• О журнале "Лыжный спорт"

Лыжные батальоны в Великой Отечественной войне

Опубликовано: Журнал №67

Блажен, кто предков с чистым сердцем чтит
Иоганн Вольфганг Гёте


ПРЕДИСЛОВИЕ
Представленный материал малоизвестен в истории лыжного спорта страны. Автор, к сожалению, вынужден ограничиться только теми «зарисовками» эпизодов, которые им обнаружены.

Генерал-лейтенант А. Платонов пишет: «В войне Советского Союза с фашистской Германией решался вопрос о жизни или смерти Советского государства. Ввиду чрезвычайного положения и в целях быстрой мобилизации сил народов СССР для отпора врагу 30 июня 1941 года был создан Государственный Комитет Обороны (ГКО) под председательством И. В. Сталина.

К 10 июля противник ввёл в действие на советско-германском фронте уже 182 дивизии. Все они были в основном укомплектованы, и в каждой насчитывалось по 16–16,5 тысяч человек. В то же время на наших действующих фронтах более половины дивизий не имело штатной укомплектованности, а если точнее, то она составляла менее 50%. В среднем на всей линии фронта противник превосходил наши войска по численности людей в дивизиях примерно в 1,4 раза, а по количеству самолётов — ​в 2 раза. Причём на некоторых направлениях численное превосходство авиации противника было более чем четырехкратным. Своими крупнейшими задачами противник считал необходимость овладеть Ленинградом, Москвой и создать условия для завоевания всех южных регионов страны.

К первым числам декабря враг располагался в 25 км северо-западнее Москвы и пытался прорвать оборону наших войск в районе Лобни, Крюкова, Дедовска. Ленинград находился в блокаде.

Понимая, что военные действия могут принять затяжной характер и будут проходить в условиях зимы, часто в лесистой местности, ГКО постановлением № 680 сс от 15.09.41 принимает решение «об укомплектовании лыжных батальонов», для чего следует:

Провести отбор лыжников:
а) из постоянно состава (начальствующего и рядового) пехотных, кавалерийских, инженерных, связи и миномётных военных училищ и курсов усовершенствования командного состава этих специальностей;
б) из наземных войск, не входящих в состав действующей армии, за исключением артиллерии и бронетанковых частей;
в) из работников милиции.

Обязать ЦК ВЛКСМ отобрать к 25 сентября с. г. в распоряжение командующих войсками округов (по указанию НКО) 50.000 комсомольцев из числа хорошо подготовленных лыжников.

Обязать Военные советы округов и обкомы партии принять непосредственное участие в работе комсомольских организаций по отбору в лыжные батальоны.

Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин.

Полковник Казанкин ставит боевую задачу.
Полковник Казанкин ставит боевую задачу.из архива автора

ГКО предлагает сформировать запасные лыжные полки из юношей 1922 г. р. в Архангельском, Московском, Уральском, Приволжском и Сибирском военных округах. Подготовка личного состава перед отправкой на фронт шла в различных городах. Так, уральские ЛБ готовились в Кургане, Челябинске, Свердловске, Перми. Не пустовали также Казань, Киров, Златоуст, Томск. В качестве лучшего примера предварительной подготовки рассматривались ЛБ на базе 21-й запасной стрелковой бригады в Челябинске. Здесь, в военном лагере, находившемся в посёлке Шершни, отбор и обучение в ЛБ проводился более тщательно, чем, например, в стрелковой части. В первую очередь принимались спортсмены, сибиряки-­охотники, значкисты ГТО и крепкие ребята, умеющие ходить на лыжах, переносить ночные зимовки в морозных условиях, знавшие, как самостоятельно построить из веток деревьев в снегу для себя «лежбище». Начали подготовку ещё загодя, до выпадения снега. Лыжню «торили», настелив солому. Обучались стрельбе, рукопашному бою, изучали элементы светомаскировки. С выпадением снега приступали к обучению личного состава ходьбе и боевым действиям на лыжах. Проводили практические занятия с ночёвками в лесу, а также 3–5-дневными переходами по 30–40 км с полной выкладкой. Обучение было рассчитано на 5 месяцев. Проверку готовности от командования Красной Армией осуществлял легендарный герой Гражданской войны маршал К. Е. Ворошилов. Он на лыжах принимал участие в тактических занятиях обучающихся.

