• Татьяна Секридова

Один год Каминского

Опубликовано: Журнал №57

ЧТО УДАЛОСЬ СДЕЛАТЬ ЭТОМУ ЧЕЛОВЕКУ НА ПОСТУ ГЛАВНОГО ТРЕНЕРА СБОРНОЙ И ЧТО ЕМУ ЕЩЁ ТОЛЬКО ПРЕДСТОИТ СДЕЛАТЬ?

Уже менее пятисот дней остаётся до Олимпийских игр-2014 в Сочи и совсем немного — до стартующего 20 февраля в итальянском Валь ди Фиемме чемпионата мира по лыжным видам спорта. В прошлом году наша национальная сборная команда уже успела порадовать нас выходом на лидирующие позиции в мировом рейтинге мужских команд и отдельными успешными выступлениями гонщиков и гонщиц на этапах Кубка мира. Однако все мы с надеждой ждем настоящего возрождения былой славы отечественного лыжного спорта, ждём настоящих побед. И потому с большим воодушевлением год назад восприняли назначение на пост главного тренера национальных сборных команд России Юрия Михайловича Каминского — специалиста, чьи воспитанники на ванкуверской Олимпиаде стали настоящими триумфаторами. Хотя, нужно честно признать — хозяйство ему досталось архисложное и запущенное...

— Юрий Михайлович, скоро уже год, как вы работаете главным тренером национальной сборной команды. Как вам работается на этом посту? Есть чему радоваться, огорчаться?

— Честно говоря, все оказалось гораздо сложнее, чем я ожидал. Особенно в плане выполнения тех глобальных задач, которые я перед собой ставил. Возможно, конечно, потому они и тяжелые в выполнении, что глобальные... А по мелочам чего-то удалось добиться — например, в плане подготовки к Сочи мы провели хорошую экспериментальную работу. Хоть как-то сейчас налаживается система научно-медицинского обеспечения (НМО) в сборной команде. Надеюсь, что оно будет плодотворным...

— Что вы имеете в виду?

— Хочется выстроить четкую систему, которая существует в ведущих лыжных странах мира, где спортсмена поэтапно ведут, начиная с юношеского возраста (14–15 лет) и до того момента, когда он оказывается способен показывать высокие результаты в составе национальной сборной... Потому там и вырастают настоящие лыжные «звезды». А в России, к великому сожалению, обозначилась серьезнейшая проблема: у нас очень много хороших спортсменов среднего уровня и мало таких, которые способны показывать высочайшие результаты...

На трассе кросса — пятикратный чемпион мира среди юниоров Пётр Седов.
На трассе кросса — пятикратный чемпион мира среди юниоров Пётр Седов.Татьяна Вишняк

Здесь много причин, в том числе и организационных: отчасти это и недоверие специалистов друг к другу (имеется в виду цепочка детский тренер — тренер региональной команды — тренер юниорской, молодежной и основного состава сборной команды), из-за которого нет взаимодействия, но которое нам очень необходимо. А хотелось бы, чтобы мы больше обсуждали перспективных спортсменов. Может быть, сиюминутно это ничего бы не давало, но в будущем, на перспективу, окупалось бы с лихвой... Например, сейчас меня очень волнует судьба Сергея Устюгова. Свою претензию на звездность он уже обозначил в прошлом сезоне, став абсолютным победителем юниорского чемпионата мира. Это с одной стороны. А с другой, я знаю, что парнишка он непростой, и в его подготовке есть серьезные проблемы. И лично мне очень бы хотелось, чтобы он без лишних проблем влился в основную мировую элиту, как это сделали Колонья, Нортуг и его соотечественница Хейди Венг после своих юниорских триумфов. Все вышеперечисленные гонщики перешли во взрослый спорт легко и сразу же — на лидирующие позиции, на первые роли...

Для нас самая большая беда в том, что весь наш лыжный спорт «заточен» под юниорские и молодежные чемпионаты мира. Цель тренеров этих команд — успешное выступление на этих стартах, несмотря ни на что. И редко кто хочет думать о будущей судьбе своих воспитанников.

Сейчас в команде юниорок работает Валентин Дмитриевич Литвинцев. И вроде бы объемы тренировочной работы девчонки делают большие. Но все равно с той же Соболевой почему-то не произошло то же, что с Венг, которая на этапах Кубка мира уже занимает и призовые места, а Лена как была два года назад в третьем десятке, когда мы ее подключали к некоторым стартам Кубка мира, так на том же уровне и осталась, а в прошлом году была даже чуть хуже...

