• О журнале "Лыжный спорт"

Новости партнеров Skisport.ru: Открыта Австрийская лыжно-биатлонная Академия

Представляем вашему вниманию беседу специалистов Австрийской Лыжно-биатлонной Академии (Austrian Langlauf and Biathlon Academy) – Алескандры Тюличевой (Россия), Анны Шпрунг (Австрия) и одного из лучших тренеров по лыжным гонкам Тронда Нистада (Норвегия).

А.Т. Мы очень рады, что мировое сообщество приходит к тому, что обмен информацией должен был открытым, что в результате такого обмена нет «проигравших», нет «обворованных», каждый тренер раскрывает свой потенциал и потенциал спортсменов более полно, расширяя свой взгляд, анализируя подходы других специалистов. Это новый уровень профессионализма и новый уровень развития лыжных гонок и биатлона, это та самая «глобализация» со знаком «Плюс». Анна, скажи, мы знаем, что в Норвегии обмен опытом – явление уже обычное, как обстоит с этой практикой дело в Европе, в частности в Австрии?

А.Ш. Как раз в этом году Федерацией для укрепления позиций Австрии в биатлоне запущена такая программа - спортсмен со своим тренером могут посещать тренировки других команд, в Европе также пришли к тому, что на современном этапе такой механизм – оптимальный путь к развитию.

А.Т. В России наш Центр (Спортивный центр «Лидия»), наверное, первым стал оказывать услуги в таком формате – любой спортсмен может пройти у нас учебно-тренировочный курс, при этом он остаётся в своей команде, после повышения квалификации (по времени это обычно от нескольких дней до нескольких месяцев) он возвращается к тренировкам со своим наставником. Некоторые спортсмены приезжают со своими тренерами, что очень здорово – мы вместе не только обучаем и тренера, и спортсмена, но и совместно с тренером выстраиваем дальнейшую стратегию функционального развития атлета. Но не все тренеры благоприятно реагируют на обучение своего спортсмена в сторонней организации, даже несмотря на то, что после этого у него повышаются результаты, техническое мастерство выходит на совершенно другой уровень, тренеры частенько начинают «вставлять палки в колёса». Причём опасность перехода спортсмена к нам отсутствует – мы не государственная структура, обеспечить финансированием не сможем, то есть тут мы не конкуренты. Как в Австрии отнеслись тренеры к этой программе?

А.Ш. Точно так же - по-разному. Всем нужно разное время чтобы понять плюсы от такого сотрудничества. Например, пришедшие в начале программы лыжники и биатлонисты подтверждают результатами контрольных стартов правильность выбора. Но, как правило, квалифицированный тренер высокого уровня такое сотрудничество воспринимает как благо. Уровень разный, мышление разное.

А.Т. Тронд работает сейчас с тобой в Рамзау, ваши стили работы совпадают?

А.Ш. Да, мне повезло работать с Трондом, он очень тонко чувствует спортсменов. Можно сказать, что да, стили совпадают, для меня тоже основным в работе является настроиться на одну волну со спортсменом, «почувствовать» его изнутри – его настрой, самочувствие, проблемы. У Тронда нет стандартизированной схемы, он постоянно ищет, постоянно в творчестве, предлагая различные схемы тренировок, он ищет оптимальный вариант для каждого. Ведь все разные, всё очень индивидуально.

А.Т. Да, я понимаю о чем речь, я в работе тоже использую такой подход, это, наверное, называют тренерской интуицией. У меня часто спрашивают, как увидеть нюансы в технике, какой объём и в каких средствах нужно использовать. Это невозможно объяснить, по технике - надо понимать, куда смотреть, на конкретном спортсмене отделить «зерна от плевел» - что является причиной, а что только следствием ошибки. На начальном уровне всё достаточно стандартно, а вот уже у квалифицированных спортсменов – строго индивидуально, ни одного повторяющегося случая, как говорится «надо смотреть». По функциональной подготовке – ещё тоньше, нужно чувствовать спортсмена, да и фактически два года подряд я не использую одну и ту же схему подготовки, поступает новая информация, и всегда находятся методы эффективнее. Правда, есть часть непреклонных правил, о которых я всегда говорю тренерам – если их не нарушать, работа уже станет эффективной на уровне «базы», а дальше прирост эффективности безграничен, начинается творчество. Многие тренеры ждут, что найдут готовые рецепты пошагово, в лыжных гонках таких нет, а в биатлоне?

