• О журнале "Лыжный спорт"
  • Архив номеров
  • Иван Покровский

В Цермат, как в Джан

Опубликовано: skisport.ru

Писал отчет о марафоне, но не смог удержаться в рамках одной спортивной темы. Получился эпизод из жизни, связанный с Цермат-марафоном. В том числе это эпизод из жизни нашей компании, сложившейся в начале 90-х в сборной по лыжным гонкам МГТУ им. Баумана.

История началась в январе, когда мы с Леной заехали к Матвеевым Диме и Тане на ужин с кальмарами. Дима, один из лидеров нашей студенческой сборной 90-х, рассказывал о летнем отдыхе в Швейцарии, а я, слегка приукрашивая, о своих спортивных достижениях в текущем лыжном сезоне.

Когда Дима перешел к описанию горного марафона, свидетелем которого он стал, я переключился на еду и слушал в пол уха. Внимание выхватывало только отдельные восклицания: "Невозможно!", "Очень тяжело!", "Никто из нас не смог бы!" Видимо, для того, чтобы вернуть меня к разговору, Дима, обратившись ко мне, довольно жестко заявил: "Ваня, ты бы не смог его пробежать!"

Не знаю, почему до сих пор не исследован и не используется широко этот феномен русского человека - способность находить в себе безграничные физические и творческие силы, когда зацепили «на слабо?». Дима зацепил меня горным марафоном, и уже не было вариантов не пробежать, вопрос только, в каком году.

Этот вопрос решился вскоре. Примерно в то же время на другом конце Москвы, истосковавшись по общению с лыжниками-бауманцами, наш студенческий друг Игорь Филаткин задумал собрать всю компанию в горах, как в старые добрые времена. С горами у нас многое связано. На спортивных сборах в горном лагере Джан-Туган все мы перезнакомились, сдружились, а многие потом и переженились (мы с Леной в том числе). Мы ездили в Джан каждый год, пока учились, потом еще несколько раз всей компанией 10 лет спустя уже с детьми. Для каждого из нас Джан - это лучшие моменты жизни, а сюжеты, которые там разворачивались, достойны написания романов. К сожалению, наша база Джан-Туган уже много лет не работает. Мы сами перестали туда ездить, когда почувствовали, что становится небезопасно. Долго мы не собирались летом на отдых всей компанией, не могли найти такое место, которое заменит нам Джан. И вот в начале февраля Игорь Филаткин заводит в мессенджере WhatsApp группу с названием "В Цермат, как в Джан" и приглашает в нее всех друзей. Одна из первых записей обозначает возможные сроки - в первых числах июля, чтобы попасть на отпуск Сани Маланичева. Саня, кстати, так и не поехал с нами в Швейцарию. Но его отпуск определил сроки, в которые по удачному совпадению проходит «страшный» Цермат-марафон, так расписанный Димой Матвеевым.

Такие совпадения наполняют меня решимостью - сразу пишу, что мы едем, захожу на сайт марафона, оплачиваю регистрацию, бронирую апартаменты. С семьёй как-нибудь согласую! Сначала все домашние поддерживают, но потом начинается - "Ваня, ты можешь бежать хоть куда, но сначала ты должен свозить нас с девочками (у меня три дочери) позагорать на море". Хорошо, что билеты не взял сразу. Старшие быстро откалываются, у них сессия до 1 июля, просят оплатить поездку отдельно от нас в Болгарию, а на август после студенческой практики - ещё что-нибудь. Остаемся втроем с младшей дочерью. Уже легче договориться. В итоге согласован маршрут Милан - Генуя - Сан-Ремо (с заездом в Ниццу) - Цермат (26 июня - 2 июля) - озеро Орта - Милан. Наконец, куплены билеты, заказаны апартаменты по маршруту, забронирована машина в аренду.

8 марта мы собрались с друзьями в Москве в бельгийской брассери. Я сообщил о своих планах бежать Цермат-Марафон и вызвал волну скепсиса: "Ты обычный марафон сколько раз бегал? Лыжные и вело не в счет! В каком году в последний раз? Ты технику бега ставил? Без профессиональной подготовки ты просто угробишь себя! Запишись хоть в беговой клуб, не добежишь, но хотя бы обойдешься без серьезных травм". Но разве это аргументы для русского человека? Ведь если я чего решил… Тут ко мне подсаживается Беляков Влад и, дружески похлопывая меня по спине, говорит в ухо: «Тебе не нужен клуб, тебе нужен я! Я поставлю тебе технику бега». Это, как в голливудской классике, когда герою никто не верит, появляется Мастер и предлагает передать весь свой опыт. Отказаться невозможно.

