На этой неделе
  • Нет ни одной трансляции.
  • Иван Исаев

MOON LIGHT CLASSIC - гонка полной луны

Опубликовано: Журнал №43


Эту гонку открыл-разыскал капитан нашей маленькой неформальной команды, сложившейся еще со времен путешествия в Гренландию на трехдневный сверхмарафон  "Arctic Circle Race" - Сергей Петров. Это он раздобыл неизвестно где проспект этой гонки, привез в Москву, пригласил нас к себе домой и, выждав академическую паузу, торжественно выложил на стол: - Читайте!

Открыли, прочитали, удивились. Первый в мире лыжный марафон, проходящий при лунном свете, то есть в темное время суток. Ну, если быть совсем точным, то не марафон, а 42-километровая гонка. Но в Европе они часто называют такие гонки почему-то марафонами, так что и мы будем называть эту гонку марафоном.

Но! Гонка стартует на высоте в 1.840 метров, и потом несколько раз забирается на высоту в 2.020 и даже 2.030 метров. Напомню, что по правилам FIS лыжная трасса ни в одной своей точке не должна быть выше 1.800 метров. А тут..Эко? Вся трасса, 100 процентов, за пределами допустимого Международной лыжной федерацией! Есть о чем призадуматься...

И, тем не менее...Капитан сказал "Едем!", и как мы с Никитой можем ему перечить? Итак, Никита покупает билеты, Сергей бронирует нам номера в нашей любимой гостиничке "Alberto dolomiti" в Пасо де Лаваце, откуда на машине - час езды до старта гонки в соседнюю долину, все уже готово к отъезду, и тут во время своей последней тренировки на российской земле Сергей получает очень неожиданную и неприятную травму ноги. О том, как он два с половиной часа ковылял по лыжне до раздевалок, как потом ездил к врачам в 1-й физдиспансер, и что там ему сказали, мы здесь писать не будем, но самый главный и самый печальный итог всей этой истории для нас с Никитой - Сергей с нами не едет. Невесело...

Итак, мы остаемся вдвоем. Не буду описывать наше путешествие из Москвы в Мюнхен, а из Мюнхена - в Пасо де Лаваце. Как заметил Никита, он впервые проехал весь маршрут, ни разу не взглянув на карту - дорога уже до боли знакомая. Поднимаемся по серпантину вверх, въезжаем на плато, проезжаем мимо раздолья лыжней (сейчас, правда, темно, но лыжни замечательно освещены лунным светом) и паркуемся возле отеля.

***

Два зубца, охраняющие вход в Seiser Alm.
Два зубца, охраняющие вход в Seiser Alm.Татьяна и Юрий Кирьяновы

Пасо де Лаваце! Когда-то, открыв для себя это место, мы были очарованы здешними трассами. Представьте себе: два сопряженных круга по девять километров (сопряженных, поскольку для того, чтобы перейти с одного круга на другой, надо проехать через лыжный стадион). Причем круги начинаются на высоте около 1.800 метров, делают несколько петель наверху, на закрытом со всех сторон горами плато, и потом уходит вниз, на лесные просеки. И только пройдя внизу по лесным полкам и небольшим закрытым лесным полянам, трасса поднимается на стадион, на высоту 1.800 метров. Таким образом, все круги расположены на щадящей высоте в 1.700-1.800 метров (очень похоже на Бакуриани).

Монастырь «Maria Weissenstein» в Madonna di Pietralba, высота 1.520 метров. Сюда из Пасо де Лаваце идут коньковая и классическая лыжни. Можно спуститься, совершить экскурсию по монастырю и вернуться опять по лыжне в Пасо де Лаваце.
Монастырь «Maria Weissenstein» в Madonna di Pietralba, высота 1.520 метров. Сюда из Пасо де Лаваце идут коньковая и классическая лыжни. Можно спуститься, совершить экскурсию по монастырю и вернуться опять по лыжне в Пасо де Лаваце.Иван Исаев

Именно здесь, в "Пасо де Лаваце", очень удобно остановиться на недельку перед Марчалонга, пожить и покататься на высоте. Именно здесь,в Пасо де Лаваце, в четверг накануне "Марчалонги" проходит очень симпатичная 22-километровая классическая "Lavazeloppet" - есть где, если не боитесь стартов на высоте, продышаться перед "Марчалонгой".

