• О журнале "Лыжный спорт"
  • Архив номеров

Беговые лыжи циклевать или парафинить? (вторая часть)

Опубликовано: skisport.ru

К этому человеку нас привело весьма любопытное обстоятельство. Наш сегодняшний собеседник – не обладатель Кубка мира, не тренер олимпийских чемпионов, не сервисмен сборной. Этот человек – простой лыжник-любитель, мастер спорта по лыжным гонкам. Тем не менее, на него постоянно ссылаются в форумах сайта «Л.С.» в Интернете самые различные люди, о нём говорят, как о человеке, у которого лыжи всегда едут чуть лучше, чем у соперников. Москвич Артём Онищенко в московских кругах известен как человек, который очень многое знает о циклёвке и подготовке лыж. Собственно, тот ручеек людей, что идут и идут со своими «убитыми» лыжами в крохотную квартирку на юге Москвы, весьма убедительно говорит о том, что этот человек весьма неплохо знает свое дело.

 

– Артем, нам надо будет вас как-то представить нашим читателям. Помогите нам, пожалуйста.

– Неоднократный чемпион и призёр г. Москвы, на «Лыжне России» в присутствии спортсменов сборной бывал пятнадцатым-двадцатым, на «Московской лыжне» – десятым-пятнадцатым. На Марафоне Праздника Севера, опять же в присутствии сборной, неоднократно занимал места с 25-го по 50-е. Один раз был в «десятке». На чемпионате России на 70 км в Кандалакше был 23-м, 25-м, 28-м. В этом году в 40 лет выиграл чемпионат Москвы среди молодежи, а за день до этого на другой дистанции был вторым, проиграв первому секунду. Во многом, кстати, из-за лыж – лыжи в оба этих дня у меня ехали фантастически – с народом я делал всё, что хотел.

– Что ж, а теперь начнем? Вы, кстати, не читали в последнем номере «Л.С.» выдержки из дискуссии «Парафинить или циклить» с нашего сайта?

– Читал, как не читать. Я, кстати, постоянно захожу к вам на форум, читаю, хотя и не участвую в дискуссиях.

– Жаль. Потому что в форумах люди постоянно ссылаются на ваш опыт, квалификацию, говорят, что в лыжах вы очень хорошо разбираетесь и умеете с ними обращаться. Знаете, та огромная дискуссия, что состоялась у нас на сайте и была затем частично воспроизведена в журнале, многим, боюсь, так и не помогла ответить на вопрос – надо всё же лыжи циклить или парафинить. Поэтому мне и было очень интересно встретиться с вами.

Но для начала я хотел бы сослаться на заслуженного мастера спорта России по лыжному ориентированию, чемпиона мира Ивана Кузьмина, который после выхода этой публикации очень интересно высказался об «авторе скандала» – о своём брате, Леониде. Он рассказал: Лёня с детства был очень дотошным. Вот, например, нам родители покупали две абсолютно одинаковые модели самолёта. Знаете, такие пластмассовые, которые надо склеивать из разных деталей? Так вот, мне, рассказывает Кузьмин, достаточно было два часа для того, что склеить этот самолёт и поставить на комод. Лёня же свой самолёт клеил неделю. После этого он ставил свой самолёт рядом с моим, и мне всё становилось понятно. То есть перед этим я был уверен, что склеил свой самолёт бе-зу-преч-но! Но когда рядом ставил свою модель Лёня, я понимал, что человек действительно поработал – нигде ни капельки клея, ни перекоса в приклеенных панелях, ни заусенца. То есть это был безупречный продукт. И Иван Кузьмин сказал в связи с этим по поводу проблемы циклёвки: Лёня не понимает – то, что в его руках работает, в других руках работать не будет. Он берет обычную лыжу, обычную циклю, обычный станок, и у него получается конфетка. Если те же самые вещи в руки берет не Леонид Кузьмин,  у человека получается совершенно иной продукт.

Вот я рассказал вам эту предысторию, эту прибаутку, а теперь и мой к вам вопрос: всё-таки, лыжи – циклить или парафинить? Вы, например, на свежепроцикленных лыжах бегаете?

– На конкретный вопрос – конкретный ответ: я все ответственные старты бегаю только на свежепроцикленных лыжах.

