всего мира лыжники покататься на настоящем снеге под открытым небом. Проблем с заполняемостью коттеджей и гостиниц – никаких.Кстати, раньше финны раскатывали снег по 6-километровому кругу. Но позапрошлый год преподал финнам очень хороший урок. Тогда в Вуокатти съехались несколько национальных сборных разных стран, в том числе и россияне, но проливной ливень, шедший ровно трое суток без перерыва, промыл в нескольких местах круга заметные проплешины, и заделать эти проплешины оказалось нечем. С тех пор финны раскатывают снег не по 6, а по 4-километровому кругу, и довольно большую часть снежной кучи оставляют про запас.
А это – середина ноября. Снег раскатан по 4-километровому кругу уже с месяц, и уже месяц в Вуокатти слетаются со всего мира лыжники покататься на настоящем снеге под открытым небом. Проблем с заполняемостью коттеджей и гостиниц – никаких.Кстати, раньше финны раскатывали снег по 6-километровому кругу. Но позапрошлый год преподал финнам очень хороший урок. Тогда в Вуокатти съехались несколько национальных сборных разных стран, в том числе и россияне, но проливной ливень, шедший ровно трое суток без перерыва, промыл в нескольких местах круга заметные проплешины, и заделать эти проплешины оказалось нечем. С тех пор финны раскатывают снег не по 6, а по 4-километровому кругу, и довольно большую часть снежной кучи оставляют про запас.Иван Исаев
В Вуокатти всё больше россиян — около трубы встречаю группу моих сограждан, разыскивающих пункт проката велосипедов.

— Далеко же вы забрели, — улыбаюсь я, — вам ведь совсем в другую сторону. 

Сам через несколько дней прокалываю колесо на своём маунтинбайке. В пункте проката (там же располагается и сервис лыж и велосипедов) мне без лишних слов заклеят его за 15 минут, взяв за работу пять евро.

…В трубе всё без изменений, всё так же звучит лёгкая музыка, всё так же шуршат лыжи, но всё так же не покрашены стенки туннеля, обнажая унылый тёмно-серый цвет бетона. Но труба в Вуокатти интересна длиной — никто в мире не может предложить пока столь длинную круглогодичную трассу — в один конец 1.150 метров, в два конца (круг) получается 2,3 км. Длиннее трубу в мире, насколько я знаю, никто пока не построил. Хороша она и ещё кое-чем, о чём я скажу чуть позже.

Но Вуокатти интересен не только трубой — он хорош именно в комплексе — здесь есть прекрасная лыжероллерная трасса (точную длину узнать не удосужился, но в общей сложности получается, по-моему, около 3,5 км). Кроме того, если лыжероллерная трасса покажется излишне сложной — есть великолепные и протяжённые велосипедные дорожки,  идущие сбоку от шоссе. Есть плавательный бассейн, аквапарк, первый в мире сноубордический тоннель, замечательные туристические тропы.

О тропах, кстати, стоит сказать пару слов отдельно. Много слышал о тропе УКК, и только в этот приезд в Вуокатти удосужился прогуляться по ней. Говорят, финский президент Урхо Калево Кекконен (отсюда и аббревиатура — УКК), руководивший страной в 70-80 годы прошлого века, любил в выходные дни или в отпуск побродить по родной Финляндии пешком с рюкзаком за плечами. Зимой он совершал точно такие же прогулки на лыжах, не раз участвовал он и в знаменитых лыжных марафонах Финляндии. Постепенно маршруты господина Кекконена стали известны большому количеству людей, на них появились самые настоящие набитые тропы, привалы, кострища, ночлеги. Со временем государство взяло тропу УКК под свою опеку. Сегодня маршрут УКК облагорожен удивительно — на нём есть указатели километража, «тревожные» номерные столбы, мостки, застилающие болота, приюты, хижины, туалеты, кострища. В дровяные сарайчики на привалах регулярно завозятся дрова, в каждом таком сарайчике непременно лежит топор, иногда — колун, из мусорных баков — вывозится мусор. В чумах и в приютах очаги оборудованы решётками для приготовления мяса на огне, здесь вы всегда найдёте специальные чугунные рогульки для поджаривания столь любимых финнами на привалах сосисок.

Трудно что-то понять, если всё написано по-фински. Видимо, печь - это всё, что осталось от дома, принадлежавшего Аугусту и Хильме Тикканен. Ещё можно понять, что Аугуст (1868 – 1946) был старше своей жены Хильмы (1882 – 1962), но и умер раньше. А вообще, судя по всему, люди прожили здесь долгую и счастливую жизнь, у них было много детей. Именно в этом месте и оборудован самый дальний чум на вуокаттинских лыжных трассах. Именно сюда я забрёл в своём путешествии по тропе УКК. Видите дымок, выходящий сверху из чума? Огонь в очаге уже разведён, я жду углей, чтобы перекусить и пуститься в обратный путь...
Трудно что-то понять, если всё написано по-фински. Видимо, печь - это всё, что осталось от дома, принадлежавшего Аугусту и Хильме Тикканен. Ещё можно понять, что Аугуст (1868 – 1946) был старше своей жены Хильмы (1882 – 1962), но и умер раньше. А вообще, судя по всему, люди прожили здесь долгую и счастливую жизнь, у них было много детей. Именно в этом месте и оборудован самый дальний чум на вуокаттинских лыжных трассах. Именно сюда я забрёл в своём путешествии по тропе УКК. Видите дымок, выходящий сверху из чума? Огонь в очаге уже разведён, я жду углей, чтобы перекусить и пуститься в обратный путь...Иван Исаев

Иван Исаев


UKK-тропа. Год за годом всё более безопасная и гостеприимная. На всех перекрёстках — указатели направлений, карта местности с указанием точки, в которой вы находитесь, с дощатыми мостками через болота, с бревенчатыми ступеньками на крутых спусках и подъёмах, с очагами и приютами...
UKK-тропа. Год за годом всё более безопасная и гостеприимная. На всех перекрёстках — указатели направлений, карта местности с указанием точки, в которой вы находитесь, с дощатыми мостками через болота, с бревенчатыми ступеньками на крутых спусках и подъёмах, с очагами и приютами...Иван Исаев

Мне, к сожалению, так и не удалось узнать точную протяжённость тропы УКК, но поговаривают, что она прошивает всю Финляндию с севера на юг (тысячи километров!), и на сегодня сама по себе является мощнейшим стимулом к здоровому образу жизни для десятков и сотен тысяч финнов. 

…Обратно домой возвращаюсь не по тропе УКК, а по лыжной трассе. Повстречал ребят из группы Татьяны Николаевны Новиковой, вышедших на вечерний кросс. Как видите, сборная России тоже зачастила в последние годы в Вуокатти.

На нижнем снимке видно, какой труба была восемь лет назад (подробнее см. «Л.С.» №9 за 1998 год). Как видите, труба за восемь лет заросла клюквой, черникой, Иван-чаем, молодыми сосенками и берёзками. Я постарался навести резкость на расположенные вблизи ягоды клюквы, из-за чего дальний фон получился размытым, нерезким. Но беловатое пятно вдали в правой части кадра — это и есть огромная куча снега, укрытого опилками.
На нижнем снимке видно, какой труба была восемь лет назад (подробнее см. «Л.С.» №9 за 1998 год). Как видите, труба за восемь лет заросла клюквой, черникой, Иван-чаем, молодыми сосенками и берёзками. Я постарался навести резкость на расположенные вблизи ягоды клюквы, из-за чего дальний фон получился размытым, нерезким. Но беловатое пятно вдали в правой части кадра — это и есть огромная куча снега, укрытого опилками.Иван Исаев

…Вечером пошёл в отель к Сувикасу. Я в каждый свой приезд в Вуокатти стараюсь хотя бы раз, да зайти к нему, иногда поужинать с бутылочкой вина, а иногда — просто посидеть в холле у камина, выпить чашку кофе. Но в этот раз что-то неуловимо изменилось в интерьере отеля. Ах да, не горит камин. Поужинав, перебираюсь из ресторана к камину. Прежде чем заказать кофе, прошу разжечь камин.
— Мы не разжигаем так поздно камин, — было мне ответом.