Схема кругов в Пасо де Лаваце: два сопряжённых круга по 9 километров (размечены цифрами 3, 4 и 6) и большое количество хордовых лыжней в те или иные точки. В верхнем левом углу схемы — самая низкая и самая дальняя точка трассы — монастырь «Maria Weissenstein» в Madonna di Pietralba. В нижней части схемы — «чёрные» трассы, забирающиеся на высоту аж в 2.150 метров.
Схема кругов в Пасо де Лаваце: два сопряжённых круга по 9 километров (размечены цифрами 3, 4 и 6) и большое количество хордовых лыжней в те или иные точки. В верхнем левом углу схемы — самая низкая и самая дальняя точка трассы — монастырь «Maria Weissenstein» в Madonna di Pietralba. В нижней части схемы — «чёрные» трассы, забирающиеся на высоту аж в 2.150 метров.Иван Исаев

Впрочем, в этот раз мы не будем участвовать в "Lavazeloppet", в этот раз мы стартуем днем раньше в соседней долине совсем в другой гонке - "Moon Light Classic". Не 22, а 42 километра, не днем, а ночью, да и высота - не 1.700 - 1.800, а 1.850 - 2.050. По всем параметрам куда более серьезная гонка.

Накануне гонки мы отправляемся с Никитой на разведку.

Наверху, над нами, идёт платный скоростной автобан с ограничением скорости в 120 километров в час. Но нам сегодня туда не надо, сегодня нам надо просто проехать старой (бесплатной) дорогой в соседнее ущелье.
Наверху, над нами, идёт платный скоростной автобан с ограничением скорости в 120 километров в час. Но нам сегодня туда не надо, сегодня нам надо просто проехать старой (бесплатной) дорогой в соседнее ущелье.Иван Исаев
Спускаемся из Пасо деЛаваце к автобану Инсбрук - Больцано, но не выезжаем на него, а проехав кусочек по старому шоссе (параллельно по-над автобаном), снова поднимаемся наверх теперь уже в соседнюю долину. Каково же было наше удивление, когда, подъехав к нижней части канатной дороги, мы узнаем, что в Seiser Alm - местечко, где завтра должна будет пройти гонка, мы не сможем подняться на машине, - только в гондоле подъемника! Оказывается, Seiser Alm - заповедник, и проехать на его территорию на машине можно только с 17-00 вечера до 9-00 утра. То есть завтра к вечеру, непосредственно перед гонкой - пожалуйста, а сейчас, с утра - только в гондоле подъемника. 

Снимок сделан сквозь пластиковое стекло гондолы, поэтому не очень чёткий. Гондола подъёмника поднимает нас в Seiser Alm, под нами вьётся серпантином дорога, на которой в этот час очень трудно увидеть автомобили из-за того, что Seiser Alm — заповедник, и въезд на машинах днём сюда запрещен.
Снимок сделан сквозь пластиковое стекло гондолы, поэтому не очень чёткий. Гондола подъёмника поднимает нас в Seiser Alm, под нами вьётся серпантином дорога, на которой в этот час очень трудно увидеть автомобили из-за того, что Seiser Alm — заповедник, и въезд на машинах днём сюда запрещен.Иван Исаев

Делать нечего, покупаем билет на подъемник (12 евро с человека) и поднимаемся в Seiser Alm. Под нами вьется причудливой вязью серпантин дороги, карабкающейся в гору, где-то неподалеку и ниже нас "проплывает" отель с вывешенной на балконе перетяжкой "Welcome to the Moon Light Classic", и вот мы - в Seiser Alm!

Снимок не очень резкий, поскольку сделан через лобовое стекло движущегося автомобиля. Я ни разу не видел такие тоннели в Европе. Обычно такого рода тоннели имеют бетонный купол. А здесь, как видите, тоннель просто прорублен в толще скалы. Видимо, сделали это уже очень давно — дороге этой уже много десятков лет. Косвенным доказательством того, что тоннель прорубался ещё «при царе Горохе», являются заросшие мхом и диким виноградом старые-старые бетонные плиты, укрепляющие левый склон.
Снимок не очень резкий, поскольку сделан через лобовое стекло движущегося автомобиля. Я ни разу не видел такие тоннели в Европе. Обычно такого рода тоннели имеют бетонный купол. А здесь, как видите, тоннель просто прорублен в толще скалы. Видимо, сделали это уже очень давно — дороге этой уже много десятков лет. Косвенным доказательством того, что тоннель прорубался ещё «при царе Горохе», являются заросшие мхом и диким виноградом старые-старые бетонные плиты, укрепляющие левый склон.Иван Исаев

Оглядываемся. Перед нами живописное плоскогорье, со всех сторон окруженное зубцами гор. Справа выход из Seiser Alm в "большую" долину сторожит двойной зубец. На следующий день вечером он будет необычайно живописно смотреться на фоне заката, а пока...Пока мы отправляемся на разведку в оргкомитет гонки, который располагается в местной отделении Information.