Свежепроцикленных и запарафиненных, или свежепроцикленных «голых»?

– Нет, что на «голых», не скажу, но то, что на свежепроцикленных – это точно. Я имею наглость не согласиться с Александром Алексеевичем Грушиным, который говорит, что нельзя бегать на свежепроцикленных лыжах. Мой опыт показывает, что свежепроцикленные лыжи едут гораздо лучше тех, на которых уже неделю покатался. Но, я не стал бы обвинять Александра Алексеевича в каких-то подтасовках или лицемерии. Видимо, здесь ситуация аналогична истории, рассказанной вам Иваном Кузьминым – всё в конце концов зависит от рук. Возможно, это прозвучит и нескромно, но я циклю лыжи как Леонид – я очень переживаю, если мне не удаётся сделать «конфетку». Приходят люди, которых я не знаю, вроде какие-то копейки я зарабатываю на этом, но мне очень неприятно, если я не могу сделать человеку качественный продукт. Думаю, немногие могут делать это по-настоящему хорошо. Я знаю, что в Москве есть три-четыре человека, которые циклят лыжи весьма достойно. Остальные – любители, которые, может быть, делают это и неплохо, но по большей части всё же весьма посредственно.

– А что представляет собой ваша цикля?

– Обычная металлическая пластина, достаточно толстая. С двумя канавками-углублениями. Вот эта, например, черновая.

– Вы их подтачиваете?

– Обязательно, и постоянно. В отличие от Лёниных циклей все мои цикли подтачиваются. Их жёсткость не настолько высока, их можно подтачивать на наждаке.

– Вы это делаете сами?

– Да.

– У вас есть для этого какое-то приспособление?

– Нет. У меня есть рука, которая набита до безобразия. Я вам скажу, что половина успеха в циклёвке зависит от правильной заточки цикли. То есть у меня самого в начале сезона, пока рука не вспомнила движения, получается рваная циклёвка. То есть визуально она получается абсолютно такой же, всё красиво, всё изумительно, всё блестит. Но лыжи едут хуже. Половина успеха – заточка, серьёзно вам говорю. Это надо чувствовать. Я чувствую эту плоскость, чувствую угол, чувствую наждак. Я это делаю на идеально ровной поверхности – обычно на зеркале. Кладёшь на зеркало наждачную бумагу, чтобы цикля скользила по идеально ровной поверхности…

– Ничего себе, я думал, что вы точите циклю на бруске…

– Нет. На точильном бруске заточить циклю, по-моему, нереально. То есть, возможно, кто-то так и делает, но я никогда не пробовал.

– И какой номер шкурки для заточки цикли вы используете?

– Это зависит от того, какая погода. Чем ближе к нулю или выше нуля, тем более грубая наждачка требуется.

– Чтобы цикля оставляла на пластике более глубокие бороздки, канавки?

– Да. Собственно говоря, в последние годы я добился такого результата, что после циклёвки на воду у меня картина на лыже очень похожа на штайншлиф. Только после штайншлифа на лыже обычно остаётся ворс, который не даёт ехать лыже и от которого надо избавляться с помощью парафина. А после циклёвки ворса на лыже не остаётся.

– А где вы эти канавки делаете?

– Один раз в год я отдаю все свои цикли знакомым, и они их делают на заводе. По мере заточки эти канавки постепенно исчезают, и их надо обновлять. Я знаю несколько циклёвщиков, готовящих лыжи очень высокоуглеродистыми циклями, которые невозможно заточить на наждачке. Есть у такого подхода свои плюсы и минусы. Пока у вас свежая заточка, пары две-три получаются очень хорошо. А дальше начинается халтура – цикля тупится, и довести её в домашних условиях до прежних кондиций уже невозможно. Бегать на завод каждый раз затачивать они тоже не будут. Поэтому я с большим подозрением отношусь к людям, которые циклят лыжи высокоуглеродистыми циклями – хорошими из-под высокоуглеродистых циклей выходят лишь первые две-три пары. Остальное будет халтурой.

– А что значит халтура?