Странно, я в ресторане уже два с лишним часа, напротив меня весь вечер сидит компания немцев, и я точно помню, как Ёрма говорил мне в 1998 году, что если в отеле или ресторане есть хотя бы один посетитель, камин разжигается вечером всегда (см. «Л.С.» №9).

Что-то неуловимо меняется в облике отеля. Внизу, в цокольном этаже, всё так же прикреплены к стене лыжи, около каждой пары — табличка, рассказывающая об истории этой конкретной пары, но последние несколько лыж не прикреплены, а просто стоят, прислонённые к стенке. Увы, без табличек. Говорят, Сувикас устал содержать свой отель, и всё-таки продал его кому-то из россиян. Сохранят ли эти люди атмосферу этого удивительного отеля? Поживём — увидим.


*   *   *

ЯМИЯРВИ

Из Вуокатти мой путь лежит в Ямиярви — местечко, затерявшееся в центральной Финляндии. Еду, и, не поверите, такое ощущение, что место, куда я еду — какая-то абсолютная по финским меркам глухомань, такой Финляндии я ещё не видел, удивительно, что до сих пор ещё не закончился асфальт. Ага, а вот, кстати, и асфальт закончился. Дальше еду по укатанной гравийной дороге. Еду, и уже очень сильно сомневаюсь, что еду туда, куда надо. Но указатели упрямо ведут меня всё дальше и дальше в глубь леса, подальше от цивилизации.
Тоннель в Ямиярви весь наполнен дневным светом, не только проникающим через окна, но и отражающимся от светлых стеновых панелей. Кататсья в нём было очень комфортно.
Тоннель в Ямиярви весь наполнен дневным светом, не только проникающим через окна, но и отражающимся от светлых стеновых панелей. Кататсья в нём было очень комфортно.Иван Исаев
Отслуживший своё учебный самолёт лётного училища, вставший здесь на свою вечную стоянку.
Отслуживший своё учебный самолёт лётного училища, вставший здесь на свою вечную стоянку. Иван Исаев


 А вот из-за поворота показалась и труба — собранная из теплоизоляционных «сэндвичей» с алюминиевыми панелями снаружи. У трубы много окон. Но все двери закрыты, хотя на часах ещё только начало шестого.

Стучусь. Стучусь в главный вход, стучусь в кафе, примыкающее непосредственно к трубе — ни ответа, ни привета. Обидно.

Походив ещё некоторое время снаружи, собираюсь уже уходить, и тут неожиданно дверь тоннеля открывается. Открывает её какой-то финский дед. Естественно, ни слова по-английски. Улыбается, жестом приглашает зайти внутрь, ведёт в трубу. В трубе — старый-старый снег, почти лёд. Как удастся потом выяснить, что-то случилось с ретраком, и уже несколько дней все катаются по довольно леденистой лыжне. Коньком — вполне прилично, а вот классикой — сложновато, трудно зацепиться при толчке. Но финны обещают быстро решить проблему с ретраком, а пока берут с посетителей тоннеля только 50 процентов стоимости входного билета.

На информационной стойке беру брошюры — оказывается, тоннель работает только с 12 до 17. О чём бы я ни спросил деда — он только улыбается и готов открыть, кажется, любую дверь, лишь бы удовлетворить мои желания. Но объясняемся при этом мы с ним по-прежнему только жестами.

Я благодарю деда, выхожу из трубы, останавливаюсь на пороге. Дед при мне закрывает дверь на ключ, садится в видавший виды пикап Тойота, уезжает. Повидал я такие пикапы на своём веку — в Африке, в Европе, в Штатах, в той же Финляндии. Неубиваемые вездеходы для непритязательных пользователей. Дизель тарахтит неимоверно, кузов уже изрядно подгнил, но машина едет и едет, и механики говорят — ещё полвека ездить будет.

Этот дед готов был открыть передо мною, кажется, любые двери. Но, увы, ни слова по-английски
Этот дед готов был открыть передо мною, кажется, любые двери. Но, увы, ни слова по-английскиИван Исаев
Вид из окна моей комнаты в гостинице лётной школы. Именно на эту ВПП уже в сумерках со страшным грохотом «упал» крохотный учебный самолётик.
Вид из окна моей комнаты в гостинице лётной школы. Именно на эту ВПП уже в сумерках со страшным грохотом «упал» крохотный учебный самолётик.Иван Исаев

…Разыскиваю неподалёку отель. Селюсь. 35 евро за ночлег в четырёхместном номере. Впрочем, нет, не в номере. В четырёхместной комнате. Душ и удобства — в конце коридора. Как завороженный начинаю ходить по комнатам, лестницам и коридорам, рассматривать фотографии, висящие на стенах. А они — очень необычны. Немножко лыжи, немножко — какие-то автомобили, но в основном — самолёты, планеры, лётчики, инструкторы, и снова — самолёты, планеры, лётчики…

Выглядываю в окно. Ба-а-а, да я поселился, оказывается, на аэродроме! Прямо под окнами — взлётно-посадочная полоса. Вдоль полосы стоят солдатики, пристально смотрят на окна гостиницы. Смотрят-то они, может быть, и на гостиницу, а кажется — прямо на меня. Стало даже немного неуютно — почувствовал себя словно под конвоем.

Спускаюсь вниз, в бар. В углу бара сидит компания молоденьких финских солдатиков. Пьют чай и кока-колу, ничего крепче. В бар заходят две девчонки. Берут два бильярдных кия, начинают играть в бильярд. Солдатики сразу воодушевляются, потом, перебросившись с девушками парой реплик, присоединяются к ним. Между ними завязывается оживлённый разговор. Жизнь идёт своим чередом, подумал я. При этом замечаю, что прямо в центре бара на одном из столов расположен… компьютер! Что он может делать в центре бара? Подсаживаюсь, шевелю мышкой. Елки-палки, а ведь компьютер подключён к Интернету! Залезаю на любимый сайт почитать свежие лыжные новости. В это время официант приносит бокал холодного пива, какую-то пожаренную озёрную рыбу и, как само собой разумеющееся, ставит это всё чуть сбоку от меня, слева от клавиатуры и монитора. Я делаю первый глоток холодного пива, цепляю вилкой первый кусок свежеприготовленной рыбы, и погружаюсь в чтение. Да, думаю — ведь это ж надо было забраться куда-то в самую глушь, в центр Финляндии, на какой-то военный аэродром, куда и дорога-то толком пока не проложена, для того, чтобы с бокалом холодного пива усесться в каком-то финском баре у компьютера. Про себя улыбаюсь: каждому своё: солдатикам — девчонки, а мне вот  —  кружка пива и www.skisport.ru.

После бара отправляюсь в номер. Может быть, хоть завтра мне повезёт, и в бюро информации появится человек, который будет говорить по-английски?

Между тем, смеркается. Солдатики всё так же стоят вдоль ВПП (взлётно-посадочной полосы), всё так же пристально смотрят в окна гостиницы. Впрочем, после пары пива мне кажется, что смотрят они на меня теперь уже не так пристально и не так агрессивно. Вдруг вечернюю тишину раскалывает страшный грохот, и я замечаю, что сверху вниз по крутой дуге со страшным рыком планирует крошечный самолётик. Поражает несоответствие размеров самолёта и производимого им шума. Он в буквальном смысле падает на лужайку рядом с бетоном ВПП и тут же замирает. К нему бросаются люди. Я уверен — авария. Но нет, судя по всему — штатная посадка. Через несколько секунд вижу, что мои солдатики, переговорив с кем-то по рации, снимаются с постов и идут к ангарам. Выходит, охраняли они не меня, а как раз-таки ВПП от посторонних посетителей (возможно, и от меня тоже).

В музее с Ханной. Невозможно представить себе, что вот на этакой вещице, склеенной из фанеры, дощечек и бумаги, люди тоже летали.
В музее с Ханной. Невозможно представить себе, что вот на этакой вещице, склеенной из фанеры, дощечек и бумаги, люди тоже летали.Иван Исаев
Дорожка для кёрлинга в стартовом зале. Такие, кстати, я увидел потом и в Уусикаупунки, и перед этим видел в Леппявирте.
Дорожка для кёрлинга в стартовом зале. Такие, кстати, я увидел потом и в Уусикаупунки, и перед этим видел в Леппявирте.Иван Исаев

Утром знакомлюсь с Ханной Райха (Hanna Raiha). Уж не знаю, где она работает, но, как оказалось, по совместительству она как раз-таки и является сотрудницей информационного бюро Ямиярви. Слава богу, Ханна говорит по-английски (кажется, единственная в Ямиярви). Узнав о причинах моего приезда сюда, Ханна звонит некоему Матти Пеурале (Matti Peurala), который был инициатором строительства лыжного тоннеля в Ямиярви. Матти, как и все в Ямиярви, не говорит по-английски, но теперь это и не важно, теперь у нас есть Ханна, и с помощью этой девушки я узнаю удивительную историю строительства лыжного тоннеля в Ямиярви.