Дальняя петля первого 9-километрового круга. На этом поле всегда стоял один-единственный старый каменный сарай-коровник. И вдруг в этом году рядом с коровником вырос замечательный деревянный домик. Это из его трубы сейчас вьётся такой по-домашнему уютный дымок.И сразу же мечты: вот бы жить здесь, в этом домике, вот бы отсюда выходить каждый день и прямо от порога становиться на резаную лыжню...
Дальняя петля первого 9-километрового круга. На этом поле всегда стоял один-единственный старый каменный сарай-коровник. И вдруг в этом году рядом с коровником вырос замечательный деревянный домик. Это из его трубы сейчас вьётся такой по-домашнему уютный дымок.И сразу же мечты: вот бы жить здесь, в этом домике, вот бы отсюда выходить каждый день и прямо от порога становиться на резаную лыжню...Иван Исаев
В спорткомитете знакомимся с Робертом Сантером - председателем оргкомитета гонки "Moon Light Classic". В последние годы Роберту все чаще приходится отвечать на вопрос, не является ли он родственником Натали Сантер, жены знаменитого биатлониста Уле-Эйнара Бьорндалена. Да, отвечает Роберт, отец Натали - мой родной брат, а Натали - мне племянница. Бьерндален, объясняет Роберт, частый гость в Seiser Alm.

Мы спрашиваем его об истории гонки - как и кому пришла в голову идея провести этот марафон при свете луны?

- Как-то вечером, - рассказывает Роберт, - мы сидели с компанией моих друзей-лыжников за ужином у меня в ресторане и увидели в окне, как сильно освещает окрестности полная луна. В горах ведь луна светит совсем по-другому, не так, как внизу, на равнине. Слово за слово, решили идти после ужина кататься на лыжах. И, не поверите, катались два часа и ни разу, по большому счету, не испытали никакого дискомфорта - яркая полная луна вполне прилично освещала лыжню. Так родилась идея попробовать провести какую-то необычную гонку именно при свете полной луны. А в процессе обсуждения уже родилась идея провести марафон. Но вы завтра вечером приедете, сами увидите, как сильно будет светить луна.

* * *

...На следующий день мы подъезжаем к подножию серпантина как раз к 17-00, когда должна открыться дорога в Seiser Alm. Поднявшись чуть вверх, упираемся в своеобразный КПП - небольшой домик, сбоку от которого расположен автоматический шлагбаум. Сейчас, в 17-15, шлагбаум уже открыт, и мы беспрепятственно проезжаем вверх. Серпантин крутится непосредственно под опорами канатной дороги, по которой мы поднимались вверх в гондоле.

Поднявшись наверх, заезжаем одними из первых на большую парковку, вылезаем и поневоле ахаем. В лучах заходящего солнца два зубца, охраняющих вход в долину, выглядят двумя огромными суровыми часовыми.

Постепенно солнце садится за зубцы, и все вокруг преображается - окружающий пейзаж меняется каждые пять минут до неузнаваемости. Только что освещенные солнцем пронзительно рыжие, словно горящие скалы вдруг начинают тускнеть, темнеть, и вот уже самих гор не видно, не различить, лишь острые силуэты зубцов на фоне пурпурного закатного неба. Но вот уже и пурпур постепенно начинает таять, блекнуть, и горы стремительно темнеют и темнеют, сливаясь с опустившейся на нас абсолютной темнотой. Красиво...

Впрочем, нет, темнотой не абсолютной. Абсолютной она кажется лишь первые две минуты после захода солнца, а потом, приглядевшись, замечаешь россыпи звезд на небе и...Черт побери, а где же эта луна, при свете которой мы должны будем через пару часов бежать? Оглядевшись вокруг, мы не обнаруживаем луны АБСОЛЮТНО НИГДЕ! Заметив, что мы в который раз оборачиваемся вокруг своей оси в поисках чего-то и, догадавшись, что мы потеряли именно луну, пожилой итальянец-волонтер, улыбаясь и ни слова не говоря по-английски, машет нам рукой - дескать, следуйте за мною, и проводит нас вперед метров на двадцать пять. Ах ты елки-палки, да вот же она! Из-за угла невысокого здания, за которым мы никак не могли бы заподозрить возможности укрыть от нас луну, медленно и величественно выплывал снизу вверх огромный серебристый диск. Этот диск был настолько огромен и отбрасывал столь яркий беловатый свет, что если бы мне кто-то рассказал об этом в Москве так, как я сейчас рассказываю это вам, я ни за что бы ему не поверил. Но что было- то было. Дело, видимо, в том, что в горах все мы чуть-чуть повыше городов, в которых живем, и оттого - чуть поближе к...Ну, вы поняли. Оттого, видно, и луна здесь ярче, и воздух чище, и вообще все здесь на так, как у нас с вами внизу...

* * *

Итак, мы находим пункт смазки лыж, отдаем сервисменам свои лыжи. Представители "Swix" нас очень удивляют тем, что не хотят класть грунт - ни жидкий, ни твердый. На наши недоуменные вопросы замечают:

За смазку на гонке отвечали представители норвежской компании «Swix».
За смазку на гонке отвечали представители норвежской компании «Swix».Иван Исаев

- А зачем? Здесь совершенно неагрессивный зимний снег, грунт вам не нужен. Если хотите, мы, конечно, можем вам его положить, но вы должны иметь в виду, что он будет тормозить.