— Это, видимо, говорит о том, что в юниорском возрасте наши лыжники слишком форсируют подготовку ради сиюминутных результатов?

— Конечно! Подспудно, хочется им того или нет, но тренеры всё равно ориентируются на один старт в сезоне. Само по себе это уже нехорошо в юниорском возрасте. И самая большая проблема заключается в том, что тренерская зарплата напрямую зависит от этого результата. А также дополнительные гранты, стипендии и другие блага. На сегодня сложилась парадоксальная ситуация: тренеры молодежных команд у нас получают больше (причем значительно), чем некоторые старшие тренеры взрослых команд. По крайней мере, сейчас у нас таких двое (не буду называть фамилии).

Анна Медведева из Свердловской области (№21) выигрывает у москвички Евгении Фешиной (№19) по ходу кросса уже минуту.
Анна Медведева из Свердловской области (№21) выигрывает у москвички Евгении Фешиной (№19) по ходу кросса уже минуту.Татьяна Вишняк

— А это реально исправить?

— Пытаюсь. Для этого надо изменить систему поощрения тренеров. То есть премировать, давать гранты, повышать зарплаты не за сегодняшние результаты, а за завтрашние.

— Именно на этой идее основана очень престижная международная премия Сороса в образовании: учителя школ имеют возможность получать это вознаграждение, когда их ученики, закончив вузы, добиваются затем каких-то успехов в работе...

— Да, типа такого принципа. Тогда перспективных детей в юношеском и юниорском возрасте будут растить более бережно, будут закладывать основы для будущих высоких результатов. Хотя, я не могу сказать, что старший тренер юниорской команды Владимир Данилович Тимофеев не задумывается о будущем своих подопечных. Он как раз пытается опекать своих спортсменов и постоянно спрашивает, как чувствуют себя его бывшие питомцы в основном составе сборной команды страны. Он вроде бы понимает эту ситуацию. Но его понимание — это одно, а реальная составляющая — совсем другое.

Если сумеем переломить эту ситуацию, сразу же получим объединяющую основу какой-то системы выращивания сильных лыжников.

Еще одна беда — методическая работа тренеров в детских спортивных школах, также нацеленная на форсирование результатов юных лыжников. И если бы нам удалось добиться стимулирования работы тренеров по конечному результату — повернулась бы на этот результат и методика работы тренеров на местах. Они не стали бы слишком рано «выжимать» юных спортсменов, а начали бы целенаправленно закладывать базу на перспективу во взрослом спорте. Именно этой перспективы сегодня у нас никто не хочет видеть. Когда маячит перед глазами реальная медаль на юниорском или молодежном мировом первенстве и все блага за нее — зачем думать о долгосрочном результате? Тем более что вырастить взрослого спортсмена — труд куда более кропотливый и трудоемкий. Значит, и поощряться он должен куда более серьезно, чем сиюминутный результат. Ведь сколько у нас таких медалистов юниорского возраста! Только где они на взрослой лыжне? Увы, в ответ — тишина. Зато ведущие скандинавские страны, и особенно норвежцы, серьезно не заморачиваются на результатах своих юниоров на этих стартах. Я это четко понял по последнему первенству мира в Турции. Если только вдруг случается совсем провальное выступление — они чуть-чуть увеличивают свое внимание к молодежи, чтобы не падал уж совсем низко престиж страны. Я заметил, что, приехав туда, они даже не провели мало-мальски серьезной подготовки, хотя соревнования проводились в горных условиях. И бежали там буквально «с листа».

Вот бывают же в жизни удачи! Посмотрите на этот снимок Татьяны Вишняк. Как написала сама Татьяна на своей страничке в Фэйсбуке, снимок этот она сделала утром. От себя добавим — и строго против солнца (посмотрите на тени спортсменов). Асфальт у Татьяны получился — точно расплавленное олово или… белый-белый снег. Только скользят спортсмены по этому олову-снегу — на лыжероллерах.
Вот бывают же в жизни удачи! Посмотрите на этот снимок Татьяны Вишняк. Как написала сама Татьяна на своей страничке в Фэйсбуке, снимок этот она сделала утром. От себя добавим — и строго против солнца (посмотрите на тени спортсменов). Асфальт у Татьяны получился — точно расплавленное олово или… белый-белый снег. Только скользят спортсмены по этому олову-снегу — на лыжероллерах. Татьяна Вишняк

— Иными словами, они своих перспективных юных лыжников целенаправленно ведут на результат во взрослом возрасте?