— Я бывал в Вуокатти, бывал не раз, — начал свой рассказ Матти. — И я заметил, как сильно изменилось это место за последние годы — туристов едет туда много, и не в последнюю очередь из-за лыжного тоннеля.  Мне всегда хотелось, чтобы что-то подобное появилось и у нас, в Ямиярви. Признаюсь вам даже — мне давно хотелось построить в Ямиярви собственный коттедж и сдавать его туристам в аренду, это стало бы для меня неплохой прибавкой к пенсии. И, в принципе, банк готов был даже дать мне кредит под залог этого коттеджа, но где бы я взял туристов, чтобы коттедж заполнялся?

Так ко мне пришла идея со строительством лыжного тоннеля. Сначала с этой идеей я отправился в коммуну* Ямиярви. Поначалу от неё все отмахивались, говорили, что никто к нам в Ямиярви кататься на лыжах не поедет. Но постепенно, шаг за шагом, мне удалось зажечь этой мыслью руководителей коммуны, и они гарантировали мне взнос в 700.000 евро, если я добуду ещё миллион триста. После этого я отправился к представителю ЕЭС в Финляндии, поскольку Ямиярви относится к слаборазвитым регионам Финляндии, и теоретически мы могли рассчитывать на их поддержку. Не буду пересказывать вам все подробности наших переговоров, на них ушло несколько месяцев, но, в конце концов, мне гарантировали грант размером в 35 процентов от общей стоимости строительства (тоже около 700.000 евро), если я добуду остальные миллион триста. Таким образом, у меня уже «были» миллион четыреста тысяч. Дело оставалось за малым — добыть оставшиеся 600.000. Я пошёл с подписным листом по всем жителям Ямиярви. Но ни 600.000, ни 500.000, ни даже 300.000 с первого раза мне собрать не удалось — у нас ведь в Ямиярви живёт совсем немного людей, в посёлке нет никакого серьёзного бизнеса. Тогда я поехал к главам коммун восьми ближайших посёлков — после долгих уговоров кое-что пообещали дать и они. Но всё равно этого было мало. Тогда я пошёл с подписным листом по второму кругу по тем же самым людям. Кроме того, обратился за поддержкой к Финскому лыжному союзу, лыжному клубу Ямиярви. В общем, давали все очень понемногу, и собрать вот эти 600.000 оказалось для меня самой сложной задачей. Но мы решили и её, и как видите, вот он — тоннель, уже функционирует.

-----
** В Финляндии коммуна — это что-то типа нашей местной администрации.

Вы можете сами придумать подпись к этой фотографии. Например, такую. «1953 год. Наверное, это курсанты лётной школы участвуют в лыжных соревнованиях, проводимых в Ямиярви. Из этих двоих никто не хочет уступить на финише другому. Получился очень красивый снимок, которому сегодня — уже 54 года. Живы ли эти люди, изображённые на снимке? Довольны ли тем, как прожили свою жизнь? Давайте вспомним — за все эти годы им ни разу не пришлось поднять в небо боевые самолёты не из-за учебной, а из-за самой настоящей боевой тревоги...
Вы можете сами придумать подпись к этой фотографии. Например, такую. «1953 год. Наверное, это курсанты лётной школы участвуют в лыжных соревнованиях, проводимых в Ямиярви. Из этих двоих никто не хочет уступить на финише другому. Получился очень красивый снимок, которому сегодня — уже 54 года. Живы ли эти люди, изображённые на снимке? Довольны ли тем, как прожили свою жизнь? Давайте вспомним — за все эти годы им ни разу не пришлось поднять в небо боевые самолёты не из-за учебной, а из-за самой настоящей боевой тревоги...Иван Исаев

Думаю, это примерно те же самые годы. Огромное количество людей собралось на показательные полёты планеров и самолётов. В небе, насколько я могу судить об этом предмете, безмоторный планер, склеенный из бумаги, фанеры и картона. И ведь летит...
Думаю, это примерно те же самые годы. Огромное количество людей собралось на показательные полёты планеров и самолётов. В небе, насколько я могу судить об этом предмете, безмоторный планер, склеенный из бумаги, фанеры и картона. И ведь летит...Иван Исаев
Зная, что в Ямиярви была небольшая фабрика по производству планеров и самолётов, можно предположить, что этот самолёт перевозят с фабрики на аэродром. То ли абсолютно новенький, только что собранный, то ли после сервисного обслуживания.
Зная, что в Ямиярви была небольшая фабрика по производству планеров и самолётов, можно предположить, что этот самолёт перевозят с фабрики на аэродром. То ли абсолютно новенький, только что собранный, то ли после сервисного обслуживания.Иван Исаев

— А как же ваша идея со строительством собственного коттеджа?

— Я его построил! — Матти широко улыбается. — Банк дал мне ссуду, и теперь у меня в Ямиярви есть собственный коттедж. Так что, если надумаете ещё раз приехать, только черканите мне пару строк, я сделаю вам размещение по особой цене (Матти делает ударение на слове «особой»)!

— Ваш коттедж здесь сейчас единственный? — улыбаюсь в свою очередь теперь уже я.

— Что вы, если бы! — Матти откровенно смеётся. — Если бы у меня был единственный в Ямиярви коттедж, я бы мог очень скоро стать состоятельным человеком! Нет, в Ямиярви есть ещё коттеджи, все местные жители стараются построить сейчас здесь свои дома специально для сдачи в аренду. Кроме гостиницы лётной школы заканчивает строиться новая гостиница, заложена ещё одна. В общем, Ямиярви развивается, и у всех у нас есть ощущение, что что-то нас ждёт в будущем очень хорошее.

*   *   *

Закончив разговор с Матти, Ханна ведёт меня в местный музей, и вот тут-то и выясняется история этого необычного места. Оказывается, ещё с начала прошлого века здесь была построена одна из первых лётных школ Финляндии. Лётную школу Ямиярви в том или ином качестве прошли все военные лётчики Финляндии прошлого века. Здесь же была расположена мастерская, превратившаяся впоследствии в маленькую фабрику, строившую планеры и лёгкие самолёты. Все слушатели лётной школы, будущие военные лётчики, в обязательном порядке проходили уроки моделирования и выклеивания планеров из картона, фанеры и тоненьких дощечек. Разглядывать эти планеры интересно и немного жутковато. Ну как можно на куске фанеры и бумаги подниматься в небо и летать на высоте в сотни метров? Тем не менее, и поднимались, и летали, и летают и по сей день.

Труба в Ямиярви, вид сверху.
Труба в Ямиярви, вид сверху.Иван Исаев
Ханна Райха (Hanna Raiha), мой экскурсовод в Ямиярви и единственный человек, говоривший здесь по-английски, и Матти Пеурала (Matti Peurala) — инициатор строительства лыжной трубы в Ямиярви.
Ханна Райха (Hanna Raiha), мой экскурсовод в Ямиярви и единственный человек, говоривший здесь по-английски, и Матти Пеурала (Matti Peurala) — инициатор строительства лыжной трубы в Ямиярви.Иван Исаев
Разворотная петля в конце трубы. Казалось бы, вещь хорошая. Но почему она такая маленькая, да и расположена после спуска, так что через каждые 650 метров на леденистом фирновом снеге лыжу приходится ставить на кант, безжалостно его обдирая?
Разворотная петля в конце трубы. Казалось бы, вещь хорошая. Но почему она такая маленькая, да и расположена после спуска, так что через каждые 650 метров на леденистом фирновом снеге лыжу приходится ставить на кант, безжалостно его обдирая?Иван Исаев

*   *   *

Впрочем, оторвёмся от планеров и самолётов, как бы это ни было интересно, и вернёмся к трубе.
Труба. Хотя, братцы мои, в Ямиярви это уже и не труба, а… Ну не знаю. В сечении то ли квадрат, то ли прямоугольник. Скорее всё же прямоугольник. Но по сути — всё равно труба. В трубе очень просторно, светло. Через каждые полтора десятка метров — окно, пропускающее дневной свет с улицы.  Все стены трубы собраны из светлых сэндвич-панелей, от которых дневной свет отражается, из-за чего в трубе очень светло, радостно. Взгляд ласкает дерево балок перекрытий. В общем, чисто психологически в такой трубе находиться гораздо приятнее, чем, скажем, в Вуокатти или Леппавирте. Туда — вниз, обратно — вверх. Должен заметить, что катание в таком интерьере намного легче переносится, хотя круг и маловат (короче, чем в Вуокатти, примерно в два раза). Я вот теперь, побывав в Ямиярви, всё думаю — почему в Вуокатти не покрасят тёмные, ужасно унылые бетонные стены светлой краской? Затрат — три копейки, а эффект был бы очень и очень внушительным.