С этой базы зимой 1941–42 гг. ушли на фронт около 50 ЛБ, 50 бригад и маршевые роты общей численностью около 50 тысяч человек. Большая часть их погибла или пропала без вести.

Следует помнить, что обстановка на фронте не всегда позволяла проводить предварительную подготовку, рассмотренную выше. Иногда она составляла всего 1–2 месяца, а порой и того меньше. Военные историки считают, что «в реальности было создано вряд ли более 300 ЛБ и какое-то количество маршевых рот». Отсюда, если штат ЛБ в среднем составлял 570 человек в каждом, то в ЛБ попало почти 170 тысяч человек. По численности — ​это 4 средние армии.

Лыжникам первой военной зимы выпала самая трудная и незавидная солдатская судьба. На фронте им достались одни из самых жарких боёв, но о них нам мало что известно. Надо учесть, что не всегда генерал вспоминал, что его дивизии ЛБ были «приданы». В последующих зимних кампаниях командование Красной Армией это учло, и ЛБ стали формироваться как самостоятельные части в составе стрелковых дивизий.

В разведке.
В разведке.из архива автора

ЭКИПИРОВКА БОЙЦОВ ЛБ И ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИХ ДЕЙСТВИЯХ

Рядовой боец С. А. Стяжкин 7-го ЛБ 283 лыжного полка, вое­вавшего под Москвой зимой 1941–42 годов, рассказывает: «Одели нас хорошо: ватная куртка, тёплое нижнее бельё, лыжи, кайло, лопата, маскировочные белые халаты. Я был пулемётчиком, и у меня ещё был ручной пулемёт. Как хочешь, так и таскай, тебе дали — ​вот и носи. Приходилось на себе тащить ручной пулемёт, автомат, вещмешок, сумку с гранатами (две противотанковые, две маленькие)».

Трудно представить, каково было передвигаться на лыжах с таким вооружением. Для этого требовались люди с хорошими физическими данными, обладавшие силой воли и твёрдым характером. Ведь даже спортсмену трудно двигаться по снежной целине, по бездорожью с полной боевой выкладкой, порой сутками без сна и отдыха.

Однако так экипировали не всех. Вот что вспоминает сибиряк А. А. Терещенко, воевавший в 117 ОЛБ 50-й армии генерала П. А. Белова. «У нас в батальоне имелись 3 роты. Первая была вооружена автоматами ППШ, вторая — ​винтовками с боезапасом от 3 до 9 патронов на каждого стрелка, третья — ​ополченцы без оружия. Им командир сказал: «Ваше оружие на поле брани».

ЛБ использовались для решения различных задач: проведения разведки боем или рейдов по вражеским тылам, часто ночью. Они были на острие атак во время попыток прорыва вражеской обороны, поэтому потери были колоссальные. Так, подчас к моменту расформирования в батальонах от 570 человек оставалось 40–80 бойцов.

Но есть информация и более удручающая: 269 ОЛБ, находившийся в распоряжении 22-й Ударной армии Северо-Западного фронта, 12 декабря 1941 года принял бой под Старой Русой в Новгородской области. После этого страшного боя за деревню Чёрная от батальона в 900 бойцов остались 18 человек. Похоронки семьям погибших высылались редко, документы по учёту личного состава часто терялись вместе со штабами. Например, из сорока четырёх ЛБ, попавших на Волховский фронт в декабре 1941 — ​марте 1942 года, в ЦАМО имеются данные всего по двум ЛБ.

Финские лыжники во время передвижения в противогазах. Оснащение финнов, равно как и уровень лыжной подготовки существенно превосходили уровень советских солдат.
Финские лыжники во время передвижения в противогазах. Оснащение финнов, равно как и уровень лыжной подготовки существенно превосходили уровень советских солдат.из архива автора

НАСТУПЛЕНИЕ

Утром 05.12.41 г. в войска Калининского, Западного и Юго-Западного фронтов поступил приказ: «Приготовиться к общему наступлению». Начиналась битва за Москву и другие города страны. Вот первые шаги 1-го ОЛБ 1-й Ударной армии: 12.12 — ​освобождён Солнечногорск, 15.12 — ​Клин. 15–16.12 10-й ОЛБ, двигаясь всю ночь и пройдя 90 км по тылам врага, вышел к окраинам Твери и напал на аэродром противника. Для фашистов это было настолько внезапно, что они не успели даже поднять в воздух ни одного самолёта.

