Матвей Елисеев: "Елисеев: 95 место сразу выкинул из головы"

Для проводящего первый полноценный сезон в сборной России Матвея Елисеева эстафетное серебро стало первой наградой в Кубке мира. Свой этап москвич провёл почти безупречно и, не допустив ни одного промаха, укрепил завоёванное Антоном Шипулиным преимущество. Однако на четвёртом этапе сборная России упустила победу, и Елисеев с товарищами довольствовался серебром. После гонки с Елисеевым пообщался спецкор «Чемпионата» и расспросил о впечатлениях от первого в карьере сезона.

— Можете сравнить сегодняшний старт с первой в карьере эстафетой?

— Первая эстафетная гонка была… Ну, на то она и первая, волнение было слишком большим. Сегодня всё было намного проще. Отработал, в принципе, так, как мог. Только последний круг чуть-чуть недоработал. Самочувствие однозначно неоптимальное, но уже лучше, чем в Оберхофе. Там мне было совсем тяжело. Мы с Рикко обсуждали этот момент, и однозначного ответа нет. Наверное, там немного не подошла высота, там около 900 м. Здесь попроще. Вот этот промежуток между 1100 и 800 м, на нём я соревновался в первый раз, и было некомфортно.

— Что было самым трудным для вас в первом полноценном сезоне в сборной?

— Во-первых, трудно было просто сюда попасть, потом закрепиться. Это спорт высших достижений, где каждый шаг труден.

— Что почувствовали в тот момент, когда Свендсен обошёл Бабикова уже на стадионе?

— Я понимал, что Антон отработал сегодня на сто процентов, сделал всё, что смог, но такое бывает со всеми.
— А можете представить себя на одном из последних этапов уже в этом сезоне?

— В принципе я могу бегать любой этап. Первый для меня немножко не подходит, а остальные вполне комфортные. Даже первый этап побегу, если тренеры сочтут это нужным.

— А чем он плох?

— Слишком большая мясорубка на первом этапе, а это мне не очень подходит.

— Перед отбором в команду сильно волновались или в случае неудачи рассчитывали пробиться в команду по ходу сезона?

— Конечно, с первых этапов хотелось быть здесь, как и в прошлом году, но тогда не получилось, а в этом получилось. Вот и вся разница.

— А что ещё изменилось для вас с переходом в группу Рикко Гросса?

— Мне нравится работать с Гроссом, хотя каких-то кардинальных изменений не было. Мне нравится, общение между тренером и спортсменом, которое у нас установилось с Рикко.

— Вы достаточно крупный спортсмен и в подъёмах вам тяжелее, чем более лёгким соперникам. Не было мысли немного подсушиться?

— Когда я в хорошей форме я и на подъёмах не устаю. Главное грамотно подвести себя к основным стартам, где я мог бы использовать свои сильные стороны.

— В прошлом году вы были запасным на чемпионате мира. Тяжело наблюдать за праздником биатлона со стороны?

— Мне было очень трудно там находиться. Вроде бы шанс теоретически есть, но проходят гонка за гонкой, а шанс так и не появляется. Из-за этого я не смог нормально выступить и на последнем этапе Кубка мира, и на чемпионате России долго приходил в себя. Но полностью не сгорел, смог восстановиться и поверить в себя снова.

— После этого вы приняли окончательное решение поменять группу подготовки?

— Нет. У меня не было сразу стопроцентного решения. Только после окончания сезона, после того, как мы съездили на закатку, я пообщался с отцом, взвесил все за и против и принял решение. 
— Отец насколько большую роль играет в вашей подготовке. Часто прислушиваетесь к его советам?

— Когда он что-то хочет мне донести либо пишет по Интернету, либо звонит. Здесь нет никаких проблем. Иногда я на гонках так сильно устаю, что не могу воспринимать информацию от него, а иногда наоборот сам к нему тянусь. Чаще происходит второе, потому что мне важно мнение отца. Он меня хорошо знает и всегда готов помочь.

— Он общался с Гроссом лично?

— Да. Мне очень понравилось, что ещё до того, как я начал тренировочный процесс с Рикко, он мне написал и сказал, что у нас скоро будет встреча со всеми личными тренерами. Он пригласил на неё моего отца и плодотворно с ним побеседовал.

— Какие бы три сильные стороны вы назвали у Рикко Гросса, как у тренера?

— Он хороший тренер и больше нечего добавить. Мне больше всего нравится, что он всегда находит нужные слова. У каждого тренера своё видение подготовки и добиться результата можно разными путями, но главное, чтобы тренер убедил спортсмена в верности своего пути. В этом плане Гросс сильный тренер.

— Сегодня на пресс-конференции вы говорили на английском. Насколько легко даётся вам иностранный язык и стремитесь ли вы его улучшить?

— Специально с кем-то я не занимаюсь, но недавно я купил книжку, где один лист написан на английском, а следующая страница на русском — то же самое. Я успел прочитать десять страниц и мне надоело. В принципе для пресс-конференции мне хватает слов, но я не полностью могу выразить свои мысли.

— В общении с коллегами то же самое?

— Проблем не возникает с людьми, которые хотят меня понять, а если они не хотят меня понимать, то и вид сделают, что не понимают. В общении со спортсменами и тренерами биатлонной семьи у меня нет никаких проблем.

— 95 место в Оберхофе удалось быстро выбросить из головы?

— Там был такой ужасный день, что он сразу вылетел далеко и надолго и, надеюсь, никогда не вернётся. На следующее утро я уже проснулся свободным от всего этого.
— За месяц до чемпионата мира ощущаете уже его близость?

— Близость ещё не ощущается, но настрой самый серьёзный. На чемпионате мира хочу биться за самые высокие места, а пока всё идёт своим чередом.

— Есть ощущения, что наша команда стала сильнее, чем год назад?

— Не могу сказать, потому что меня не было здесь. Когда наблюдаешь со стороны, из команды с Кубка IBU, всё воспринимается по-другому. Сейчас я вижу ситуацию изнутри и стараюсь совершенствоваться.

Александр Круглов, "Чемпионат"
Фото: Андрей Иванов
1 2826 Елена Копылова 11.01.2017 20:19
Рейтинг: +1   0 +1.0000

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.

Держись, Матвей! Ты зеленоградец! Мы не сдаёмся! Колчин, Павел Константинович незабвенный, научал полвека назад
Ссылка Рейтинг: 0   0 0
Биатлон | Новые сообщения