Как видите, Матти Пеурала (Matti Peurala) всё-таки реализовал свою мечту, и теперь описание его коттеджа есть во всех туристических проспектах Ямиярви.
Как видите, Матти Пеурала (Matti Peurala) всё-таки реализовал свою мечту, и теперь описание его коттеджа есть во всех туристических проспектах Ямиярви.Иван Исаев
…Уезжаю я из Ямиярви со сложным чувством. Если бы не Ямиярви, я никогда, наверное, не заехал бы в такую Финляндию. Ехал за трубой, а попал в лётную школу. Я бы ни за что не уехал из Ямиярви на следующий же день, я бы обязательно побродил в сосновых рощах по песчаным тропинкам, я бы сходил на озеро, я бы… Увы, труба зовёт и в прямом, и в переносном смысле, Уусикаупунки ждёт, после Вуокатти на каждую трубу мне отведены ровно сутки…

Мой вам совет — случится побывать в Ямиярви, селитесь в гостинице лётной школы. Там, правда, удобства в конце коридора. Но в этих стенах есть потрясающее ощущение любви, если хотите — электричества, разлитого в воздухе. Довелось мне однажды побывать в огромном лодочном ангаре, где зимуют яхты. Все эти яхтсмены, во времена зимней стужи перебирающие снасти и паруса своих яхт — люди, абсолютно больные из-за льда, сковавшего их водоёмы. Зимой эти люди ждут не дождутся свежего ветра и чистой воды…

Так вот, здесь, в лётной школе, всё очень похоже. Эти фотографии на стенах, генерал Маннергейм, лётчики-инструкторы, лыжники, лётчики-курсанты… Эти фотографии зафиксировали большой кусок жизни нескольких поколений людей, влюблённых в небо. В общем, ещё успеете пожить в дорогих гостиницах. А в финской лётной школе 35-го года постройки — вряд ли.

…Уже уезжая из Ямиярви, замечаю — сбоку от дороги каток укатывает асфальт… велосипедных дорожек! То есть коммуна Ямиярви решилась теперь, после появления здесь трубы, не просто заасфальтировать дорогу к аэродрому, но и спрофилировала и начала асфальтировать велосипедные дорожки, появляющиеся в любом более или менее людном месте в Финляндии. Определенно, Ямиярви готовится к наплыву туристов.

*   *   *

УУСИКАУПУНКИ

Не скрою, встречи с Уусикаупунки я ждал с определенным трепетом. Дело в том, что ровно 10 лет назад, летом 1996 года, я приехал в портовый финский город Пори на печать первого номера журнала «Лыжные гонки». Целую неделю журнал печатался в типографии, а я целую неделю шатался по городу. И надо же было случиться такому совпадению, что именно в эти сроки в Пори проходил джазовый фестиваль. Делать мне было нечего, и я шлялся среди кораблей по причалам, бродил по набережным среди яхт и катеров, прислонялся к тем или иным временным эстрадам, понастроенным на набережных Пори в огромном количестве, и слушал...


Сигнальная керосиновая лампа, болтающаяся на растяжке мачты небольшого парусного шлюпа. Как 100 и 200 лет назад...
Сигнальная керосиновая лампа, болтающаяся на растяжке мачты небольшого парусного шлюпа. Как 100 и 200 лет назад...Иван Исаев
Возле каких-то эстрад была пара десятков слушателей, возле каких-то — пара сотен. Город был наполнен, напоен джазом до краёв, до самых… Я слушал джаз… С моря дул ветер, яхты задумчиво качали своими мачтами, в воздухе было разлито густое молоко задумчивой, иногда, казалось, даже плачущей музыки, а я слушал, слушал, слушал, переходя от эстрады к эстраде… Каждое утро я ходил как на работу в типографию, смотрел на новые отпечатанные тетрадки журнала, а потом снова уходил в порт, к яхтам, к джазу, к морскому ветру…

Быть может, с той поры море у меня связано в памяти с джазом?..

*   *   *

В Уусикаупунки  джазового фестиваля не случилось (странно, правда?:) ). Но яхты всё так же качали своими мачтами в прибрежных водах, а в воздухе… Ну вы поняли, да?

Хотите верьте, хотите нет, но в этом городе море настигнет вас повсюду. Вы можете не ходить в порт, вы можете не смотреть на корабли и яхты (неужели такой среди вас и вправду найдётся?), но вы наткнётесь на здоровенный морской якорь, отслуживший свой срок на море, и доживающий свой век в гостиничном дворе. Вы заходите в магазин, а в витринах обнаруживаете причудливое сплетение морских канатов. Вы открываете дверь городского ресторанчика, укрытого в глубине городских кварталов, поднимаетесь с чашкой кофе на веранду и вдруг обнаруживаете, что веранда смотрит точно на море. В этом городе вам не скрыться от моря никуда.

...Утром за завтраком знакомлюсь с финном. Он архитектор, живёт под Куопио, сюда приехал специально на семинар, посвящённый старому городу Уусикаупунки. Оказалось, весь старый город сделан из дерева, и все постройки старого города датированы XVII-м веком. Представляете? Целый деревянный город, сохранившийся сквозь 4 столетия! И это — в местах высокой влажности, на берегу моря…

— А как же наш отель, — спрашиваю я, — ведь он каменный?

— О да, — отвечает мне собеседник. — Это одно из немногих каменных зданий в старой части города, построенных значительно позже. Это здание сооружено в начале прошлого века и изначально было зданием банка. И лишь в 60-е годы оно было выкуплено предками нынешних владельцев и переоборудовано под отель.

Времени — в обрез, надо покататься в трубе, надо успеть собраться и уехать в Паймио — последнюю трубу в этом затянувшемся моём путешествии, но не совершить прогулку по городу после услышанного я уже не могу. Я иду по улицам, брожу среди деревянных зданий XVII века, и не перестаю удивляться тому, что в этом портовом городе с его вечно незамерзающим морем сохранился сквозь века не дом, не два, а целый город! И в этом городе, в этих деревянных домах по-прежнему живут люди…

Лодкам и яхтам тесно у причалов Уусикаупунки.
Лодкам и яхтам тесно у причалов Уусикаупунки.Иван Исаев
Все эти деревянные дома XVII века — обитаемы, в них живут люди. Характерной особенностью архитектуры этих домов являются узкие окошки, расположенные под скатами крыш и пускающие свет в мансардные помещения зданий.
Все эти деревянные дома XVII века — обитаемы, в них живут люди. Характерной особенностью архитектуры этих домов являются узкие окошки, расположенные под скатами крыш и пускающие свет в мансардные помещения зданий.Иван Исаев
В какой бы дом, какой бы двор вы не зашли в этом городе, следы моря в виде старого якоря, отслужившего свой век гребного винта или макета маяка вас найдут повсюду.
В какой бы дом, какой бы двор вы не зашли в этом городе, следы моря в виде старого якоря, отслужившего свой век гребного винта или макета маяка вас найдут повсюду.Иван Исаев

Впрочем, есть в этом городе, кроме яхт, моря и старых деревянных домов кое-что, ради чего мы сюда и заехали — лыжная труба. Но тут я должен признаться, что если в Ямиярви тот прямоугольник, что лежит в основе тамошней конструкции, с огромной натяжкой можно было и назвать трубою, то здешнюю конструкцию я вообще никак назвать не берусь. Это две сочленённые… трапеции? Не знаю. Впрочем, схема тоннеля у вас перед глазами (см. на следующем развороте). Сооружение представляет собою два помещения, замкнутых в кольцо длиною в 1000 метров: в одном — асфальтовая лента шириной в 4 метра, в другом — собственно снежная труба шириною в 5 метров. Оба помещения предназначены для передвижения по кругу, никакого встречного потока. Впрочем, на 5 метрах ширины особо и не разгуляешься. Справа — классическая лыжня, под коньковый стиль остаётся около 4 метров (возможно, даже чуть меньше). Езда — своеобразная. Конечно, четырёх метров ширины для конькового стиля хватает, но в притирочку. Если кто-то обгоняет сзади, надо сложить лыжи параллельно и встать в классическую колею, по-другому тебя уже никак не обогнать. Кроме того, нужно внимательно следить за каждым своим движением, потому что если тебя чуть качнёт в сторону, тут не сделаешь шаг влево-вправо, как в Вуокатти или Ямиярви, здесь тебя жёстко встретит стена. В общем, этот тоннель породил специфические ощущения. Но рельеф приятный, и не надо через каждые 300 или 600 метров разворачиваться вокруг своей оси на 180 градусов — это несомненный плюс.