– Не знаю, может быть, кто-то из химиков или физиков меня поправит с точки зрения терминологии, но тупая цикля, по моим представлениям, даёт раковистую (от слова «раковина», ямка) поверхность, если посмотреть на неё с увеличением. Тупая цикля полиэтилен срезает без проблем, а вот графитовые частицы она не срезает, а выковыривает, выкрашивает, вырывает кусками. Потому лыжи и не едут.

– А ваша цикля их срезает?

– Совершенно верно. Я чувствую циклю – по звуку, по тому, как она идёт, чувствую, что цикля уже не берет лыжу, начинает выковыривать. Беловые, окончательные проходы я всегда делаю свежезаточенной циклей. Поэтому процесс циклёвки у меня занимает очень много времени. Например, Миша Прохоров – хороший циклёвщик, но он на пару лыж тратит пять минут, а то и две-три. Мне же на пару лыж нужно минимум полчаса.

– А какая разница между вот этими двумя циклями?

– Эта совсем мягкая – она очень легко точится, и очень легко тупится. По сути, это черновая цикля, предназначенная для скоростного прохода, для снятия микрорельефа – бугров, волн и т.д. Микрорельеф всегда снимается под значительным углом и при большой скорости прохождения цикли. При выравнивании микрорельефа нельзя медленно вести циклю, потому что тогда все неровности начинают только усугубляться.

Более жёсткая цикля даёт идеальный срез, но ею уже значительно труднее вывести все неровности, впадины, рытвины. Она предназначена для чистовой обработки. Более жёсткой циклей я прохожу напоследок буквально четыре-пять раз. А вот эта цикля у меня уже на откровенную воду, её при заточке надо зубать совсем уж зверской шкуркой, и на лыже после неё остаётся довольно крупная сечёнка. Она сделана из высокоуглеродистой стали, и она уже довольно плохо подводится на наждачке.

– А как вы водите циклю по наждачке – ставите прямо, перпендикулярно движению?

– Опять-таки под углом, это даёт самый стабильный результат. Если на мороз, то угол больше. А если ставить циклю прямо – будут заваленные края, если перпендикулярно – вообще нереально, цикля будет по наждачке прыгать.

– Как выглядит пластик, который вы сцикливаете, что это – мука, стружка, пыль?

– В отличие от Леонида Кузьмина я снимаю достаточно много. Мой старинный товарищ и активный участник вашего форума Лёша Ильвовский всегда очень страдает, когда отдаёт мне лыжи на циклёвку. При этом он всегда причитает,  у него сердце кровью обливается, глядя на то, как я циклю лыжи, а я сам себе,  глядя на его страдания, представляюсь этаким мясником с волосатыми руками, в фартуке, забрызганном кровью, пластающим с огромным тесаком в руках мясные туши (улыбается). Но у меня не как у Лёни, это не порошок, это всё-таки стружка.

– Что значит «снимаю много»? Много за один проход циклей, или много за одну процедуру подготовки лыж?

– Это зависит от того, чьи лыжи, сколько им лет, и что я в итоге хочу получить. Например, мои лыжи, как правило, хорошо выведены, не убиты, поэтому перед каждой гонкой я снимаю немного. Но всё равно это не порошок, это чуть-чуть стружечка – после одной процедуры циклёвки лыж пластика у меня остаётся общим объёмом примерно с чайную ложку.

– Пластик завивается при этом такими колечками?

– В общем, да. Если приходит человек со стороны, лыжи у него сто лет не циклёванные, все исцарапанные, горбатые, то там, конечно, чтобы вывести микрорельеф, пластика спускается много. Очень много проблем возникает из-за того, что люди начинают циклить лыжи тонкими, гибкими циклями. Помните, одно время были очень популярны такие стальные тонкие цикли – их ещё делал «SWIX», ещё кто-то? Они очень похожи на нормальные цикли, у них хорошая «зубатая» грань, они дают хорошую стружку, но при этом всегда выгибаются в руках. Сколько через мои руки прошло запоротых лыж в эти годы – не передать словами!

– А что значит «запоротых»?

– Цикля у людей начинает в руках изгибаться и снимает пластик на кантах, оставляя область желобка нетронутой. И ко мне в руки попадали лыжи, у которых иногда кантов вообще не было, а в области желобка пластик оставался практически нетронутым. И когда я начинал циклить такие лыжи, у меня снимался пластик только в центральной части. Приходилось снимать очень много пластика, чтобы вывести такие лыжи.