А.Ш. В биатлоне всё точно так же. Есть некие правила, а дальше тренер и спортсмен строят комбинации в зависимости от своего багажа знаний и опыта. Это как в дорожном движении – если соблюдаешь правила, точно сможешь двигаться вперед, но если при этом понимаешь точно, куда нужно попасть и знаешь массу дорог, которые ведут в эту точку, есть возможность выбрать оптимальный путь и придти в пункт назначения раньше других. Если свернул не туда и при этом имеешь в арсенале альтернативные пункты объезда – есть возможность всё исправить.  

А.Т. …ну а если правила нарушаются, то спортсмен после аварии списывается, приходит следующий, пока не найдётся крепкий, который с множеством нарушений всё-таки прорвётся к финишу… К сожалению, это реалии нашей системы в России. В связи с этим вопрос к Тронду – как обстоит дело в Норвегии со спортивным отбором?

Т.Н. В Норвегии фактически нет спортивного отбора… Мы готовим всех детей одинаково и считаем, талантливые на этом фоне сами выделятся в своё время. По ребенку очень сложно сразу понять его перспективы, из-за этого может случиться так, что тренер станет лучше тренировать спортсмена, которого он считает талантливым, но ошибается, а действительно талантливого будут тренировать «спустя рукава», и это не позволит раскрыть его потенциал. Нельзя в детском возрасте так сильно перераспределять внимание, должно всем доставаться поровну.

А.Т. Тронд, правда, что в Норвегии до 14 лет дети не участвуют в соревнованиях?

Т.Н. До 12 лет спортсменам фиксируют время, но не распределяют по местам. Это связано с сильной гетерохронностью в развитии, поэтому до 12 лет ребёнок сравнивает только свой результат со своим.

А.Т. А как дела обстоят с тренировочными средствами? И какова работа над техникой? Как вы балансируете между тем, чтобы и заложить техническое мастерство и вместе с тем не «забить» в ребенка слишком жесткую схему соревновательной техники, которая не будет вариативной в будущем?

Т.Н. Конечно, для детей мы используем максимально разнообразные средства из других видов спорта и уделяем внимание тому, чтобы эти упражнения выполнялись технически верно. Объём специальных средств не должен быть превалирующем, но в то же время с детства важно заложить правильное выполнения технических элементов лыжных ходов. Также очень важно научить детей постоянно думать о технике. Вообще, самый неэффективный способ обучения – когда дети катаются стометровку перед тренером, и он их постоянно корректирует, ребенок в этом случае подсознательно будет всегда ждать корректировки извне, если ее не поступает – не сохранит технику.  Для формирования привычки всегда думать о своих действиях мы ставим детей в пары и отправляем на круг, сначала тот, кто едет сзади, говорит ошибки впереди идущему, затем они меняются. Очень важно для осознания проговаривать двигательные действия .

А.Т. Да, я замечала, что и в Финляндии, и в Эстонии, где мы проводим очень много времени на сборах, дети очень техничны, видно, что уже с самого раннего возраста они знают про основные элементы – и про смещение, и про работу голени и таза, и про то, что на палки нужно прежде всего опираться, а потом уже толкаться. Заметно, что ни одно действие не выполняется бездумно, и качество гораздо важнее скорости. Тронд, а есть единая программа, по которой работали бы все спортивные школы Норвегии, это централизовано?

Т.Н. Да, координация и техника – стоят на важнейших позициях в лыжных гонках. Такую программу несколько раз пытались создать, но фактически сейчас этого не существует.

А.Т. Значит, детские тренеры прекрасно знают методику и не нарушают её в угоду результатам, к сожалению, в России координационно-техническая работа пока на очень низком уровне от детских школ до спорта высших достижений. Надеюсь, что наша Академия поможет компенсировать эти пробелы. Тронд, раз уж затронули вопрос технического мастерства – в мою команду «LD ski team international» да и просто на консультации по технике иногда приходят люди, занимавшиеся другими видами спорта. Они уже имеют определенные навыки, позы, если начинать ставить технику сразу, она никогда не будет качественной, эти моменты будут вылезать. В таких случаях я работаю с нервно-мышечными связями, разрушаю сложившиеся стереотипы, подбором нестандартных упражнений, часто противоположных действий тому, которое нужно устранить, «обнуляю» человека до состояния «чистого листа», а затем начинаю строить новые структуры. Каково ваше мнение?

Т.Н. Необязательно «обнулять» всё, в каждом виде спорта найдутся те навыки, которые мы сможем применить с пользой, можно делать на них акцент, и человек получит преимущество перед другими.

А.Т. Спасибо, ценный совет! Анна, вопрос к тебе, я по опыту знаю, что даже ветерану в преклонном возрасте можно «поставить» лыжную технику, больше времени займёт, чем у молодого, конечно, но цель достижима, а у тебя как обстоят дела в биатлоне с обучением людей с двигательным опытом, взрослых, ветеранов? Или успешное обучение в стрельбе – удел молодых?