Так и оказалось - лыжи без грунта работали превосходно и катили очень прилично.

Намазав лыжи, отправляемся на парковку оставить лишние вещи в машине, и...натыкаемся на Михаила Ботвинова.

По пути мы заехали в Кавалезе — город, где финиширует «Марчалонга». Прошли по улочкам, на которые в ночь с субботы на воскресенье будут завезены сотни самосвалов снега и по которым пройдёт свыше 5.000 лыжников...
По пути мы заехали в Кавалезе — город, где финиширует «Марчалонга». Прошли по улочкам, на которые в ночь с субботы на воскресенье будут завезены сотни самосвалов снега и по которым пройдёт свыше 5.000 лыжников...Иван Исаев
Детишки из местной лыжной школы делают свои первые шаги на горных лыжах как раз рядом с лыжнями, по которым завтра мы отправимся в путь на «Moon Light Classic».
Детишки из местной лыжной школы делают свои первые шаги на горных лыжах как раз рядом с лыжнями, по которым завтра мы отправимся в путь на «Moon Light Classic».Иван Исаев

- Михаил, и вы здесь?  - А вы, я смотрю, тоже? - улыбается наш собеседник. - Ну, мы-то специально из Москвы прилетели сюда именно на эту гонку. А вы откуда о ней узнали? - Пригласили, решил посмотреть, что это такое... - И что, будете бороться сегодня за победу? - Да нет, за победу - вряд ли. Вы же знаете каким я был на Джизерке? (Мы вместе(параллельными курсами) ездили с Михаилом из Рамзау на Чешскую гонку "Worldloppet" "Джизерску падесятку", и Михаил занял в той гонке 57 место, уступив победителю больше 25 минут). Вот это и есть мой нынешний уровень - уровень любителя, - замечает Ботвинов.

Пока мы беседуем с Михаилом, краем глаза замечаю, что нас огибает и направляется на старт другой не менее известный в прошлом гонщик мировой элиты - норвежец Томас Альшгорд. Ничего себе! Ожидали попасть на камерную..ю чуть ли не домашнюю гонку, а тут такие участники!

Отправляемся и мы на старт. Повсюду горят торчащие прямо из снега факелы, кое-где на снегу стоят зажженные толстые деревянные чурбаки. Диктор по стадиону объявляет о почетных гостях гонки. Среди прочих фамилий мы слышим имена Альшгорда, Ботвинова и...гостей из "Russian Ski Magazine" Никиты Тамма и Ивана Исаева. Приятно!

* * *

Санкт-петербуржец Владимир Бажин пришёл в смазочную комнату сказать нам «В добрый путь!».
Санкт-петербуржец Владимир Бажин пришёл в смазочную комнату сказать нам «В добрый путь!».Иван Исаев
И вот - старт. Группа из более чем 200 лыжников с укрепленными на лбах фонарями устремляется живой лавой в ночную долину. Постепенно лыжники растягиваются, лидеры уходят вперед, аутсайдеры - отстают, и долина наполняется живыми светлячками.

У нас с Никитой - взятые еще в Москве напрокат у Василия Смольянова фонари "Vaska". Помните, в 2002 году Василий у нас в журнале (Л.С. № 23, стр. 100) под рубрикой "прибамбасики" рассказал о том, как можно сделать самому налобный фонарь для вечернего катания на лыжах? Тогда, в 2002 году, Василий написал, что "...уже выпускаются светодиоды белого свечения, на порядок с лишним превышающие по световой отдаче галогенные лампочки аналогичной мощности. Увы, современные технологии дают возможность изготавливать доступные по цене светодиоды белого свечения мощностью не более 60 милливатт. Учитывая фантастическую светоотдачу светодиода, это примерно вчетверо ярче дешевого карманного фонарика при том, что электроэнергии потребляется в 40 раз меньше. Но для быстрого передвижения по ночному лесу такого освещения, по отзывам владельцев светодиодных фонарей, все-таки недостаточно...".

В переводе на понятный всем язык вышеприведенная цитата означает, что тогда, когда Василий писал эту статью в 2002 году, в мире не существовало светодиодов, способных обеспечить адекватную яркость лампы для лыжника. Именно поэтому Василий и предлагал читателям "Л.С.", которые захотели бы в то время попытаться изготовить эту лампу самостоятельно, использовать в качестве света не светодиоды, а галогеновые лампочки. 