Маури Конту (Mauri Kontu), генеральный директор компании «Vahterus» — производителя холодильного оборудования. Маури — депутат местного парламента, инициатор строительства «Vahterus ring» в Уусикаупунки.
Маури Конту (Mauri Kontu), генеральный директор компании «Vahterus» — производителя холодильного оборудования. Маури — депутат местного парламента, инициатор строительства «Vahterus ring» в Уусикаупунки.Иван Исаев
Через два часа знакомлюсь с Маури Конту (Mauri Kontu), генеральным директором компании «Vahterus» — производителя холодильного оборудования. Маури — депутат местного парламента, инициатор строительства «Vahterus ring».

— Всё началось с Вуокатти, рассказывает Маури. — Когда после строительства первой лыжной трубы в Финляндии прошло несколько лет, стало понятно, что лыжный тоннель дал хороший импульс развитию этого региона. Я стал думать, как получить для «Vahterus» заказ на поставку оборудования для каких-то будущих тоннелей, потому что было очевидно, что скоро они начнут строиться и в других местах в Финляндии. Надо было как-то себя рекламировать, надо было как-то предугадать наших возможных будущих заказчиков. Пытаясь их «вычислить», я постепенно пришёл к выводу, что надо строить такой тоннель самим в Уусикаупунки. У нас здесь плохие зимние условия — снег лежит только 1 — 2 месяца в году, сказывается дыхание океана. Кроме того, и весной, и осенью, и зимой много сырых, слякотных, промозглых дней. Так родилась идея попытаться «убить двух зайцев» и построить сооружение, которое будет работать и зимой, и летом. А город у нас по финским меркам большой, здесь много туристов, так что можно было рассчитывать на успех.

— Вам удалось получить помощь ЕЭС?

— Смеётесь? Уусикаупунки по финским меркам — преуспевающий город, фешенебельный морской курорт, здесь очень высокий уровень жизни. С какой стати ЕЭС стало бы помогать нам? Мы же не Ямиярви и не Вуокатти…

Но нам удалось получить помощь от финского правительства — оно оплатило 30 процентов общей стоимости строительства. Остальное — частные инвесторы.

— А почему этот комплекс называется именем вашей компании? Вы поставили для него бесплатное холодильное оборудование?

— Во-первых, не забывайте, что мы были инициаторами строительства этого тоннеля. Во-вторых, оборудование мы поставили не бесплатное, но с очень большой скидкой, практически по себестоимости. Это позволило сильно снизить общую стоимость строительства. Но я должен заметить, что мы не оказались в накладе, мы получили очень хорошую рекламу. Я даже и представить себе не мог, что в связи с этим названием («Vahterus ring») нашу компанию будут так часто упоминать в Финляндии в различных газетах, журналах и по телевидению. Рекламный эффект превзошёл все наши самые смелые ожидания. Так что я надеюсь, что эта реклама не пропадёт даром, и мы получим в будущем новые заказы. И, кстати, я бы попросил вас отметить особо — при строительстве «Vahterus ring» были применены уникальные энергосберегающие и охлаждающие технологии, которые не применялись до сих пор при строительстве ни одной трубы. Мы готовы поделиться этими технологиями с возможными будущими заказчиками из России.

Эта схема даёт наглядное представление о  конструкции тоннеля в Уусикаупунки. 4-метровой ширины тоннель с асфальтовым покрытием сочленяется с 5-метровой ширины тоннелем с искусственным снегом.
Эта схема даёт наглядное представление о конструкции тоннеля в Уусикаупунки. 4-метровой ширины тоннель с асфальтовым покрытием сочленяется с 5-метровой ширины тоннелем с искусственным снегом.Иван Исаев
У трубы с односторонним движением, несомненным козырем которой является отсутствие необходимости крутиться вокруг своей оси через каждые 600 метров, почему-то появился этот вот совершенно ненужный разворот на 180 градусов. Тоже — несомненная и досадная ошибка проектировщиков.
У трубы с односторонним движением, несомненным козырем которой является отсутствие необходимости крутиться вокруг своей оси через каждые 600 метров, почему-то появился этот вот совершенно ненужный разворот на 180 градусов. Тоже — несомненная и досадная ошибка проектировщиков.Иван Исаев
Как видите, асфальтовому тоннелю не страшен солнечный свет, поэтому в этой трубе много окон и много естественного дневного света. Вдоль стены проложен поручень для не очень уверенно чувствующих себя начинающих роллеров.
Как видите, асфальтовому тоннелю не страшен солнечный свет, поэтому в этой трубе много окон и много естественного дневного света. Вдоль стены проложен поручень для не очень уверенно чувствующих себя начинающих роллеров.Иван Исаев

— Через сколько лет этот проект окупит себя?

— Не возьмусь сказать точно. Но за первый год существования «Vahterus ring» его посетило 25.000 человек. Это неплохой показатель, и мы надеемся, что через несколько лет наши акционеры начнут получать в этом проекте прибыль. Но поверьте, даже не эта прибыль во всей этой истории — главное. У нас более 350 частных акционеров — владельцев коттеджей, отелей, ресторанов, магазинов, яхтклубов, туристических бюро, бензоколонок и пр. — все вкладывали понемногу, и все получают дивиденды уже сегодня в виде новых туристов, покупателей, клиентов.

— Сколько стоило сооружение этого комплекса?

— 3 миллиона евро. 900.000 внесло правительство Финляндии, остальное — частные инвесторы. Входной билет — 12 евро. Вы сами можете умножить 12 евро на 25.000 посещений для того, чтобы понять, сколько денег мы заработали в первый же год существования комплекса.

*   *   *

Что ж, покатавшись в трубе и побеседовав с Маури, самое время садиться в машину и перебираться в Паймио — конечную точку моего путешествия. Но напоследок хочу поделиться с вами своим открытием. Знаете, где расположен самый большой в мире архипелаг?*** Вы думаете — в Океании? Нет, на западном побережье Финляндии! Можете себе представить — более 20.000 островов?! Это целая страна, целый мир, целый космос! Какие-то из этих островов связывают мосты, какие-то — паромные переправы. Местные туристические бюро предложат вам велосипедный, мотороллерный, автомобильный или теплоходный тур по островам. Вы можете купить однодневный тур, двухдневный с ночёвкой на одном из островов, трёхдневный и даже недельный тур! Во время недельного тура теплоходик уходит к самой дальней линии островов, выступающих далеко в море. Во время этого путешествия вы будете останавливаться в самых разных гостиницах, посетите маяки, некоторые из которых построены в XIX и даже в XVIII веке!