А.Ш. Нет, также в любом возрасте можно научить стрелять, за пару месяцев обучения можно достичь хорошего уровня. Дальнейшее совмещение с психологическими моментами и физической нагрузкой – это другая история. Но возраст здесь точно не помеха.

А.Т. По физической подготовке тоже есть ряд вопросов, которыми мы задавались. Тронд, в России сейчас много говорят о беге по болотам, такое ощущение, что норвежцы по-другому не бегают? J

Т.Н. В Норвегии это традиция – каждое воскресенье кросс-поход на 3 часа по различной местности, раз в неделю мы бегаем по стадиону, но основная часть – это бег по мягкому грунту.

А.Т. Как интересно – бег по стадиону, в нашем понимании это для лыжников не свойственно.

Т.Н. Да, летом раз в неделю мы выходим на стадион. Стадион – это идеально стандартные условия для развития навыка распределять свои силы, на 17 кругов(3000 м) нужно себя разложить, не завысив темп изначально.

А.Т. А велосипед применяете?

Т.Н. Нет, совсем не применяем, час бега по воздействию, равен двум вело, просто нет времени…

А.Т. По силовой тоже есть спорный вопрос – мы в команде применяем систему блоков. Сперва мы занимаемся регуляцией нервной системы – налаживаем внутримышечную координацию, затем делаем гипертрофию, после чего снова работаем над регуляцией работы мышц , которые из-за гипертрофии поменяли несколько свою структуру, далее – блок на межмышечную координацию и применении «новой» силы в лыжном ходе. Раньше применяли метод, в котором эти качества развиваются параллельно.  Мне лично кажется блоковая система эффективнее. Что Вы скажете по этому поводу?

Т.Н. Я тоже пробовал в своей практике оба эти способа, тоже искал, но сейчас я работаю таким образом – смотрю, что на лыжне не хватает конкретному спортсмену, и мы делаем работу соответствующей направленности.

А.Т. Да, это на поверхности - так просто, но требует от тренера высокой квалификации точного видения! Тронд, в ноябре мы с командой опять будем здесь, в Рамзау, будем подниматься на 2700 м, может быть, какие-то нюансы, как работают норвежцы на высоте?

Т.Н. Общие положения таковы – это снижение объёма, через 5-6 дней можно использовать интервальные тренировки на уровне лактата 3 (прим. - в 3 зоне), но объём отрезков должен быть уменьшен в два раза.

А.Т. Тронд, спасибо большое за очень содержательную беседу, будем рады тебя видеть на тренировках нашей Академии и в ноябре. Ты дал сейчас некоторые советы моим спортсменам, и я  смогла почувствовать на себе, как полезно, когда другой тренер посмотрит на твоих учеников, совсем новые нюансы обнаружили, на которые мой взгляд уже «замылился», у меня сразу возникли идеи, как мы эту информацию применим в дальнейшем тренировочном процессе. Анна, поговорим теперь о разнице систем. В нашем Центре мы уже давно синтезировали подходы, много тренируемся в Европе и Скандинавии, поэтому отличий не много, а вот что касается системы спортшкол, государственной системы, фактической работы тренеров по лыжным гонкам на местах в России - разрыв колоссальный. Как дело обстоит с биатлоном? Как ты думаешь, есть всё-таки принципиальное отличие европейской и русской систем?

А.Ш. Как мы уже обсудили в самом начале, качественная работа тренера по биатлону невозможна без ментального понимания спортсмена, чуткого ощущения его психологии, с этой точки зрения даже физиологические изменения в организме на тренировке более предсказуемы, чем психологические. В России больше людей в группе, тренер не имеет физической возможности поддерживать контакт во время стрельбы с каждым, и это проблема.

А.Т. Можно ли сказать, что в Европейской системе работа идёт по схеме «спортсмен-тренер», а в российской «группа-тренер»

А.Ш. Да, именно так! Из-за этого организационного момента потенциал каждого спортсмена может быть раскрыт не полностью. Необходима индивидуальная работа. Именно это мы и будем обеспечивать в нашей Академии.

А.Т. Пройти курс в АLBA сможет как элитный спортсмен, так и любой желающий, увлеченный лыжным спортом и биатлоном. Нужно ли любителям работать с тренерами высшего уровня, есть же множество клубов в России и в Австрии, наверное, тоже обеспечивающих приятное времяпрепровождение на лыжах, где не очень высокие требования к тренерскому составу, как правило, тренеры там - это просто бывшие спортсмены без образования и опыта педагогической работы?