— Да, конечно. Ведь хотим мы того или нет, нравится нам это или нет, но существует возрастная физиология, исходя из которой объемная аэробная тренировка не очень эффективна в большом количестве примерно до 20-22 лет (в зависимости от биологического возраста каждого отдельного спортсмена). С другой стороны, повышая объём любой работы, ты железно добиваешься результата.

— Вы сказали о том, что удалось провести экспериментальную подготовку к Олимпиаде в Сочи. Но непосредственно на трассы будущей Олимпиады в летне-осенний период, в отличие от биатлонистов, не ездили. Почему?

— Пока в этом не было никакого смысла. И я думаю, что биатлонисты поторопились. Ведь там всё ещё идет стройка, а это значит — много грязи, пыли и шума. И кусочек, на котором там сейчас можно тренироваться — не больше спринтерского круга в Дёмино. До тех пор, пока там не будет всё построено — нет никакого смысла туда ехать тренироваться.

А вот перед вами и автор верхнего снимка — сама Татьяна Вишняк в обнимку со старшим тренером спринтерской сборной Михаилом Талгатовичем Девятьяровым (слева) и главным тренером сборных команд России Юрием Михайловичем Каминским (справа).
А вот перед вами и автор верхнего снимка — сама Татьяна Вишняк в обнимку со старшим тренером спринтерской сборной Михаилом Талгатовичем Девятьяровым (слева) и главным тренером сборных команд России Юрием Михайловичем Каминским (справа). Татьяна Вишняк

— Что ещё вы могли бы зачислить себе в актив за год работы в должности главного тренера?

— Полагаю, удалось добиться объективного отношения ко всем спортсменам — как к тренирующимся в составе сборной команды, так и к тем, кто предпочитает находиться на самоподготовке. То есть старшие тренеры сборных команд и руководство федерации научились безболезненно рассматривать кандидатуры спортсменов (независимо от их мест подготовки) на участие в международных стартах, этапах Кубка мира. Благодаря этой результативной ротации и тому, что у нас была длинная скамейка запасных из сильных спортсменов, мы и смогли стать по итогам сезона лучшей национальной сборной мира среди мужчин... В прошлом сезоне нам удалось выдержать те принципы отбора, которые мы обозначили в начале сезона. И у всех спортсменов сейчас есть понимание того, что, показывая высокий спортивный результат, они так или иначе попадут в команду, которая выезжает на соревнования.

Понятно, что нас по-прежнему критикуют за систему отбора, поскольку она всё-таки носит субъективный характер. Но это объясняется тем, что достаточно тяжело выработать какие-то четкие критерии. Конечно, когда идут соревнования, можно применить спортивный принцип. Но у нас ведь страна большая, и параллельно проводятся достаточно крупные и представительные состязания — скажем, в начале сезона в Вершине Теи и в Сыктывкаре. Тем не менее, мы стараемся отслеживать и те, и другие старты. И стараемся давать возможность спортсменам, показавшим на них высокие результаты, выехать на международные соревнования, чтобы получать недостающую им практику международного соперничества. Это особенно важно для молодых спортсменов. И это, в свою очередь, помогло нашей мужской команде занять лидирующую позицию в мировом рейтинге.

И в то же время обозначилась серьезная проблема, которую отмечают и все зарубежные источники — у нас в стране очень много спортсменов высокого среднего международного уровня, которым не хватает всего лишь шага до подиума.

В полёт над финишной чертой отправились олимпийский чемпион Ванкувера Никита Крюков (№9) и санкт-петербуржец Алексей Двоскин (№3).
В полёт над финишной чертой отправились олимпийский чемпион Ванкувера Никита Крюков (№9) и санкт-петербуржец Алексей Двоскин (№3). Татьяна Вишняк

— И чего же им не хватает, чтобы сделать этот шаг?

— Я думаю, что, прежде всего — индивидуального подхода. Именно поэтому некоторые спортсмены уходят из команды на самостоятельную подготовку.