– И всё же, расскажите, пожалуйста, как вы готовите лыжи к гонке – шаг за шагом? Теперь уже понятно, что перед каждым стартом вы их подцикливаете. Но это касается  любой погоды – и морозной, и переходной, и откровенного тепла?

– Да. Это касается любой погоды. Правда, при этом имеет значение – как давно я это делал с данной парой в последний раз. Вообще, знаете, я заметил, что это как у наркоманов – лыжи начинаешь циклить, и остановиться уже не можешь, попадаешь в зависимость. Потому что отцикленные лыжи при усиленной эксплуатации едут лучше, чем до циклёвки, только недели две-три. Потом плавно происходит снижение этих свойств до базового уровня, может быть – даже чуть ниже. Поэтому – опять циклёвка, опять повышение скользящих качеств, опять пара недель, опять рука тянется за циклей…

– Вы уверены, что не ошибаетесь насчёт того, что лыжи после циклёвки едут лучше, что вы не находитесь в плену субъективных ощущений?

– Нет, не уверен, потому что такие вещи, как затухание скользящих свойств лыжи во  времени – это чисто субъективный аспект дела. С другой стороны, когда много-много лет – пятнадцать, и даже двадцать – ты замечаешь одно и то же, есть подозрение, что это всё-таки объективно. Хотя, может быть, и нет, не знаю… Но такого эксперимента ведь никто и не ставил, его и поставить, наверное, невозможно. Как поставить такой эксперимент? Ну, предположим, проциклил лыжи, выкатился со спуска. Что, через две недели ты будешь на этом же спуске экспериментировать уже с лыжами с двухнедельной циклёвкой? Но ведь за эти две недели погода изменилась, сравнивать невозможно. Всё очень субъективно, очень. Я могу согласиться с чьими-то предположениями о том, что это ошибка, я не стану спорить, но по своим ощущениям я всё же уверен в этом.

– А если вам предстоит пробежать связку из двух-трёх гонок подряд, вы тоже циклите лыжи перед каждой гонкой?

– Нет, если мне предстоит пробежать связку из двух-трёх гонок, я не циклю лыжи каждый день. Вполне достаточно проциклить лыжи перед первым днём, и дальше можно выступать в течение этих трёх дней вполне спокойно. Ну, если только по ошибке в первый день вы не задрали пластик или не сожгли поверхность. Но раз в две-три недели перед ответственными стартами лыжи я обязательно циклюю.

– И как вы готовите лыжи перед стартом? Стандартная процедура подготовки лыж перед стартом от Артема Онищенко?

– Циклёвка циклями, обработка щётками….

– Подождите. Вот вы проциклили лыжи, что у вас получилось? Блестящая гладкая поверхность?

– Она матовая. Блестящая поверхность может поехать только по сильному морозу. Где-то у вас на форуме я читал про подготовку лыж стеклами. Так вот, был у нас в университете такой лыжник – Борис Ращупкин с биофака. Он меня и снабжал в своё время предметными стёклами. Только не тоненькими, а очень толстыми. Что-то там на практических занятиях они резали этими стеклами. И одна грань у этих стекол была изумительно ровная, острая. Эта грань давала срез пластика абсолютно гладкий, абсолютно блестящий. Но, увы, такие лыжи ехали только по очень сильному морозу – по воде они не ехали абсолютно. Они стояли колом, просто прилипали. Поэтому – зависит от погоды. Если тепло – то сильная сечёнка. Если мороз, то максимально гладкая поверхность. Хотя, все равно там мелкая сечёночка есть, обязательно есть. 

– Хорошо, отциклили вы лыжи. Дальше что?

– Обработка щётками. В зависимости от погодных условий – разные щётки. Если это вода, или погода, близкая к нулю  или маленький минус, то максимально жёсткими щётками…

– Стальными, медными?

– Вы знаете, дело в том, что некоторые стальные щётки, например, «RED CREEK», мягче, чем медная «SWIX». Я пробовал их стальную щётку – она мягче, там тоньше проволока. Она даёт более мягкую структуру. «SWIX» – жёстче. Стальной щёткой «RED CREEK», правда, очень хорошо выбирать грязь – она мягче, проволочек больше, и она прекрасно справляется с этой задачей. А на воду я использую максимально жёсткую известную мне щётку – латунную.