Всего в декабре в состав действующих фронтов вошло 84 ЛБ, а в январе 1942 г. ещё 77.

Поражение немцев под Москвой означало не только крах плана «молниеносной войны», но и провал всех стратегических планов противника. Эта победа убедила красноармейцев в том, что мы можем побеждать врага, и наша вера в конечную победу ещё более укрепилась.

ЛБ продолжали идти на  фронт. Читая заметки маршала А. И. Ерёменко «В начале войны», узнаём, что 67-й и 66-й ОЛБ по дороге к месту назначения прибыли с потерей лыж. 67-й ОЛБ сломал 500 пар, а 66-й — ​280 пар. В приказе от 04.01.42 г. о причинах утери инвентаря говорится: «Совершённый ЛБ марш из района ст. Сходня (под Москвой) до места сосредоточения проходил неорганизованно. Дисциплина марша не соблюдалась, люди и подразделения перемешались. Кухня отстала. Предоставленные сами себе бойцы и даже командиры самостоятельно цеплялись и садились на мимо проходившие машины, ломали, теряли и меняли на табак ценное государственное имущество — ​лыжи». По результатам расследования 07.01.42 г. командир 67-го ОЛБ старший лейтенант А. Д. Лотов был приговорён к высшей мере наказания. Комиссар 67-го ОЛБ был предан суду военного трибунала, командование 66-го ОЛБ отделалось понижением в должности.

После показательного наказания в кратчайшие сроки батальоны получили лыжи и новых командиров. В результате 76-й ОЛБ прошёл с боями до Витебска, а 66-й ОЛБ — ​до Суража (45 км от Витебска), пройдя с боями около 400–500 км.
Начиная с 10.01.42 г. новая волна наступления продолжилась. Был взят Волоколамск, и 1-я Ударная армия пошла на прорыв в направлении Шаховской. Вот как вспоминал об этом маршал Г. К. Жуков: «Был введён кавалерийский корпус И. А. Плиева с пятью ЛБ». Мороз был крепкий, свыше 30 градусов. Лыжники освободили Елизарово, Шубино и другие населённые пункты. Цель наступления — ​захват г. Вязьмы. Противник на этом направлении действовал подчас успешно. Воевавший здесь 117 ОЛБ пересёк Минское шоссе и неожиданно столкнулся с несколькими немецкими ЛБ, которые активно действовали и вне дорог. Немецкие лыжники были опасным противником для прорвавшихся через шоссе наших групп кавалеристов и лыжников.

Об этом эпизоде вспоминает рядовой боец 7-го ЛБ 283 лыжного полка кировчанин С. А. Стяжкин: «Те были умнее нас, хитрее нас, они нас мутузили здорово. Пусть никто не говорит, что у немцев не было лыжников. Но у немцев был недостаток: они не привыкли к русскому морозу. С наших убитых бойцов они снимали валенки, шапки».

Он же вспоминает и о финских ЛБ. «У нас была сформирована десантная лыжная бригада, которая воевала на Северо-Западном фронте. Финны превосходили нас во всём. Он подъедет к ёлке, у него крепления были жёсткие — ​Rottefella, он лыжи снял, раз, и там наверху, «чих», спрыгнул с ёлки на лыжи и растаял. Наши лыжники не могли даже сравниться с ними (как небо от земли)».

А вот какое дополнение о финнах делает политрук разведывательной роты 191-го ЛБ С. М. Столяров, воевавший на Северо-Западном фронте: «Самым опасным для нас, лыжников-разведчиков, была встреча с «кукушками» (это финские снайперы, сидящие на деревьях). Приходилось встречать снайперов-женщин, прикованных к стволам деревьев. В феврале 1942 г. в районе реки Свирь наша группа наткнулась на таких снайперов-«кукушек». Один наш боец был убит, девять разведчиков ранено. Среди них был и я. После лечения в госпитале направлен в родную отдельную разведку на должность командира и победно дошёл до Кенигсберга».

Не могу не упомянуть ещё об одном сюжете из рассказа кировчанина С. А. Стяжкина. «В первую зиму были и заградотряды. Мы отбивали посёлок Ленинский. Был приказ: стоять на месте и ни шагу назад! Мороз был большой. У нас все челюсти смёрзлись. Командир повёл нас в землянку погреться. А там заградотряд, два пулемёта: «Стоять на месте, командир, ко мне!» Командир подошёл. Говорит, пошёл обогревать бойцов. Что за разговор был дальше — ​этого я не знаю, но отогреться разрешили. Ещё шаг и они бы нас двумя пулемётами расстреляли. Надо же отогреть солдат, мы не отступали, не бежали. Считаю, что в заградотрядах не было необходимости, это было жестоко».