Сейчас в Министерстве спорта, в Центре спортивной подготовки (ЦСП) организовано управление научно-методического обеспечения. И мы в настоящий момент пытаемся начать с ними плотно работать. Плюс, у нас есть старые наработки ВНИИФКа. И задача в том, чтобы состыковать старую систему с новой. В теории казалось, что ничего сложного в этом нет, а на практике оказывается, что всё не так просто. Пока идет пробуксовка. Или некий индукционный период, период налаживания взаимосвязей разных систем и теорий.

Надеюсь, в этом сезоне мы сумеем все нестыковки устранить, чтобы в будущем эта система помогла каждому тренеру индивидуально подходить к отдельно взятому спортсмену. Например, существует три группы лыжников по соотношениям мышечных волокон. Это уже подразумевает индивидуальный методический подход к работе с ними. Обследуем и более полно понимаем, как работает организм атлета в аэробных и анаэробных зонах. Это помогает в планировании нагрузки, в понимании того, чего не хватает данному гонщику в работе, какие системы организма нужно совершенствовать. Скажем, у дистанционщика отстает ударный объем сердца, и мы понимаем, какую работу необходимо увеличить данному лыжнику. У другого, к примеру, слишком медленные скоростно-силовые качества, — значит, тренер делает упор на их развитие.

— Есть еще момент психологической работы со спортсменом...

— К сожалению, спортивных психологов в нашей стране практически нет. И для каждого спортсмена эту роль играет его тренер. Поэтому тренеру также необходимо владеть какими-то навыками спортивной психологии...

Юлия Иванова (республика Коми, №1) вырывает победу в финишном ускорении у Виктории Мелиной (Москва — республика Коми, №3).
Юлия Иванова (республика Коми, №1) вырывает победу в финишном ускорении у Виктории Мелиной (Москва — республика Коми, №3). Татьяна Вишняк

— Приятно, что в минувшем году федерация возродила проведение всероссийских учебно-методических семинаров для тренеров и специалистов. Но до того уровня методической работы, который существовал в СССР, когда целый отдел при Министерстве спорта работал над поиском и переводом методических новинок во всем мире и распространял эту информацию по регионам, наверное, еще очень далеко?

— Увы, и для меня это тоже серьезная головная боль. И еще очень плохо, что у российских тренеров нет в средствах массовой информации трибуны, где они могли бы обмениваться своими проблемами, высказывать свои точки зрения на происходящее в нашем виде спорта, получать новую информацию обо всём интересном, узнавать, что происходит в мире лыжных гонок, решать какие-то насущные задачи. Лично мне в поиске ценной информации приходится самому рыскать по зарубежным сайтам и пользоваться убогими переводами, которые предлагаются теми или иными Интернет-сервисами. А ведь всем этим могли бы заниматься профессионалы.

— Интересно ваше мнение о снежной подготовке в летний период. Вы ведь летали этим летом в Новую Зеландию? Оправдывает это дальнее путешествие свои затраты?

— Если судить по прошлому сезону, однозначно да. И спортсмены это ощутили. А это, я считаю, самый главный критерий. Велосипедисты, к примеру, используют в подготовке велосипед более чем на 80 процентов. Мы провели полноценную снежную работу, затем последует полтора месяца без снега, и спортсмены снова успеют по нему соскучиться.

— А где катаются скандинавы? У себя в горах?

— Норвежцы и шведы, кстати, в этом году хотели попасть в Новую Зеландию, обратились в местный олимпийский комитет, а там им ответили, что заняты вопросами летней Олимпиады и предложили обратиться позже. Напрямую на ту базу, где мы тренировались, обратиться почему-то скандинавы не смогли. В итоге места им не хватило. Проблема в том, что там очень небольшая база. А поскольку мы тренируемся там уже не в первый раз, они рассматривают нас как серьёзных партнеров и отдают нам приоритет в использовании базы для подготовки. На сегодняшний момент у них уже есть заявки на подготовку на следующий год от Норвегии, Швеции, Италии и Германии... И это дополнительно к тем командам, которые уже побывали параллельно с нами в прошлом году и в этом.

Кстати, на одном норвежской сайте прошла информация, что Рённинг и Ренемо в Аргентине чуть не попали под колеса автомобиля, возвращаясь с горы на велосипедах с тренировки. А буквально пару дней спустя эта заметка уже была удалена с сайта. Тщательно отслеживают, чтобы нигде не проскользнула лишняя информация. Ну и как вы думаете, чем они там занимались?..