– Практически после того, как вы отциклите скользящую поверхность, вы её подвергаете ещё и очень жёсткой обработке щётками?

– Обязательно.

– То есть вы в данном случае не вычищаете поры щёткой, а наносите, фактически, царапины?

– Да, я наношу структуру с помощью щёток. Но, скажем так, всё же начальную структуру, если вода, я наношу с помощью вот этой цикли – скользящая поверхность уже после цикли довольно царапанная получается.

– Эта цикля даёт как бы крупные царапины на пластике?

– В общем, да. Но от неё остаются некоторые заусенцы, как бы ворс. Не  такой, конечно, как после штайншлифа, но он всё-таки есть. Поэтому, используя жёсткую щётку, я как бы наношу структуру и одновременно убираю остатки ворса.

– Хорошо, что после щётки?

– Если это мороз, то идёт полировка фибертексом. Если мороза нет, то ничего не делаю. Кстати, если возвращаться к статье в прошлом номере «Лыжного спорта», то моя точка зрения очень близка к точке зрения Ивана Кузьмина. Как правило, после циклёвки лыжи я всё же парафиню. Бывали случаи, когда голые лыжи ехали очень неплохо.  Бывали! Но не всегда. К примеру, гонка А.Завьялова на 60 км прошедшей зимой. Готовлю две пары лыж: одна с  порошком, другая – голая. На откатке, в отличие от Лёниной теории*, лучше едут голые лыжи. То есть лыжи с порошком ещё даже не успели набрать грязь, и всё равно голые лыжи едут лучше. Эксперимент, конечно, нечистый, потому что разные лыжи. Но я выбрал лучшую в той ситуации пару, то есть голую. Да, так вот – у меня есть одна особенность – я всегда долго раскачиваюсь. Поэтому в этой гонке я довольно долго выбирался с каких-то там двадцатых-тридцатых мест. По ходу гонки объехал человек двадцать-тридцать достаточно приличных гонщиков. В итоге приехал второй. Так вот, могу сказать, что у кого-то из тех, кого я объезжал, лыжи ехали не хуже, чем у меня. И всё же в основной массе у людей лыжи ехали чуть медленнее. Казалось бы, вот она, победа голого пластика. Но не так всё просто. Выиграл гонку Олег Кочетков. На последних пятнадцати километрах мы ехали с ним вместе. Я знаю, что Кочетков не забивает себе голову всякими «глупостями» и всегда ездит на порошках и парафинах. Так вот, у него лыжи ехали откровенно лучше, чем у меня. То есть на каждом спуске он уезжал от меня на 5–7 метров, несмотря на то, что я стоял за ним в струе! То есть, понимаете, голые лыжи ехали в этот день лучше, чем у других. Но хуже, чем у Кочеткова. Так что делайте выводы сами.

Наверное, можно было бы провести целенаправленный эксперимент. Не знаю, делал ли это Леонид Кузьмин, возможно, на подобных экспериментах как раз и основывается его убеждённость? Но как надо было бы, по моим представлениям, ставить такой эксперимент? Взять одну пару лыж со штайншлифом, которая перед этим двадцать-тридцать раз была обработана парафином, обработать погодным парафином, откатать. Тут же на станке рядом их отциклить, обработать щётками, и как можно быстрее снова откатать, посмотреть выкат. Тут же потом на свежепроцикленные лыжи нанести погодный парафин, желательно тот, который был на штайншлифе, и снова откатать. Вот тогда можно было бы более или менее корректно говорить о том, какой вариант лучше. Опять же, для того, чтобы по итогам таких сравнений делать более или менее корректные выводы, этих экспериментов надо проводить, наверное, десятки, а может быть, и сотни. Я таких экспериментов не ставил. Мои эксперименты заключались в том, что прибегал ко мне, например, Лёша Ильвовский после откатки лыж, я их ему тут же циклил, он снова шёл, откатывал, и приходил, визжал от восторга – они  у него ехали гораздо лучше. Но, может быть, если бы их после циклёвки ещё и запарафинить, они у него поехали бы ещё лучше? Не знаю. Опять же, даже этот эксперимент не совсем чистый, потому что всё то же самое надо было бы повторить ещё и после 40–50 км проката на лыжах. Посмотреть, набирают лыжи грязь, или не набирают? Это сложный, трудоёмкий эксперимент, кто за него возьмётся?