С тех пор немало воды утекло - появились, как я понял со слов Смольянова, светодиоды совершенно иного поколения и с иными возможностями, что позволило Василию наладить собственное производство ламп, которые, не уступая по яркости светового пятна галогеновым лампам ведущих производителей, могут работать в 4 - 5 раз дольше! Либо, если подкрутить регулятор яркости, эти лампы работают столько же времени (полтора - два часа), но обеспечивают при этом, по сравнению с галогеновыми лампами, гораздо большую яркость.

Что сказать о "Vaska"? Сказать вам, что мы имели среди более 200 участников самые мощные лампы? Поверите? Нет? Но это и вправду так. Большинство участников ехало с маломощными налобными фонарики, некоторые - с мощными галогеновыми лампами, но все же ни у кого, кроме нас с Никитой, не было такого мощного источника света. Забегая вперед, замечу, что именно такие лампы на длинных спусках с пологими, а иногда и довольно крутыми поворотами нам очень пригодились. 

Мы не знаем, как называются эти музыкальные инструменты. Но издают они низкий насыщенный бархатный звук, который было хорошо слышно в любом уголке лыжного стадиона.
Мы не знаем, как называются эти музыкальные инструменты. Но издают они низкий насыщенный бархатный звук, который было хорошо слышно в любом уголке лыжного стадиона.Иван Исаев

Кстати, созвонившись с Василием перед написанием этих заметок, не без удивления узнал от него, что производители светодиодов уверяют, что уже через пять-шесть лет светодиоды могут совершенно вытеснить обычные лампы накаливания даже в быту, не говоря уж об индустрии спорта. Видя, насколько светодиоды экономичнее ламп, поневоле начинаешь верить в эти прогнозы...

Снимок на память за пару минут до старта с символом гонки — торчащим из снега горящим факелом. Эти мерцающие в ночи огоньки будут сопровождать нас всю гонку, в сложных ситуациях подсказывая нам, в какую сторону через несколько секунд повернёт лыжня.
Снимок на память за пару минут до старта с символом гонки — торчащим из снега горящим факелом. Эти мерцающие в ночи огоньки будут сопровождать нас всю гонку, в сложных ситуациях подсказывая нам, в какую сторону через несколько секунд повернёт лыжня.Татьяна и Юрий Кирьяновы

За полчаса до старта.
За полчаса до старта.Татьяна и Юрий Кирьяновы

* * *

Через 5-6 километров трасса начинает идти в довольно крутой подъем, расположенный в еловом лесу. Впрочем, как оказалось, этот подъем был просто "разминочным", по сравнению с "настоящими" подъемами, что ждали нас впереди. Примерно после 10-го километра трасса начинает вдруг взвинчиваться в небо, вокруг исчезают любые признаки растительности (видимо, мы поднимаемся уже выше верхней линии лесов), и примерно через полчаса подъема оказываемся в закрытом со всех сторон горами цирке. Потрясающее зрелище! Весь этот снежный цирк заполнен огнями факелов, стоящими сбоку от лыжной трассы. Причем, даже при таком обилии огня, куда именно пойдет лыжня, в каком месте она повернет направо или налево, совершенно непонятно, потому что в темноте трасса просматривается максимум на 50-70 метров. А весь цирк заполнен факельными огнями потому, что лыжня петляет, перебирается с одного бока увала на другой, спускается в складку местности, снова поднимается, возвращается параллельным курсом, и так бесконечно! Вот этот снежный цирк, заполненный огнями факелов, наверное, так навсегда и останется теперь самой яркой картинкой в памяти от этой гонки. Зрелище - необыкновенное, фантастическое, я бы даже сказал - феерическое!

Такие пылающие в ночи деревянные чурбаки стояли в самых различных местах — около сервисной палатки, около передвижной палатки-ресторана, около старта, около парковки автомобилей. Как оказалось, такие чурбаки, поставленные вертикально, могут гореть по несколько часов подряд...
Такие пылающие в ночи деревянные чурбаки стояли в самых различных местах — около сервисной палатки, около передвижной палатки-ресторана, около старта, около парковки автомобилей. Как оказалось, такие чурбаки, поставленные вертикально, могут гореть по несколько часов подряд...Иван Исаев

Два слова о самочувствии на этой высоте. Конечно, мы понимали, что такое для мира лыжных гонок 2.000 метров. Но одно дело - понимать, и совсем другое - участвовать в лыжной гонке на такой высоте. Когда начался первый большой подъем, я, например, пошел максимально тихо. Настолько тихо, насколько смог себя заставить. Но все равно беспощадная дубина* (Если помните, олимпийский чемпион Солк-Лейк-Сити Михаил Иванов свои ощущения от лыжных гонок на высоте 1.800 метров в Соллджер Холлоу в 2002 году, использовал именно это словосочетание: "Как будто Дед Мазай бьет тебя дубиной по голове, и ты уже перестаешь что либо соображать") высоты дала по голове так, что мало не показалось - в какой то момент пришлось перейти на шаг.