Мальчишки всегда остаются мальчишками, даже если на причал обрушиваются пятиметровой высоты волны.
Мальчишки всегда остаются мальчишками, даже если на причал обрушиваются пятиметровой высоты волны.Reuters
Мы перепечатываем эту иллюстрацию из путеводителя по Уусикаупунки для того, чтобы вы могли представить себе, сколь огромен архипелаг, располагающийся на юго-западе Финляндии. Это здесь между островами налажены паромные переправы, на которых курсируют многочисленные катера и теплоходики строго по расписанию, как электрички или автобусы. Это здесь между крупными островами построены мосты. Это здесь весь архипелаг можно запросто объехать на автомобиле, мотоцикле или велосипеде, останавливаясь всё в новых и новых гостиницах и посещая всё новые и новые маяки. Кстати, при некоторых маяках открыты музеи, рестораны и даже гостиницы. Переночевать на маяке на острове, выступающем далеко в море – согласитесь, такая возможность может представиться не так уж часто в жизни.
Мы перепечатываем эту иллюстрацию из путеводителя по Уусикаупунки для того, чтобы вы могли представить себе, сколь огромен архипелаг, располагающийся на юго-западе Финляндии. Это здесь между островами налажены паромные переправы, на которых курсируют многочисленные катера и теплоходики строго по расписанию, как электрички или автобусы. Это здесь между крупными островами построены мосты. Это здесь весь архипелаг можно запросто объехать на автомобиле, мотоцикле или велосипеде, останавливаясь всё в новых и новых гостиницах и посещая всё новые и новые маяки. Кстати, при некоторых маяках открыты музеи, рестораны и даже гостиницы. Переночевать на маяке на острове, выступающем далеко в море – согласитесь, такая возможность может представиться не так уж часто в жизни.из путеводителя по Уусикаупунки

Какие-то из этих островов обитаемы, там есть жилые дома, гостиницы, магазины, рестораны, дороги, паромные переправы с соседними островами. Какие-то — необитаемы. Говорят, здесь запросто можно купить себе небольшой остров, построить на нём жилище и уединиться от всего мира. Именно так и сделала известная финская писательница****, уже в зрелом возрасте купившая себе на архипелаге остров и построившая на высокой скале дом. Теперь она ночью видит вспышки расположенного далеко в море маяка, около её окон всегда летают чайки, и когда она распахивает окно, в лицо ей всегда бьёт волна свежего морского ветра.

-----

*** Архипелаг — группа островов, расположенных недалеко друг от друга и имеющих одинаковое происхождение.

**** Сейчас, когда я пишу эти строки, я никак не могу разыскать роскошный путеводитель по Турку и ближайшим к нему городам, где рассказано об этой писательнице. Из-за этого я, увы, не могу назвать её имя и фамилию.

И, знаете что? Я, кажется, уже догадываюсь, как мы с семьёй проведём следующий наш отпуск. Наверное, мы приедем в Уусикаупунки, покатаемся в трубе, вдосталь побродим по городу и его причалам и набережным, и махнём-ка мы потом в недельный тур по островам на местном теплоходике. Этот свежий морской ветер в лицо, эти чайки, эти старые маяки и отели на перекрестье всех ветров… Это хочется испытать, через это хочется пройти хоть раз в жизни.
А уж оттуда — в Вуокатти…

*   *   *

ПАЙМИО

…Автобан Е18 Турку — Хельсинки. Многополосное движение, разрешённая скорость — 120 км в час. Для Финляндии 120 км в час — это очень много, это очень хороший автобан, по которому ежеминутно проносится множество машин. Поток — огромен, и именно на этом потоке (точнее, чуть в стороне от него) притулился пятый тоннель Финляндии, конечная точка моего путешествия — Паймио.

Просторный зал в самом начале тоннеля.
Просторный зал в самом начале тоннеля.Иван Исаев

Паймио - Мекка картингистов.
Паймио - Мекка картингистов.Иван Исаев


Если быть внимательным и не спешить, тоннель можно увидеть прямо с автобана. Сворачиваем направо, ещё раз направо, и оказываемся около трубы. Это самый свежий, самый молодой тоннель Финляндии. Внутри ещё только идёт отделка, душевые с половиной туалетов не работают, кафе — не функционирует, официальное открытие тоннеля — через две недели, но в трубе уже можно кататься! Труба, так же как и в Уусикаупунки — кольцевая, с той только разницей, что первые и последние 100 метров объединены в общее пространство, разделённое опорными колоннами. Так что получился даже как бы небольшой просторный зал. Длина круга — 700 метров, ширина — 6, движение — одностороннее. 

Как видите, ширина трубы в Паймио на метр больше, чем в Уусикаупунки. И это сразу чувствуется. Мало того, что тоннель в Паймио оказался единственным тоннелем, где были нарезаны две параллельные лыжни для классики, так и коньковым ходом здесь было двигаться значительно удобнее, просторнее. 

Как всегда, я спешу найти владельца тоннеля или, по крайней мере, хотя бы инициатора строительства. И очень быстро его нахожу. Им оказывается довольно молодой человек — Тимо Кантола (Timo Kantola), владелец отеля «Valtatie 1», расположившегося неподалёку. В этом отеле как раз и останавливаются все лыжники, приезжающие покататься в Паймио.

Мы садимся с Тимо в его ресторане за отдельный столик, и он рассказывает мне свою историю и историю строительства трубы в Паймио.

— Я купил этот отель несколько лет назад на сбережения, доставшиеся мне от родителей. Он очень выгодно расположен — на одном из самых крупных автобанов Финляндии, в 28 километрах от Турку, в 138 — от Хельсинки. В отеле неплохая загрузка, но, сами понимаете — всегда хочется большего. Я стал думать, что тут можно предпринять, и понял, что нам нужен тоннель — пример Вуокатти вполне наглядно показал, как лыжный тоннель влияет на заполняемость коттеджных посёлков и гостиниц. К тому времени я уже знал, что совсем неподалёку — в Уусикаупунки и в Ямиярви — тоже собираются построить такие тоннели. Но мы расположены лучше (Тимо хитро улыбается и поднимает указательный палец вверх), мы ближе всех к Хельсинки. От Хельсинки по автобану к нам чуть больше часа езды. Сюда удобно приехать покататься на выходные, сюда можно приехать на неделю, да хоть бы даже и на одну тренировку. В общем, пока у нас самое лучшее расположение в Финляндии.

К вечеру на площадке перед отелем «Valtatie 1» стало тесно от полноприводных авто, оборудованных каким-то фантастическим количеством фар, направленным вперёд, в стороны, даже назад. Через два часа стало понятно - именно отсюда, от отеля, будет дан старт ночному автоориентированию.
К вечеру на площадке перед отелем «Valtatie 1» стало тесно от полноприводных авто, оборудованных каким-то фантастическим количеством фар, направленным вперёд, в стороны, даже назад. Через два часа стало понятно - именно отсюда, от отеля, будет дан старт ночному автоориентированию.Иван Исаев
Тимо Кантола (Timo Kantola) — владелец отеля «Valtatie 1» и один из инициаторов строительства лыжного тоннеля в Паймио. Тимо не случайно держит в руках газету, которая является одним из акционеров проекта.
Тимо Кантола (Timo Kantola) — владелец отеля «Valtatie 1» и один из инициаторов строительства лыжного тоннеля в Паймио. Тимо не случайно держит в руках газету, которая является одним из акционеров проекта.Иван Исаев

— Почему пока?

— Потому что тоннели будут строиться и дальше, и совершенно точно когда-нибудь кто-нибудь построит трубу прямо в Хельсинки или в непосредственной близости от города. Но пока мы ближайшие, пока мы выиграли темп, и я всерьёз рассчитываю, что в ближайшие годы благодаря тоннелю заполняемость отеля возрастёт.

— Вы думаете, в Финляндии будут строить тоннели и дальше?

— А вы думаете нет?

— ?!!

— Знаете, отец рассказывал мне, что в шестидесятых годах прошлого века, когда в Тампере был построен первый крытый ледовый каток, в Финляндии развернулась бурная дискуссия о том, нужны ли такие сооружения в нашей стране. Финляндия — страна тысяч озёр, в ней прекрасный естественный лёд, игра в хоккей у финнов всегда ассоциировалась с морозцем, свежим воздухом. И вдруг — под крышу...
Но сейчас в Финляндии крытых ледовых катков — что-то около 220, и вы знаете — никто не играет на льду озёр! Звучит убедительно?

— Вполне.

— Теперь смотрите дальше. В начале века все плавали в открытой воде. Сейчас практически уже не плавают. Сколько сейчас в Финляндии построено плавательных бассейнов? Думаю, уже никто и не сосчитает, потому что они есть в любом, даже самом маленьком городке или посёлке. 

— Полагаете, со временем лыжных тоннелей будет всё больше и больше? 