Я делал более простые эксперименты – ехал на паре, в которой одна лыжа цикленая, другая – нет. И всё равно не могу сказать ничего однозначно, потому что, например, в поле лучше едет одна лыжа, а в лес въезжаешь, туда, где совершенно иной снег, лучше едет уже другая.

К чему я в итоге пришёл? Во-первых, совершенно правильно пишет Леонид: лыжи с заводским штайншлифом надо многократно парафинить. Потому что после штайншлифа на лыжах – огромное количество ворса, и только с помощью парафина он и выбирается. Что лучше едет – хороший штайншлиф или хорошая циклёвка – я не возьмусь сказать. На мой взгляд, правильно говорят – на больших скоростях штайншлиф работает очень хорошо (из-за этого он так и популярен у горнолыжников), на малых скоростях начинает тупить. То есть для себя я это условно назвал эффектом сухого и мокрого трения. Скорость большая, плёнка водяная больше – начинает работать штайншлиф. Скорость малая, то есть ты в подъём едешь – цикленные лыжи откровенно едут лучше. Но на спуске, особенно по воде, штайншлиф может работать лучше, чем циклёвка. Вопрос в том, какая циклёвка? Потому что по прошлому году я понял, что вот с этими циклями у меня и по воде лыжи очень здорово поехали – не хуже, чем штайншлиф. Опять же всё упирается в то, о чём сказал Иван Кузьмин –  в руки. Поэтому я не могу сказать однозначно: ребята, вперёд, все циклить лыжи! Если человек не умеет циклить, то лыжи у него после циклёвки поедут значительно хуже, чем после заводского штайншлифа и парафина. Может быть, это и прозвучит нахально, но даже в моей практике были случаи (правда, их было очень мало), когда лыжи после циклёвки у меня не начинали ехать лучше. Это редкое явление, но и такое бывает.

– Стоит ли, можно ли циклить дешёвые лыжи с экструдированным пластиком?

– На мой взгляд, экструдированный пластик циклить бесполезно. То есть такие лыжи можно отциклить, и теоретически они даже должны поехать лучше, но это, поверьте мне, настоящий сумасшедший дом – при циклёвке таких лыж надо будет спустить три, а то и четыре десятых миллиметра пластика, потому что сверху на этом пластике всегда лежит корка, которая потом в процессе циклёвки выгрызается кусками.

– Подождите, но ведь на лыжах с экстудированным пластиком катается уйма людей – школьники, ветераны-любители, которые на полном серьёзе пытаются эти лыжи циклевать, парафинить… Что им делать с этими лыжами?

– Я не думаю, что им надо их циклить. Если циклить, то только очень опытному человеку, потому что экструдированный пластик циклить чрезвычайно тяжело. Я, например, когда ко мне приходят люди с такими лыжами, стараюсь всегда отговорить владельца от циклёвки. Потому что никто не может гарантировать, что такой пластик под воздействием цикли не станет вырываться кусками, клочьями. А мне неохота портить людям лыжи.

– Хочу привести такой пример: я довольно долго – лет 15 – не брал в руки циклю, и в прошлом году попытался самостоятельно проциклить свои лыжи. Естественно, в определенный момент рука соскочила, на канте появилась засечка. Начал исправлять, засечка углубилась. Что делать? Предположим, нет такого вот Артёма Онищенко под рукой, а лыжи жалко. Иван Кузьмин в таких случаях говорит: у тебя появилась хорошая тренировочная пара лыж. Но лыжи-то только что были вполне боевые – можно что-то сделать в этой ситуации?

– Это весьма распространенный эпизод. Вариантов несколько: либо, действительно, переводить лыжи в разряд тренировочных, либо – идти в мастерскую и делать новый штайншлиф, либо всё же искать приличного циклёвщика. Четвёртый вариант, для особо настырных – найти старые лыжи и долго-долго на них тренироваться, ставить руку. Быть может, чего-то вы и добьётесь, в конце концов, всё делают человеческие руки, ничего невозможного в этом нет.