В январе 1943 г. многие ЛБ участвовали в прорыве блокады Ленинграда, затем в разгроме немецко-фашистских захватчиков под Сталинградом (февраль 1943 г.), освобождали Новгород — ​14.01–01.02.44 г., другие города страны.
ЛБ внесли неоценимый вклад в победу над фашистской Германией. Роль ЛБ в годы ВОВ достойно определил маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский: «ЛБ Советской Армии сыграли заметную роль в разгроме врага, особенно на первых этапах войны. Действуя смело, решительно, умело, они совершали на полях сражений настоящие подвиги. Мы с благодарностью будем всегда вспоминать лихую «снежную кавалерию» времён ВОВ».

Напутствие бойцам ЛБ.
Напутствие бойцам ЛБ.из архива автора

ЛЫЖНЫЕ ОМСБОНЫ

В самом начале войны ГКО поручил НКВД развернуть разведывательную, диверсионную и боевую деятельность в тылу вражеских войск. Эти конкретные цели были определены отдельной мотострелковой бригаде особого назначения (ОМСБОН).

В основном бригада была укомплектована чекистами — ​слушателями высших пограничной и центральной школ НКВД, ведущими спортсменами «Динамо» и других спортивных обществ, студентами Московского государственного института физкультуры. У входа на московский стадион «Динамо» сохранилась мемориальная доска, где высечены строки: «Здесь, на стадионе «Динамо», в суровые дни Великой Отечественной войны 27 июня 1941 года из спортсменов-добровольцев были сформированы первые отряды Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН), героические сражавшиеся на фронтах и в тылу врага…»

По велению долга и зову сердца стекались сюда выдающиеся спортсмены страны, представители разных видов спорта: легкоатлеты-бегуны, метатели диска, борцы, боксёры, лыжники, альпинисты, гребцы и многие другие.

«Крещение» эти отряды получили в боях при обороне Москвы. В начале декабря перед отрядом автоматчиков под командованием лейтенанта Павла Клочкова, одного из лучших довоенных лыжников «Динамо», была поставлена задача: ночью незаметно подобраться на лыжах к позициям врага и завязать бой, чтобы отвлечь его от готовящегося главного удара. Скрытно подойдя к позициям фашистов, они забросали окопы и блиндажи противника гранатами, уничтожили огневые точки, расстреляли из автоматов десятки метавшихся в панике фашистов. Противник не сразу понял, какими силами атакуют наши войска. Тем более что вскоре к лыжникам присоединились и другие наши подразделения. И они не подвели. К утру Крюково полностью было освобождено, и тем самым ликвидирован один из крупных узлов обороны фашистов.

Бессмертный подвиг совершили лыжники 2-го ОМСБОНа, во главе которого стоял старший лейтенант Кирилл Захарович Лазнюк. Бойцы этого подразделения были не только хорошими лыжниками, но и владели искусством рукопашного боя. Речь идёт о январской операции 1942 г. в деревне Хлудово, находившейся в 26 км от железнодорожного узла в Сухиничах (райцентра Калужской области).

В Хлудово находился мощный огневой рубеж противника. Лазнюк отобрал отряд из 25 бойцов и поставил им следующую задачу: занять Хлудово и удерживать до подхода наших основных сил. Незаметно подобравшись с тыла, отряд занял позицию на краю деревни и залёг. Сначала были беззвучно сняты часовые, затем малыми группами бойцы стали пробираться в деревню. Когда все вышли на исходные позиции, раздался сигнал к атаке. Везде слышались взрывы гранат и автоматные очереди: в избах, где фашисты расположились на ночлег, в штабе гарнизона; также были подорваны немецкие танки и орудия. В панике противник не сразу понял, что такой переполох учинил совсем небольшой отряд советских бойцов.