В одном месте я вдруг увидел, что лыжня идет прямо навстречу луне. Луна, казалось, светит так ярко, что фонарь совершенно не нужен. Мне сразу стало интересно, а как оно будет - без фонаря, при свете луны? После того, как я выключил фонарь, первые секунд 15-20 надо было, конечно, привыкнуть к отсутствию яркого пятна впереди, которое сопровождало меня в последний час неотступно. А, привыкнув, я вдруг обнаружил, что, действительно, как и говорил Роберт Сантер, вполне можно ехать при свете луны - она рисовала отчетливые и рельефные тени во всех изгибах лыжни, так что сбиться с трассы было совершенно невозможно. Другое дело, что в некоторых изгибах, некоторых складках местности луна уже очень плохо доставала до лыжни, а в отдельных случаях и совершенно не могла достать. Вот в таких местах без лампы, конечно, было уже никак не обойтись.   

Прокатившись для чистоты эксперимента минут пять без лампы, я был вынужден снова включить ее, поскольку на очередном перекрестке лыжней, там, где стояла группа волонтеров-контролеров, ко мне бросился один из этих парней с вопросом: - Any problems with lamp? - Нет-нет, никаких проблем, - улыбнулся я в ответ. - Луна уж очень у вас хороша, решил попробовать без лампы.

Парни в ответ мне улыбаются, но настойчиво просят все же включить лампу. Ок, я выполняю их просьбу. Все-таки с лампой, конечно, комфортнее, ничего не скажешь.

* * *

Алексей Иванов: ПРОБЕЖАЛ ВСЮ ГОНКУ БЕЗ ФОНАРЯ

Белорус Алексей Иванов оказался первым из русскоговорящих лыжников в этой гонке, заняв в финишном протоколе очень высокое седьмое место. Но там, в Италии, нам с ним пересечься и побеседовать не удалось, поэтому, когда мы увидались с ним спустя два месяца на Дёминском марафоне в Рыбинске, я решил воспользоваться возможностью поговорить с ним в том числе и о «Moon Light Classic»…

— Ну и как вам гонка, Алексей?

— Очень всё понравилось в плане организации, очень весело, но со смазкой я там, конечно, «пролетел»...

— А как вы там оказались?

— Я приехал на «Доломитен Лауф», жил в Обертиллахе, и там в оргкомитете рекламные брошюрки «Moon Light Classic» раздавали. Посмотрел, почитал: интересно! Но при этом сразу же и подумал: глупый вариант — бежать «Доломитен Лауф», через неделю — «Марчалонгу», и при этом посередине недели срываться ещё куда-то на ночную гонку на высоте. Но потом почему-то всё-таки надумал ехать (улыбается).

— Вы один туда приехали, что ли?

— Ну да. Сам за рулём, сам себе лыжи делаю... И как рассуждал: по идее там высота, вечер, значит, будет мороз. Начал делать лыжи на холодную погоду. Потом в Интернете на сайте гонки посмотрели: самая холодная погода в течение суток — минус два, самая тёплая — плюс девять. Позвонили сюда — нам эту информацию подтвердили. Я лыжи на плюс переделал. А сюда, в Сейсер Альм приезжаем, а здесь — минус восемь! Представляете? 

Во все подъёмы заезжал очень уверенно. С Костнером, который гонку в итоге выиграл, мы вместе заехали первый большой километровый подъём на первой петле и уехали от всех. А как началась равнина, спуски, смотрю — без шансов, уезжает, и всё тут! 

— А фонарь где взяли?

— А я вообще без фонаря бежал.

— Да вы что?! Не выпускали же на старт без фонаря?

— Да нет, там многие без фонарей бежали.

— Серьёзно? И вы всю гонку пробежали без фонаря?

— Да. 

— ?..

— Да нормально! Конечно, на спусках в лесу, среди елей, не очень видно, а во всех остальных местах — вполне комфортно.

— Вы за кем-то старались ехать, чтобы видеть направление движения?

— Да. Кроме того, организаторы на поворотах, где опасно, факелы поставили, так что вполне можно было ехать.

— Надо же, удивительно!

— Да ничего там удивительного не было — там луна так шпарит, без проблем… Жалко только, что из-за лыж я не смог побороться за победу…

Беседовал Иван ИСАЕВ Дёмино, март 2008 г.

* * *

В дальней точке трасс нас ждет настоящий сюрприз. В этом месте на краю обрыва, непосредственно под двупалой скалой, охраняющей вход в долину, стоит небольшой домик. Скорее всего, это какой-нибудь ресторанчик или кафе на три-четыре столика, которые в Европе так любят ставить в самых отдаленных точках горнолыжных и беговых трасс. Так вот, представьте себе, что трасса здесь после небольшого спуска-уклона огибала этот домик (то есть проходила как раз между стеной дома и кромкой обрыва). А поскольку после уклона проскочили мы здесь на довольно высокой скорости, и в лунном свете пропасть слева угадывалась вполне отчетливо, скажу честно - стало чуть-чуть не по себе. А если бы оступился?