– А вариант с бруском и шкуркой?

– Были в моей практике случаи, когда люди приносили совершенно убитые лыжи, которые никакой циклёвкой уже было не выправить. На первый взгляд, в таких случаях остаётся самый последний вариант – брусок и шкурка. Но этот вариант очень нехорош тем, что при спасении лыж с помощью бруска и шкурки с лыжи снимается практически весь пластик. То есть ты их один раз выведешь, спасёшь, и после этого циклить лыжи будет уже нельзя. У меня в руках неоднократно «умирали» такие вот «пациенты», поэтому тот же Лёша Ильвовский всё время стоит у меня над душой и очень переживает за каждую пару своих лыж, потому что один из таких вот скончавшихся пациентов был как раз его пара лыж. Причём перед циклёвкой я его честно предупредил: тут уже нет пластика, их невозможно циклить, а он мне: – ну пожалуйста, ну чуть-чуть. Кончилось это печально. Из моих рук эти лыжи вышли ещё живыми, но когда он стал дома у себя наносить на эти лыжи парафин и снимать его скребком, парафин стал сходить с лыж уже с остатками пластика, полезла подложка.

И ещё один аспект использования наждачки… Наждаком невозможно вывести идеально ровную поверхность. Как бы вы ни старались, при работе бруском у вас обязательно будут заваливаться края.

– Да неужели?

– Обязательно! Потому что сам наждак имеет демпфирующие свойства. Кроме того, по краям он нависает над скользячкой, ничего не сделаешь – обязательно чуть-чуть края будут заваливаться. Кроме того, не забывайте, что после наждачки вам надо обязательно циклить лыжи, потому что после работы шкуркой лыжи ехать не будут абсолютно. Потому что шкуренные лыжи – лохматые по определению. А потом, пластик после обработки шкуркой набирает абразив – те мелкие камушки, из которых шкурка сделана, вкрапливаются в скользящую поверхность, и такой пластик никогда не поедет. Так что после шкурки вам всё равно предстоит циклёвка, причем довольно сильная. Поэтому после такого метода восстановления у вас уже практически не остаётся никакого пластика на лыжах.

– И все-таки, напоследок, ваши рекомендации неискушённым любителям лыжного спорта: что делать с лыжами перед стартом?

– Если циклить лыжи не умеешь, не берись. Совершенно точно загубишь не одну пару, прежде чем чему-то научишься. Если ты взял в руки циклю с вполне конкретной целью – улучшить скользящие свойства своей любимой (зачастую – единственной) пары лыж, почти наверняка ты добьёшься прямо противоположного результата. Если же вы твёрдо решили попытаться приобрести навыки циклёвки, постарайтесь раскопать где-то в чулане (или задёшево купить чужие) старенькие убитые лыжи, желательно с нормальным, неэкструдированным пластиком. Почти наверняка в процессе этих уроков вы испортите не одну такую пару лыж. Но если такие лыжи у вас всё-таки найдутся, если есть желание, время, то ничего невозможного в этом нет.

Кстати, в этом году, после дискуссии на сайте и публикации в «Л.С.», я стал более внимательно подходить к проблеме выбора между голыми и запарафиненными лыжами, стал больше экспериментировать. Как правило, теперь я ещё и беру у кого-то из друзей лишнюю пару и одну пару лыж всегда оставляю голую. Не раз и не два у меня голые лыжи ехали откровенно хуже. Это к вопросу о том, чья позиция из братьев Кузьминых мне ближе – мне ближе позиция Ивана. И всё же в каждом конкретном случае надо смотреть отдельно. Единственное, что я могу сказать абсолютно уверенно – после штайншлифа лыжи надо парафинить многократно. Я не знаю примеров, чтобы голые лыжи после штайншлифа ехали хорошо.

 

Беседовал Валерий ПУТИНЦЕВ

Полезно также почитать:

С. Бирюков Тестируем лыжные палки верхних уровней сезонов 2009-2010 и 2010-2011
А.Вертышев "Лыжи, курс немолодого бойца"
Где купить беговые лыжи, лыжные палки и лыжные ботинки

Где купить лыжную одежду и аксессуары

Skisport 43136 14.12.2007
Рейтинг: 0 0 0