— А чем, с точки зрения сложности строительства и суммы затрат лыжный тоннель отличается от ледового дворца? Да, в общем, ничем. И там, и там крытое сооружение. И там и там — холодильное оборудование. Пожалуй, построить крытый каток будет даже посложнее. Я не удивлюсь, если лет через 20 в Финляндии будет несколько десятков лыжных туннелей, а через полвека, как ледовых катков — две с половиной сотни.

— Это правда, что именно вы были инициатором строительства трубы в Паймио?

— Отчасти. Вообще-то инициатором был Тапани Рахконен (Tapani Rahkonen). Но он не бизнесмен, он лыжник, и он даже не понимал, с какой стороны подступиться к реализации этого проекта. Я же сразу решил, что его надо поддержать, потому что понял — это шанс увеличить загрузку отеля. Так мы и шли везде вдвоём — он очень эмоционально рассказывал, насколько лучше станет лыжникам после появления трубы, я же с цифрами в руках доказывал, что труба изменит экономическую ситуацию в нашем городе в лучшую сторону. Вдвоём у нас получалось неплохо (Тимо снова хитровато улыбается).

Где-то бредят морем, где-то — самолётами, а здесь, в Паймио, бредят моторами...
Где-то бредят морем, где-то — самолётами, а здесь, в Паймио, бредят моторами...Иван Исаев
Взрослые приезжают со своими детьми, и, как самые настоящие мальчишки, ковыряются в моторах, покрышках, подвесках. В каждом таком микроавтобусе помещается настоящая мастерская по ремонту и обслуживанию картов.
Взрослые приезжают со своими детьми, и, как самые настоящие мальчишки, ковыряются в моторах, покрышках, подвесках. В каждом таком микроавтобусе помещается настоящая мастерская по ремонту и обслуживанию картов.Иван Исаев

— Во что вам обошлось строительство трубы?

— 2,9 миллиона евро. Но нам очень сильно помогли строительная компания и медиахолдинг — без их помощи стоимость строительства была бы больше.

— Кто ваши акционеры и сколько их?

— Главный акционер — коммуна Паймио, она вложила в этот проект около 300.000 евро. 50.000 — местный банк. Медиахолдинг из Турку вложил 50.000, но, что гораздо важнее, этот холдинг обеспечил массированную рекламу проекта в своих газетах, журналах и по телевидению, что позволило нам привлечь очень многих других инвесторов. Именно после начала этой рекламной кампании одним из наших партнёров стала строительная компания, предоставившая материалы, технику и рабочую силу со значительными скидками. Всего же у нас около двух сотен акционеров.

— Вам удалось получить помощь от ЕЭС? Например, в Вуокатти ЕЭС покрыло 50 процентов стоимости строительства трубы.

— Нет, что вы. По финским меркам Паймио — один из самых благополучных регионов страны, мы расположены совсем рядом от столицы, рассчитывать на помощь правительства или ЕЭС нам не приходилось. 

— А какова лично ваша доля в проекте?

— Секрет (Тимо в который раз привычно хитровато улыбается). Могу лишь сказать вам, что она невелика. Но я, пожалуй, оказался в самом большом выигрыше во всей этой истории, потому что, вложив в этот проект относительно небольшие деньги, я получил непосредственно возле своего отеля спортивное сооружение, которое как магнит теперь  тянет ко мне всё новых и новых постояльцев. Как видите, я не зря убил два года на всю эту историю.

В отеле есть уютный 17-метровый бассейн.
В отеле есть уютный 17-метровый бассейн.Иван Исаев
В отеле несколько бань — обычная сауна, баня по-чёрному, и прекрасный 17-метровый бассейн.
В отеле несколько бань — обычная сауна, баня по-чёрному, и прекрасный 17-метровый бассейн.Иван Исаев

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

Что ж, теперь, когда мы посетили все пять лыжных тоннелей Финляндии, самое время попытаться понять, что из увиденного может оказаться полезным нам в России, а что — нет. Проехав по всем этим пяти адресам, отчётливо видишь главные ошибки, совершённые строителями при сооружении того или иного типа тоннеля. Удивительно то, что ошибки эти чаще всего — очень простого, очевидного свойства. Тем не менее, люди их совершили. Согласитесь, было бы глупо нам в России, если вдруг найдётся регион, компания, которая возьмётся за строительство такого тоннеля, повторять их. Итак:

КОНДЕНСАТ

В трёх местах из пяти (Паймио, Уусикаупунки и Ямиярви) владельцы тоннелей столкнулись с неожиданной, по-видимому, для них проблемой. Во всех этих трёх местах стены и крыша тоннелей собраны из теплоизоляционных сэндвич-панелей. Привело это к тому, что на стыках этих панелей возникает точка росы, откуда на трассу всё время капает конденсатная влага. Естественно, упав на снег, капли конденсата превращаются в лёд. Очень скоро под каждым из таких стыков возникает неприятная для лыжника ледяная дорожка. Если снег не фрезовать ретраком каждый день, такая дорожка превращается в заметный ледяной бугорок-бруствер. Конечно, появляется такая дорожка далеко не под каждым стыком панелей, но при этом таких дорожек на трассе довольно много. Значит, если строить тоннель из сэндвич-панелей (видимо, такая технология позволяет прилично сэкономить при строительстве), нужно обязательно предвидеть эту проблему и добиться её решения ещё на стадии проектирования.

ОКНА
Вы себе не представляете, как же приятно было кататься в трубе в Ямиярви! Примерно через каждые десять метров в стене — окно, пропускающее дневной свет. Сама по себе атмосфера, настроение от катания в такой трубе, наполненной дневным светом — непередаваемы. Вместе с тем, катаясь в Уусикаупунки и в Паймио, я заметил, что там окна… закрыты листами фанеры! Присмотревшись, понял, что окна в этих двух тоннелях оказались обращены на солнечную сторону. Конечно, пустить солнечный лучик в трубу очень соблазнительно, но, как оказалось, летний солнечный лучик не только приносит с собою в тоннель свет, он беспощадно выжигает снег и сделать с этим ничего невозможно! Вот когда я вспомнил, как же удачно расположен тоннель в Ямиярви — там труба проложена таким образом, что солнце, вставая на востоке и садясь на западе, всё время светит в глухую стенку тоннеля. Та же сторона, в которой расположены окна, сориентирована на местности таким образом, что солнце не заглядывает в эти окна никогда. Неужели в Ямиярви просчитали этот эффект от солнечных лучей и специально расположили таким образом трубу, а в Уусикаупунки и в Паймио понаделали окон так, как им заблагорассудилось?

ПРОФИЛЬ ТРАССЫ
Не раз и не два приходилось слышать в Вуокатти о том, что 400-метровый тягун, расположившийся в средней части тоннеля, всё-таки сложен для летнего катания. Очень может быть, что элитные лыжники его и не замечают, но от лыжников-любителей уровня первых сотен марафонов «Worldloppet» слышать об этом приходилось не раз. Что уж говорить о просто гуляющих! В этом смысле профиль тоннеля в Паймио, например, или в Леппавирте выглядит куда более щадящим.

ПЛЮСЫ И МИНУСЫ
Что лучшее можно взять в каждом из пяти увиденных мною тоннелей?

ВУОКАТТИ
+ Самая большая на сегодняшний день длина тоннеля — 1.150 метров в один конец, отсутствие конденсата, и по сей день неплохая ширина тоннеля в 8 метров.

 Мрачные бетонные стены, отсутствие удобных разворотных петель в начале и конце тоннеля, стартового зала для возможных спортивных праздников, отсутствие в трубе естественного дневного света.

ЛЕППЯВИРТА
+ Огромный подземный зал с просторной 12-метровой ширины галереей, позволяющий проводить любые лыжные праздники, отсутствие конденсата, наличие дорожек для кёрлинга.

 Очень короткий круг, на котором, к тому же, надо совершить большое количество разворотов на 180 градусов, отсутствие естественного дневного освещения.

ЯМИЯРВИ
+ Единственная труба с естественным дневным освещением, зал для спортивных праздников в начале трубы, «тёплые» балки деревянных перекрытий, создающие очень приятную психологическую атмосферу; дорожки для кёрлинга.
Небольшая длина (650 метров), конденсатный лёд на лыжне, неудачно спроектированная разворотная петля в конце тоннеля (сделана в конце спуска, так что каждый раз приходится искусственно гасить скорость, вставая в «плуг»), не самые удобные часы работы (с 12-00 до 17-00).