После дальней избушки трасса забирается вверх всего лишь однажды, и потом начинается длинный-длинный спуск с перепадами и поворотами. Вот так Vaska оказалась как нельзя кстати- луч света фонаря без труда пробивал спуск вперед на 50-70 метров, так что проблем с тем, чтобы вписаться в повороты, у нас не возникло. Проблема возникла с другим: поскольку угол наклона лампы был отрегулирован таким образом, чтобы при попеременном ходе освещать лыжню в 5-7 метрах перед собой, на спусках приходилось задирать сильно голову вверх, чтобы пробивать лучом света длинные спуски. Оказалось, что от подобных упражнений очень устает с непривычки шея.

Но вот спуск заканчивается, и мы выкатываемся на финишный отрезок. Но, увы, не для того, чтобы финишировать, а для того, чтобы, пройдя через стартовый городок, уйти на последнюю финишную петлю в 8 километров. Видимо, накрутить 42 километра одним кругом у организаторов не получилось, и они пошли на такой оригинальный шаг, как дополнительная финишная петля, проходящая через финишный городок. Именно на этом участке меня обгоняет кто-то из лидеров, то есть человек выигрывает у меня как раз 8 километров финишной петли. Приглядываюсь к силуэту со спины: Ботвинов? Нет, не Ботвинов (как выяснилось потом из протокола, Михаил займет в этой гонке только 17-е место, а Томас Альшгорд - 11-е).

Развернувшись на финише и уйдя на последнюю петлю, я высматриваю на встречном курсе среди попадающихся мне навстречу "светлячков" Никиту, и вдруг оказывается, что отличить его от остальных участников в темноте совсем несложно - Никиту выдал "с потрохами" мощный луч света, заметно отличающийся от света обычных ламп, которыми было оснащено большинство участников. Как потом выяснилось с Никитиных слов, и он узнал меня в темноте по этому мощному "прожекторному" свету. Обмениваемся приветствиями и расходимся на встречных курсах, чтобы встретится на финише через полчаса.

Никита Тамм на финише гонки.
Никита Тамм на финише гонки.Татьяна и Юрий Кирьяновы

И вот я добираюсь, наконец, до финиша. Здесь меня встречают наши товарищи - Юрик и Таня Кирьяновы, согласившиеся нам помочь в этот день на трассе и выступившие в этот вечер в роли фотокорреспондентов "Л.С.". Надо сказать, что съемка подобной гонки имеет свою специфику. Оказалось, что на фотопленке совершенно невозможно передать вот это чудо - наполненный огнями факелов снежный цирк. Или - как снять луну, заливающую своим мертвенным белым светом все вокруг? Глаз - видит, фотопленка - отказывается. Наверное, можно было бы попробовать снять ту же луну на фоне "лунного" пейзажа со штатива, но столь сложными приспособлениями наша фотобригада не была оснащена. Или, например, как снять пробегающего мимо тебя в ночи лыжника? Лыжник слепит фотоаппарат лучом своей налобной лампы, "дезориентирует" автоматику фотоаппарата...В обещм, тут надо было работать каким-то особенным способом. Тем не менее, почти все то, что вы увидите здесь на страницах журнала, сделано именно Юриком и Таней Кирьяновыми. Спасибо им за это.

.После финиша отправляемся в раздевалку. Здесь организаторы "сочинили" для участников весьма забавный душ. Прямо посреди раздевалки в полупрозрачную пластиковую палатку был просунут и укреплен на штанге шланг с теплой водой. Тут же рядом со штангой лежала внушительная стопка чистых полотенец. Судя по высоте стопки, позади нас было еще немало участников. Либо те, кто финишировал перед нами, не стали пользоваться услугами этой импровизированной душевой установки.

Один из нас уже успел принять душ, второй сделает это через считанные минуты.
Один из нас уже успел принять душ, второй сделает это через считанные минуты.Татьяна и Юрий Кирьяновы

Сполоснувшись и переодевшись, отправляемся в большую палатку, в которой нам выдают порцию горячих сосисок со стаканом пива. А здесь уже - настоящее горнолыжное буги-вуги. Поскольку мы находимся на горнолыжном курорте, то и публика здесь в основном горнолыжно-сноубордическая. Судя по настроению, народ уже очень давно "оттягивается" по полной программе. Группа молодых людей и девушек взгромоздилась на сцену и "отжигает" в заразительном танце, парни уже наполовину разделись, да и девушки от них несильно отстают. Зал в ритм танца солистов хлопает в ладоши, охает и ахает, совершая те же ритмичные движения плечами, ногами, тазом и головой. Получается весело и заразительно.