— А европейский снег в Альпах не может быть равноценной заменой тому, что в Новой Зеландии?

— Дело в том, что там настоящая климатическая зима с хорошими минусовыми температурами, а не теплая, как в Альпах, где приходится мазаться жидкими мазями. А если мазаться жидкой мазью, то такая работа мало чем отличается от роллеров. В этом году у американцев были проблемы с финансированием, и они, решив сэкономить, поскольку ехали за свой счет, отправились в Рамзау. И на своих сайтах они очень негативно отзывались об этой поездке.

— А вот теперь скажите, как остальным лыжникам, которые претендуют на место в сборной страны, соревноваться с теми спортсменами, которые проходят такую подготовку и выезжают на столь экзотические снежные сборы?

— Во-первых, ни для кого не закрыт путь в сборную команду. И сейчас у нас очень большой состав, ведь мы должны думать и о перспективе. Хотя перед нами стоит задача вполне конкретная — подготовка к Сочи, и обо всём остальном нужно забыть. В настоящий момент нужно по максимуму выжать всё из тех возможностей, которые нам предоставлены. Будет там результат — будет и последующее развитие нашего вида спорта.

А что касается возможности соревноваться и попадать в состав сборной страны для будущей подготовки, то к концу сезона это преимущество сборной команды вполне могут преодолеть и все остальные лыжники, если грамотно проводить подготовку. Кроме того, известна аксиома: в одном выигрываешь, в другом проигрываешь. И есть много других способов подготовки. Если нет возможности проводить снежную подготовку, можно больше делать силовой работы или какой-то специальной. Есть спортсмены, которые разгоняются только к марту. Вот им ранний выход на снег в этом плане может существенно помочь. Кроме того, мы постоянно вводим в состав новых спортсменов.

В Новой Зеландии можно провести полноценную работу в разгар лета и без высоты на настоящем зимнем снеге. На фото: «русский финал» в спринтерских соревнованиях 2012 года.
В Новой Зеландии можно провести полноценную работу в разгар лета и без высоты на настоящем зимнем снеге. На фото: «русский финал» в спринтерских соревнованиях 2012 года. Алексей Соцков

— На мартовских «зайцев» вы тоже обращаете внимание и рассматриваете их кандидатуры?

— Я отслеживаю все всероссийские соревнования и анализирую их результаты. У меня есть специальная тетрадка, где я фиксирую для себя имена примерно 15 лучших спортсменов с каждого всероссийского старта в течение всего сезона. И стараюсь замечать молодежь, которая на них как-то проявляется, попадает в «тридцатку».

— На ваш взгляд, улучшилась на сегодняшний день ситуация с резервом?

— Думаю, что да. У нас сейчас есть и молодежный состав, и юниорский. Раньше этого не было. Причем составы эти увеличены примерно в два раза за последние 3-4 года. И в основной состав включаются молодые спортсмены.

— В Новой Зеландии снова был только спринтерский состав. А что же остальные?

— Да, съездили спринтеры, а из женского состава с нами была Юля Тихонова. Планировалась Наташа Матвеева, но она не смогла выехать по состоянию здоровья. Планировали вывезти двух девчонок в качестве эксперимента, чтобы тренеры потом могли сравнить варианты подготовки. А старший тренер мужской команды не захотел пробовать этот вариант.

— А группа Легкова-Черноусова использовала снежную подготовку, но по соседству с вами, в Австралии...

— Для меня было несколько странным, что они выбрали это место, поскольку люди, бывавшие и там, и там, считают, что в Новой Зеландии снег гарантирован с большей вероятностью по сравнению с Австралией. К счастью, в этом году в Австралии снег был. А в прошлом — не было. И люди из Австралии перебирались в Новую Зеландию, чтобы все-таки покататься.

— Как вы расцениваете переезд всероссийских летних соревнований из Острова в Дёмино? И вообще, насколько необходимы эти старты?

— Что касается переезда, то это решение было принято достаточно давно, поскольку база в Острове уже не соответствует современным требованиям. И сейчас ещё раз подчеркивали и спортсмены, и тренеры, что в Дёмино значительно лучше и условия проживания, и питание, и просторы больше, и возможности для развития лучше. Только над развитием лыжероллерной трассы надо продолжать работать. На мой взгляд, есть необходимость с ней серьезно поработать. Если будет важно мое мнение, я обязательно выскажу его местным специалистам...