Ряды лыжников постепенно редели. Был тяжело ранен Лазнюк. Его вынесли с поля боя два бойца отряда Е. А. Ануфриев и А. П. Кругляков. Бой затянулся до утра. Боеприпасы у лыжников были на исходе. Красноармеец А. Х. Паперник понял, что почти все его товарищи погибли. Он сам был ранен, но продолжал стрелять по врагу до последнего патрона. Он не сдался немцам, пытавшимся во чтобы то ни стало захватить его живым. Поднявшись во весь рост, он подпустил врага поближе и, сорвав чеку, взорвал в своих руках последнюю гранату, прихватив с собой «на тот свет» ещё несколько врагов. В этом бою лыжники Лазнюка уничтожили более ста фашистских солдат и офицеров.

В живых осталось три человека: командир отряда и вынесшие его с поля боя два бойца. 1 апреля на них были составлены наградные листы. 9 июня 1942 г. приказом по войскам Западного фронта 22 воина-лыжника из числа погибших и ст. лейтенант К. З. Лазнюк были награждены Орденами Ленина. Ануфриев и Кругляков были удостоены Орденов Красного Знамени.

21 июня 1942 г. красноармейцу Л. Х. Папернику посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.

Существовал и специальный разведывательно-диверсионный отряд «Ходоки», который с марта 1942 г. по сентябрь 1944 г. действовал как партизанский отряд им. Ф. Э. Дзержинского на территории Орловской, Житомирской, Черниговской, Гомельской, Брестской областей, а также в Польше.

Настоящими бойцами зарекомендовали себя и девушки, сражавшиеся в отрядах ОМСБОН. Их было более пятисот. Не раз опускались под куполом парашюта на занятую врагом территорию известные до войны парашютистки А. Соболева, Л. Потанина, З. Первушина. Во время войны в тыл врага было заброшено более 200 отрядов и групп ОМСБОН. Одни из них быстро разрастались и превращались в крупные партизанские отряды, другие, выполнив задания, возвращались через линию фронта.

У автора статьи есть предположение, что лучшая лыжница страны 1937–1941 гг. Любовь Кулакова тоже принадлежит к героям данной заметки. Она как разведчица выполняла немало заданий в смоленских лесах. И всегда проявляла бесстрашие и стойкость. «Снежную королеву» любили, старались уберечь. Но не смогли.
Дерзкие операции, рейды в тыл не давали фашистам свободно вздохнуть на земле, куда они пришли непрошенными гостями.

Лыжный батальон выдвигается на передовую в ходе битвы за Москву.
Лыжный батальон выдвигается на передовую в ходе битвы за Москву.из архива автора

ОЛЕННО-ЛЫЖНЫЕ БРИГАДЫ

Информацией из данной «зарисовки» автор статьи обязан журналисту С. Выдрину, проживающему в Республике Коми. Он 9 мая 2014 года опубликовал в местной прессе заметку под названием «Рогатые батальоны». С. Выдрин рассказывает о подвиге тундровиков-каюров, уроженцев Ненецкого округа и Республики Коми в годы Великой Отечественной войны.

В октябре 1941 г. Архангельский обком ВКП(б) обратился в Ставку Верховного Главнокомандования с предложением использовать северных оленей для организации транспортных перевозок. 20 ноября 1941 г. ГКО решил этот вопрос, постановив поставить в армию 10.000 голов ездовых оленей с соответствующим количеством каюров, нарт, инвентаря и упряжи. Через два дня директивой Архангельского военного округа было приказано: к 1 января 1942 г. призвать из Ненецкого округа 600 каюров и поставить 6.000 голов оленей, 200 штук нарт. В приказе говорилось: «Каюров направить в исправной одежде и обуви. Обеспечить продовольствием и фуражом до пункта назначения». В сжатые сроки окружные власти и комиссариат организовали отправку семи оленно-транспортных эшелонов. Уходила на фронт целая армия из 7.000 оленей.
Для них спешно изготавливались упряжь и нарты. Ездовых обученных быков мобилизовали из всех колхозов. Работница Ареева из колхоза им В. П. Вучейского впоследствии вспоминала: «Из колхоза взяли 400 ездовых быков. Многие каюры уходили в армию, забирая своих личных оленей». На фронт уходили лучшие молодые пастухи — ​цвет тундровиков: комсомольцы, стахановцы, ударники. К каждому эшелону присоединили команду призывников в количестве 50–70 человек.