УУСИКАУПУНКИ
+ Кольцевая трасса, не имеющая разворотов, вторая после Вуокатти длина круга (1.000 метров), расположение в интересном морском курортном городе, дорожки для кёрлинга;
Конденсатная влага, нелепый (несмотря на кольцевую конструкцию) разворот на 180 градусов, которого совершенно точно можно было избежать на стадии проектирования, самый узкий тоннель (5 метров), окна… заколоченные фанерой.

ПАЙМИО
+ Просторный стартово-финишный зал, кольцевое движение, возможность из-за ширины (6 метров) нарезать две классические лыжни параллельно.
Конденсатная влага, небольшая длина круга (700 метров), окна… заколоченные фанерой.

ИДЕАЛЬНАЯ ТРУБА
Сегодня, определенно, мир уже накопил некоторый, пусть самый начальный опыт строительства такого рода сооружений, и у каждого из ныне построенных тоннелей можно взять лучшее, непременно пойдя дальше. Как должна выглядеть современная лыжная труба? Полагаю, она должна быть длиной не менее двух с половиной километров, чтобы в два конца круг получился в 5 километров. Она обязательно должна быть предназначена для двустороннего движения, потому что опыт Уусикаупунки и Паймио показывает — катание в узкой трубе в одном направлении сильно давит на психику, нужно создавать более широкие, более развёрнутые пространства. 

Опыт Паймио показывает: две колеи для классического хода в одном направлении — очень хороший аргумент. Когда есть две колеи для классики, появляется место и для неспешных любителей, и для продвинутых гонщиков, которым есть где их обогнать. И тем и другим в трубе становится комфортно. В Вуокатти — оптимальная ширина трубы при наличии только одной классической колеи в одном направлении. Значит, если делать по две колеи в каждом направлении, труба должна иметь ширину 10, а лучше 11  или даже 12 метров. 

У современной лыжной трубы обязательно должен быть просторный стартовый зал для проведения спортивных праздников, а в конце трубы — разворотная петля. У современной трубы обязательно должны быть дорожки для кёрлинга, ибо сделать их «заодно» с трубой — совсем несложно, а у организаторов появляется мощный аргумент для культивирования ещё одного вида спорта (если хотите, даже и не спорта, а вида досуга). Кстати, и для более быстрой окупаемости проекта это тоже не самый последний аргумент.

Современную трубу нужно прокладывать таким образом, чтобы одна из её сторон никогда не видела солнца, и именно с этой стороны в стене трубы нужно делать окна. 

Наконец, на современную трубу надо нанизать, как бусы на нитку, многочисленные бутики и рестораны — все эти семейные рестораны для неспешных обедов и ужинов, ресторанчики быстрого обслуживания, магазины спортивных принадлежностей, бутики модной одежды, сувенирные лавки, турбюро и пр. и пр. и пр. должны иметь огромные, от пола до потолка окна, выходящие в трубу. Лыжники должны в такой трубе проплывать перед глазами посетителей подобно аквариумным рыбкам. 

Когда я поделился этой своей идеей с Аркадием Николаевичем Далевичем, генеральным директором инвестиционно-девелоперской компании «Ностальгия», отвечающей за освоение зоны отдыха «Битца», и предполагающей строить в ближайшем будущем здесь торгово-развлекательный комплекс, у него даже глаза загорелись.

— Представляете, у вашего торгового комплекса может появиться изюминка, какой нет ни у одного такого рода комплекса в мире!

Аркадий Николаевич очень загорелся этой идеей.
Впрочем, проблема обустройства и сохранения столь любимой москвичами «Битцы» — это отдельная тема для разговора, а пока вернёмся в Финляндию.

Этим летом я встречался с Веса Пекка Сарпарантой —  инициатором строительства самого первого лыжного тоннеля в Вуокатти, отошедшего ныне от всяких дел. Даже не верится: Веса Пекка сейчас — самый настоящий финский пенсионер. Впрочем, это обстоятельство не мешает ему продолжать генерировать самые неожиданные и смелые идеи (см. статью «Яма» в «Л.С.» №31). Я рассказал ему, каким мне видится современный лыжный тоннель.

—  У вас, у молодых, ясный ум и свежий взгляд на жизнь, — Веса Пека улыбнулся. — Сегодня я тоже построил бы лыжный тоннель по-другому. Во-первых, я точно запустил бы какой-то участок тоннеля вдоль шоссе и сделал бы на этом участке большие окна, чтобы всем с шоссе было видно, что в нём происходит. А во-вторых, ваша идея про бутики и рестораны, «нанизанные» на трубу, очень привлекательна, у нас они, действительно, оказались расположенными как бы в стороне. Но мы были первыми и, согласитесь, Вуокатти и сегодня, восемь лет спустя, остаётся лидером. Полагаю, нам есть чем гордиться. 

Что правда, то правда. Впрочем, Вуокатти будет оставаться лидером, в Вуокатти будут ехать зарубежные лыжники со всего мира до тех самых пор, пока кто-то где-то не предложит более интересные условия: более протяжённый круг, дневной свет в тоннеле, две лыжни для «классики» вместо одной, более широкую, а значит, и более комфортную и дружелюбную в психологическом смысле конструкцию  и т.д. и т.п. Как только в мире появится такая труба, основной поток лыжников переключится туда, сомневаться не приходится. 

Не хочется заниматься разглагольствованиями на тему — когда первая такая труба появится в России. Помнится, именно об этом я писал восемь лет назад в «Л.С.» №9. С тех пор в Финляндии эти трубы стали расти как грибы после дождя, а у нас воз и ныне там. 

Впрочем, есть и у нас обнадёживающие примеры. За восемь лет, прошедших со времени той публикации, в России построено как минимум несколько полноценных лыжных стадионов — в подмосковном Красногорске, в Ханты-Мансийске, в Дёмине, строится в Сыктывкаре. Наверное, когда-нибудь кто-нибудь где-нибудь поймёт, что если ты хочешь быть лидером, без трубы не обойтись.


Иван ИСАЕВ,
большой любитель летнего катания в лыжных тоннелях Финляндии.
Москва — Леппавирта — Вуокатти — Уусикаупунки — Паймио — Москва,
июль 2006 г.






ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

…А знаете, я тут глянул в окно, увидел, какое на улице солнце, и вдруг осознал: а ведь лето снова не за горами. Значит, будем надеяться, не за горами и отпуск. Две, а может быть, даже три недели! Наверное, я снова загружу в машину большой лыжный чехол с двумя парами коньковых и двумя парами классических лыж. Кроме того — маунтинбайк, две пары лыжероллеров (коньковые и классические), естественно, не забуду я и про две пары кроссовок, а также плавки с плавательными очками. Дочка, как пить дать, уговорит взять коньки — будем кататься под открытым небом на самом настоящем летнем льду всей семьёй. Мы поедем… 

Вы думали — в Вуокатти? Нет, ребята, есть, есть места поближе.
Дёмино! Там такие же роскошные коттеджи, как и в Финляндии. Там — изумительный ресторан над Волгой, где так хорошо проститься на веранде с угасающим днём, наблюдая, как солнце гасит свои лучи в водах Волги. Как же надоело по двое суток пилить до Финляндии! Зачем, если до Дёмино — пять часов неспешной езды на машине по живописнейшей дороге через Дмитров, Талдом, Спас-Угол, Калязин, Углич, Новое Село?.. Зачем, если в Дёмино есть Волга, есть прекрасная лыжероллерная трасса, есть замечательные имитационные круги, посыпанные опилками, есть искусственный лёд и есть…
Ах, как же хочется написать «…и есть великолепная, лучшая в мире лыжная труба». 

Но трубы пока нет. Нет пока трубы в Дёмино! И куда в таком случае  ехать — двое суток в Вуокатти, чтобы кататься там всё-таки на лыжах в трубе, или пять часов в Дёмино, чтобы дочка могла здесь кататься на своих любимых коньках под открытым небом? Но если послушаться дочку, то что тогда прикажете делать в этом Дёмино мне?

Всё мозги с этим Дёмино — наперекосяк...



Иван Исаев 2138 25.01.2017
0   0 0