А.Ш. У каждого свой интерес. Кто-то просто хочет заплатить деньги, чтобы получить сервис и развлечение на лыжне. А есть и определенный контингент людей как в России, так и в Европе – думающих, интеллигентных, стремящихся к профессионализму в любой сфере своей деятельности, будь то работа или хобби. Мы занимаемся именно с такими людьми и предлагаем им высококвалифицированные тренировки, как и спортсменам высокого уровня.

А.Т. Да, несомненно, именно такие люди проходили обучение у нас в питерском Центре, и теперь мы можем предложить им новые возможности работы в лыжных гонках с лучшими специалистами, можем предложить биатлон. Не снизится ли пафос биатлона, если он станет доступным?

А.Ш. С лёгкой руки прессы биатлон возвели в элитный вид, на самом деле, я считаю правильным, чтобы биатлон стал доступным. Это вид спорта, который дарит незабываемые эмоции! Когда видишь, как горят глаза у ребят после тренировки, хочется чтобы как можно больше людей испытали эту радость!

А.Т. Многие сейчас посчитают, что проходить обучение в Академии будет стоить баснословных денег. Развеем эти сомнения?

А.Ш. Курс у нас будет обходиться дешевле, чем в некоторых российских любительских клубах или, если сравнивать с европейскими ценами, стоимость занятия сопоставима с тренировкой с обычным инструктором. Без сомнений, профессиональная работа должна достойно оплачиваться. Но по сравнению с некоторыми «псевдо-тренерами» наше сочетание ЦЕНА-КАЧЕСТВО обоснованно. Мы ценим время и деньги наших клиентов.

А.Т. Анна, все специалисты АLBA имеют высшее образование, насколько я знаю, ни в Европе, ни в Скандинавии невозможно занимать должность без соответствующей квалификации. Как строится процесс обучения кадров в Австрии? Есть ли тут заведение, типа наших училищ олимпийского резерва, после которого спортсмен выходит педагогом.

А.Ш. В Австрии есть учебные заведения, в которых могут обучаться спортсмены, но они получают обычную «гражданскую» профессию, не тренерскую. Чтобы получить тренерское образование нужно серьезно учиться в Университете, совмещать с тренировками такую учёбу вряд ли получится.

А.Т. Наверное, это очень большая проблема в России, когда действующий спортсмен параллельно учится на тренера, эффективность такой учёбы минимальна, поэтому у нас столько неграмотных тренеров.

А.Ш. В Австрии спортсмен без дополнительного образования может рассчитывать на должность инструктора с начинающими не больше.

А.Т. Вернёмся к нашей Академии. Можно ли сказать, что Австрийская Лыжно-биатлонная Академия - первый международный проект в своём роде? На базе АLBA открыты возможности для обмена опытом с такими профессионалами мирового масштаба как тренер норвежской сборной Тронд Нистад (лыжные гонки) и тренер Дарьи Домрачевой Альфред Эдер (биатлон),  на  учебно-тренировочные сборы в Академию может попасть профессиональный спортсмен из любой страны, но и что не менее важно – любой любитель. Это совершенно новый формат организации?

А.Ш. Да, всё верно, проект уникален. Мы постараемся сделать профессиональный спорт доступным для каждого.

А.Т. В нашем Центре, базирующемся в Санкт-Петербурге мы частично реализовали эти направления – спортсмены, неудовлетворенные уровнем своей подготовки, могут повысить мастерство, тренеры, имеющие вопросы – проконсультироваться, спортсмены-любители различного уровня, от начинающих до элитных марафонцев, тренироваться в команде с профессиональным подходом, включающей представителей как со всей России, так и из Евросоюза. Вообще специалисты Центра помимо хорошего образования уже давно опираются на международную коммуникацию, общение с коллегами, благодаря этому в Центр обращаются тренеры и спортсмены со всей России и иностранные граждане. Анна, ты в Рамзау, также занималась подобной деятельностью – оказывала помощь в подготовке как норвежским, венгерским, австрийским спортсменам, так и спортсменам-любителям из России, ты постоянно общаешься на международном уровне, 20 лет посвятила спорту, стала чемпионкой мира, для тебя уровень большого спорта, оказания услуг высокой квалификации – привычен. Объединив наши знания и опыт, надеюсь, мы сможем помочь многим спортсменам, как профессионалам, так и любителям достичь наивысших ступенек в спортивной карьере?

А.Ш. Да, конечно, тем более имея таких консультантов как Тронд и Альфред! Австрийская Лыжно-биатлонная Академия открыта! Следующий сбор уже в ноябре. Информация о сборе

 

   

   

    

0 1165 Андрей Краснов 12.09.2017 22:48
Рейтинг: 0 0 0

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.

Лыжные гонки (беговые лыжи) | Новые сообщения