Лыжный батальон на марше.
Лыжный батальон на марше.из архива автора

В декабре 1941 г. караван двинулся по тундровым воргам на запад, в сторону Архангельска. Всё это происходило в тяжелейших условиях 50-градусных морозов по выбитым пастбищам. Везли с собой чумы, печки, продукты и одежду. За каждым стадом следовал ветеринарный отряд, подбиравший ослабших оленей. Падёж ездового быка, призванного в Красную Армию, по законам военного времени расценивался как вредительство со всеми вытекающими последствиями.

Оленно-лыжные бригады.
Оленно-лыжные бригады.из архива автора

Ветераны-оленеводы вспоминали, что двигались очень медленно, по 10–15 км в сутки. В феврале 1942 г. шумные обозы ненецких оленеводов прибыли в окрестности Архангельска. Наверное, многим горожанам запомнился марш по проспекту Павлина Виноградова упряжек с рогатыми красавцами в узде. Да и сами оленеводы в красивых малицах, подпоясанных широкими поясами, с роскошными медными украшениями, в тобаках с цветными подвязками, выглядели весьма впечатляюще.

В феврале-марте 1942 г. сформировали оленно-лыжные батальоны. Они состояли из уроженцев Ненецкого округа и Республики Коми. В начале марта, после четырёх недель подготовки, оленная армия прибыла на Карельский фронт, где её свели в две ударные бригады: 5-ю и 6-ю оленно-лыжные. Прибытие такого значительного подкрепления не могло не отразиться на планах советского командования. Незабываемое впечатление производило их появление на передовой. «Представляете себе, как с горы со скоростью мотоциклиста спускается человек в островерхой шапке и меховой малице. Он проносится мимо вас, на мгновение повернув к вам скуластое лицо… Это погонщик оленей, ненец, который пришёл со своими оленями за 3.000 км из Большеземельской тундры, чтобы воевать с немцами. Потом вы видите стадо оленей. Они запряжены в длинные высокие нарты. Олени здесь подвозят разведчиков, боеприпасы и увозят в тыл раненых», — ​так записал в военном дневнике известный писатель Евгений Петров.

В апреле 1942 г. проводилась крупная наступательная операция, в которой были задействованы 5-я и 6-я оленно-лыжные бригады. Они сразу оказались в тяжёлом положении. С сопок били немецкие пулемёты. Тихо падали скошенные очередями олени. Свидетель того боя ветфельдшер Фотий Чемаков вспоминал: «Помню, во время контрнаступления, когда на мурманских сопках шли кровопролитные бои, разразилась невиданной силы пурга. Все дороги стали непроходимыми. И лишь наши «вездеходы» — ​олешки могли шагать по таким снежным заносам. Тогда, спасая раненых, отличились оленеводы С. С. Рочев, И. Г. Пичков, С. А. Рочев».

От 6-й бригады тогда уцелело лишь несколько десятков бойцов, сумевших выйти из окружения. Чёрными воронами порхнули сотни похоронок по ненецким тундрам и посёлкам Нижнепечёрья. Оленьи упряжки спасли в тех жестоких боях не одну сотню жизней, но вывезти тысячи раненых им было не под силу.

В сентябре 1942 г. из остатков оленно-лыжных бригад сформировали 31-ю отдельную горнострелковую бригаду. Оленно-транспортные батальоны осуществляли транспортировку грузов и вооружения. Бригада предназначалась для внезапных рейдов в тыл противника, захвата опорных пунктов и «языков», уничтожения баз противника. В августе 1942 г. медалью «За боевые заслуги» отметили 27-летнего Якова Хатанзейского, уничтожившего из пулемёта до 30 гитлеровцев. Он стал одним из первых, награждённых в бригаде, ведь в начале войны медалями бойцов не баловали. Любимцем разведчиков был нарьянмарец Иван Кисляков, четырежды раненый в схватках — ​его грудь украшали 4 медали «За отвагу» и орден Красной Звезды.

Ветеран 31 бригады Иван Филатов вспоминает: «Помню, первое время немцы наши оленно-транспортные эшелоны не воспринимали всерьёз. А потом поняли, что здесь, в Заполярье, олень — ​это главный транспорт, помогающий доставлять оружие и снаряды в пункт назначения. Иногда, если нам нужно было незаметно в тыл врагу пробраться, мы надевали маскхалаты, цеплялись за оленя, и он бежал по снегу. Оленя видно, а нас — ​нет. Когда фашисты поняли, что олень на войне — ​это тоже боец, они начали их расстреливать».