Очевидно, что большинство из этих людей 42 километра на высоте в 2.000 метров только что не проехали - у этих людей иной способ досуга, иной вид отдыха, иные развлечения. А нам уже очень хочется домой, в нашу гостиницу "Albergo Dolomiti" в Пасо ди Лаваце, хочется добраться до телефона и позвонить нашему капитану, Сергею Петрову, и отчитаться перед ним о прошедшей гонке...

На прощание мы заходим в оргкомитет гонки. Роберт Сантер спрашивает у нас: - Ну как?! Мы в ответ как по команде поднимаем вверх большие пальцы. Нам, действительно, все очень и очень понравилось. Нигде и никогда до этого нам не приходилось бежать по незнакомой трассе в горах на высоте в 2.000 метров над уровнем моря, да бежать при этом еще и в темноте, с лампой. Мы рассказываем Роберту о колоссальном впечатлении, произведенном на нас снежным цирком, заполненным огнями сотен факелов. Рассказываем о  сотнях волонтеров, стоявших на любом малейшем пересечении лыжней. Рассказываем о полной луне, о том, как мы едва не "упали" с обрыва около дальней избушки. Роберт вместе с нами смеется, у него загораются глаза, он словно пробегает вместе с нами эту гонку - он явно польщен нашими впечатлениями от его детища.

Мы дарим ему альбом "Саппоро-2007", открываем страницу, на которой изображены победители в спринтерской эстафете Кристиан Зорзи и Ренато Пасини. Роберт говорит: - О, я знаю этих парней! Кристи тогда ведь обыграл совсем-совсем вашего Рочева - это была знатная битва! Он листает альбом и произносит: - никогда не видел ничего подобного...

Председатель оргкомитета гонки Роберт Сантер скажет нам после гонки:— Буду рад видеть вас среди своих гостей в Сейсер Альме.
Председатель оргкомитета гонки Роберт Сантер скажет нам после гонки:— Буду рад видеть вас среди своих гостей в Сейсер Альме.Татьяна и Юрий Кирьяновы

На прощание он говорит: - у меня здесь свой небольшой бизнес-маленькая 

гостиница с рестораном. Я всегда буду рад видеть вас у себя. Приезжайте хоть вдвоем, хоть вчетвером, хоть вшестером, для вас у меня всегда найдется две-три комнаты. Только, пожалуйста, приезжайте не в высокий сезон. В высокий сезон, сами понимаете, у нас все номера заполнены до отказа, на жизнь ведь тоже зарабатывать как-то надо...

Мы обещаем приехать. Обмениваемся визитками, адресами электронной почты и прощаемся. Садимся по машинам и, мысленно махнув рукой двуглавому часовому на выезде из долины, уходим по серпантину вниз.

Сотрудница оргкомитета по имени Милена подарила нам по дополнительной шапочке с символикой «Moon Light Classic» для того, чтобы «получилась хорошая фотография».
Сотрудница оргкомитета по имени Милена подарила нам по дополнительной шапочке с символикой «Moon Light Classic» для того, чтобы «получилась хорошая фотография».Иван Исаев

На следующий день у нас дома, в Пасо де Лаваце, состоится та самая 22-километровая '"Lavazeloppet", о которой мы упомянули в начале статьи. Но это будет на 42, а 22 км, это будет гонка на высоте в 1.700-1.800 метров, а не 1.800-2.000 как у нас, это будет гонка днем, а не ночью...В общем, детский сад по сравнению с тем, что пришлось испытать нам, скажем мы про себя.

Еще через три дня мы выйдем на старт "Marcialonga". Никита - во второй раз, а я - уже в четвертый. Но про "Marcialonga" мы сейчас ничего не будем - это отдельная и очень большая история, когда-нибудь обязательно расскажем. Но вам - искренне советуем совместить "Moon Light Classic" и "Marcialonga" - они идеально идут вместе, в связке, в разрыве в несколько дней. Единственно, вы должны иметь в виду, что сроки "Moon Light Classic" - плавающие, время проведения этой гонки напрямую завязано на фазы луны. Оргкомитет ловит именно те дни, когда луна своим огромным серебряным диском нависает над Seiser Alm, освещая в этой долине все даже ночью. Уверен, теперь и вы, оказавшись в горах в Европе, с наступлением ночи будете искать на небосводе этот огромный серебристый диск и прикидывать: а как оно - при луне, 42 километра, классикой, да на высоте в 2.000 метров?

Как оно - мы с Никитой теперь уже знаем. Очередь - за вами.

Москва - Пасо де Лаваце - Сейсер Альм - Пасо де Лаваце - Москва 

январь 2008 года

Фото: Татьяна и Юрий Кирьяновы

Рейтинг: +2 +2 0