— Конечно, вы же в Сочи участвовали в профилировании трассы...

— Да, стараемся выжать из неё все возможное...

Что касается участия спринтерской группы в этих соревнованиях, то ей они не совсем подходят по срокам, хотелось бы, чтобы эти старты проходили несколько позже. В прошлом году на совещании тренеров в Красногорске, когда мы определяли сроки, остановились именно на этой дате для всех, поэтому пришлось согласиться, чтобы не проводить спринтерские соревнования отдельно.

Вообще, этот старт чуть ли не единственный, куда собираются все сборные страны. И это дает возможность командам регионов посоревноваться вместе со сборниками. Ведь даже Красногорская гонка не имеет такого количества участников из национальных команд из-за подготовки лидеров сборной к Тур де Ски. Поэтому очень жалко, что вмешалась погода, и из-за проливного дождя организаторы отменили эстафетную гонку.

А на вопрос: нужны ли эти старты — отвечу еще одной известной аксиомой: лучшая тренировка — это соревнование! И даже то, что спринт бежали по достаточно легкому кругу, нам пошло на пользу — мы сразу смогли оценить работу спортсменов одновременными ходами. Посмотреть, кто на что способен этим способом передвижения. Мы сделали хорошую видеосъемку, и теперь будет проведено серьёзное исследование по всем ведущим гонщикам нашей страны. Я буду иметь весь этот материал именно в соревновательном исполнении. И здесь очень четко выявилось, что техника, которую мы видим и снимаем на тренировках — это одна техника, а соревновательная — совсем другая. Получается, что продуктивнее формировать технику именно на скорости. Я имею в виду спортсменов высшего класса.

— На ваш взгляд, что нужно сделать, чтобы возродить у зрителей интерес к соревнованиям, чтобы как в былые времена зрителей было бы много, чтобы заполнялись трибуны и болельщики стояли вдоль трассы живым коридором?

— А с этим вопросом должны работать организаторы соревнований. Если они принимают у себя соревнования, значит должны понимать, для чего они это делают. Заработать на соревнованиях невозможно. А вот подарить своим жителям, взрослым и детям, праздник — вполне реально. Ведь основная цель проведения соревнований на местах — популяризация лыжных гонок в своем регионе. Значит, надо идти в общеобразовательные школы и приглашать ребят, идти в спортивные школы, на предприятия, выступать в средствах массовой информации и рассказывать о предстоящих стартах. Организаторы должны серьёзно над этим работать. В последнее время Сыктывкар стал активно добиваться права проведения всероссийских соревнований. И я считаю, что они должны очень серьезно поработать над тем, чтобы в предстоящем сезоне эти старты не прошли при пустых трибунах.

Проблема зрителей — не проблема федерации. Это всегда забота организаторов. Надо больше работать с прессой, активно рекламировать предстоящие старты, и устраивать здесь для зрителей самые разные развлекательные программы, когда бывают паузы в забегах.

— Как вы оцениваете тот факт, что Дёминский марафон вошел в серию «Worldloppet»?

— Это здорово. Марафоны сейчас очень популярны в мире, это престижно — проводить у себя в стране такого уровня международный марафон. А престиж всегда дорогого стоит. Кроме того, у нас в стране теперь будет национальная марафонская команда Витарго, создание которой я поддерживаю. Дёминский марафон теперь включен в официальный всероссийский календарь, а это значит, что в нём наверняка будут участвовать сильные гонщики, не задействованные в этапах Кубка мира. В любом случае, участие в подобных стартах — хороший опыт, который может дать результативные всходы в недалеком будущем.

А в заключение хочу подчеркнуть, что будущее всего нашего лыжного спорта будет зависеть от наших выступлений на Олимпиаде в Сочи. И именно на эти результаты я нацеливаю всех наших тренеров, специалистов и спортсменов. Очень хочется, чтобы это будущее было плодотворным.

Москва,
октябрь 2012 г.

Татьяна СЕКРИДОВА,
мастер спорта СССР по
лыжным гонкам, выпускница факультета журналистики
МГУ имени Ломоносова

Рейтинг: 0 0 0