Как только не называли наши фронтовые упряжки: «заполярная кавалерия», «снежные танки», «рогатые батальоны». Олени могут многое: вытащить подбитый самолёт, везти пушку-горняшку или десяток ящиков снарядов, эвакуировать раненых. Боец Николай Ледков вспоминал, как оленеводы берегли своих оленей, специально шили белые попоны для рейдов в тыл врага. Но к осени 1944 г. из семитысячного стада уцелело чуть более 1.000, остальные, как бойцы на фронте, сложили свои рогатые головы. Звёздным часом для оленьей армии стал 1944 г., когда проводилась операция по освобождению Карелии и Мурманской области. Десять воинов 31-й отдельной бригады, наших земляков, вернулись на свою малую родину со знаком высшей солдатской доблести — ​Орденами Славы. А для оленей война завершилась в январе 1944 года.

…Шёл июнь 1947 г. Страна потихоньку «оттаивала» от небывалых потрясений. В одном из колхозов оленеводы проводили подсчёт оленей, а ветеринары сосредоточились на прививочной кампании от копытных болезней. Работа была в самом разгаре, когда ненцы заметили на высокой сопке семь ездовых быков. Их вожака — ​высокого, стройного, в короне ветвистых рогов многие тундровики признали сразу. Это был он — ​Длинноногий. Ненцы недоуменно крутили головами. Почти шесть лет назад, в самом начале войны с фашистами, упряжка во главе с красавцем-быком была отправлена на фронт, в Карелию. Как солдаты-фронтовики, на сопке стояли семь оленей и смотрели влажными от счастья глазами на родные места. Они прошагали полторы тысячи километров, миновали десятки населённых пунктов и переправились через множество речек и ручьёв. Повинуясь многовековому инстинкту, шли и шли к родной тундре. Если бы они могли говорить, то рассказали бы опешившим оленеводам много интересного. Их вернулось всего-навсего семь из семи тысяч, ушедших на войну в конце 1941 г.

Видел ли кто-то из читающих эти строки, чтобы ненец плакал? Убеждён, что нет! Но обнаружив своих преданных друзей живыми, они вспомнили всех, кто не вернулся. И на глазах появились слёзы. Слёзы бесконечной любви и радости.

Вывоз раненых с помощью оленей с поля боя в Заполярье.
Вывоз раненых с помощью оленей с поля боя в Заполярье.из архива автора

ФРОНТОВЫЕ ЛЫЖИ

Для производства таких лыж был избран Кировский деревообрабатывающий комбинат (ДОК), на сегодня известный стране как Нововятский ДОК. Учитывая, что он никогда не выпускал такую продукцию, сюда была эвакуирована Петрозаводская лыжная фабрика вместе с рабочими и частью оборудования. Начало выпуска лыж было назначено на 15 октября 1941 года. В цехах Кировского ДОК работали в основном женщины и подростки. Мальчишки и девчонки 13, 14, 15 лет становились к станку наравне со взрослыми. Это был тяжёлый физический труд. Особенно для тех, кому приходилось работать на старых кировских станках с ручной подачей.

Ширина военных лыж составляла 80 мм (для сравнения: ширина беговых лыж — ​от 45 до 55 мм, охотничьих — ​120 мм). Крепления — ​петли, резинку наклеивали. Получали крепления уже готовыми. Причём их не красили, не делали никаких наклеек и знаков.

Были и специальные единичные заказы, требовавшие срочного изготовления и напряжения всех сил. Так, в январе 1943 г. пришлось изготовить 300 штук саней, загнутых с обеих сторон. Они нужны были фронту для передвижения «Катюш» в решающем наступлении под Сталинградом и другими городами. Аналогичные сани длиной около 1,5 м использовались для перевозки снарядов.

Когда шёл спецзаказ, все, в том числе и подростки, работали по 24–36 часов. За годы войны ДОК изготовил 350 тысяч пар лыж.

Ветераны комбината рассказали и об организации ремонта сломанных лыж и палок на фронте. Этим занимались специальные команды. Они добавляли недостающие части и специальным клеем соединяли их. Служили отремонтированные лыжи долго, как новые. Неспециалисту невозможно было определить место соединения. Выбрасывали лыжу только тогда, когда был сломан носок.

Георгий Алексеевич Смирнов 3712 09.05.2017
+4   0 +4.0000