Лыжный сезон я завершил марафоном в Малиновке 4 апреля. По дороге домой уже начал планировать беговые тренировки: четыре в неделю - 3 спокойные по 10 км, плюс беговые упражнения, одна развивающая 20-25 км в темпе близком к марафонскому соревновательному. Моя главная задача – подготовить колени и беговые мышцы, за функциональную подготовку я сильно не переживал. Мой брат Миха настаивал на том, что в неделю нужно набегать минимум 60 км для обычного марафона, а для горного ультрамарафона нужно больше. Для его спокойствия я говорил, что так и получается, а сам скорее рассчитывал всегда сохранять эмоциональный запал и физическую свежесть, не перетруждать себя слишком сильно.

На первую и, как потом оказалось, единственную тренировку с Мастером я ехал в Битцу опаздывая минут на 15-20. Позвонил Владу, предупредил. Он меня успокоил: "Без проблем, я тогда зайду домой, перекушу". Я приехал раньше. Через 15 минут ожидания на воздухе стал замерзать. Начал бегать челноком от путепровода через МКАД до лыжной базы и обратно. Мастер пришел через час. Уже совсем стемнело. Я предложил было перенести урок на другой день, но Влад настаивал: "Темнота не проблема, я знаю здесь каждую кочку". Минут 20 просто медленно бежали по битцевскому лесу в темноте, Влад погружал меня в теорию правильного бега. Потом показал бег с захлестыванием назад и с высоким подниманием бедра - "Это база!". Хотел показать другие важные упражнения, но не смог - "давно не делал, забыл". Сказать, что я был разочарован уроком, это почти ничего не сказать. Только позже до меня дошло, что это было. Похоже, Влад совершил ритуал: в темноте в особом месте он работал не с телом, а с духом, там в Битце я, вероятно, был посвящен Мастером в бегуны. К середине июня ко мне приходит ощущение полета на бегу: короткие легкие касания земли поддерживают высокую скорость, ногам легко, и только пульсометр показывает, какая идет работа. Конечно, кроме заклинаний Влада немного помогли видеоуроки профессиональных марафонцев, которые я смотрел на YouTube.

Проблема пришла, откуда не ждал – в начале июня изменен срок конференции, которую я готовил с коллегами по работе. Новый срок учитывал график людей из Министерства промышленности и Администрации Президента, согласовали на 28 июня. У меня билет в Милан на 23 июня, марафон в Цермате 1 июля. На мою попытку договориться о других датах конференции коллеги предложили помочь договориться о переносе сроков Цермат-марафона. Делать нечего - беру билеты - 27 июня в Москву, 28 проводим конференцию, 29 обратно в горы. О планах по акклиматизации приходится забыть.

23 июня мы с женой Леной и младшей дочерью Ариной прилетаем в Милан. Идем получать забронированную Рено Клио. Я решил, что эта модель - хороший вариант для путешествия по европейским городам и горным серпантинам на трех человек с небольшим багажом. Сотрудник прокатной компании великодушно предложил нам автомобиль более высокого класса: италиан кар, мор спэйс, мор комфорт. Почему-то я представил себе что-то похожее на Альфа Ромео Джульета и сразу согласился. На стоянке нас ждала не Джульета, а чудо итальянского автопрома FiatQuadro. Хотел было пойти поменять ее обратно на Клио, но что-то остановило. Как в сказке - возьми меня, говорит лягушка, не пожалеешь. И действительно, первое негативное впечатление в дальнейшем было полностью забыто и перекрыто уникальными качествами этого авто. Всего не буду перечислять, только самую первую позитивную эмоцию. Я достал литровую бутылку кефира и смог выпить ее за рулем всю до последней капли, бутылка не упиралась в потолок, как в авто традиционной формы. Круто!

Наша коробчонка Фиат Квадро
Наша коробчонка Фиат КвадроИван Покровский

Кратко поделюсь впечатлениями от отдыха на побережье. От Генуи, одного из европейских центров морской торговли Средневековья, у меня осталось ощущение упадка – неухоженные площади, завешанные бельем узкие улочки, разрушающиеся старинные дома, душный воздух и запах затхлости. Вот Венеция, ровесница Генуи, тоже увядает, но делает это как-то романтично, старается нравиться. Генуя, мне показалось, совсем не старается следить за собой. Одна была отрада – secretbeach в рыбацкой деревне на окраине города. Красивое место, спрятанное от туристов, с небольшим уютным пляжем и кафешками, где за 10 евро можно взять большой бумажный кулек жареных морепродуктов с бокалом сухого белого.

Зарядка в Генуе
Зарядка в ГенуеИван Покровский
Генуя. Печальный лев
Генуя. Печальный левИван Покровский
Генуя. Мы назвали эту скульптуру "Вход в спиральный астрал"
Генуя. Мы назвали эту скульптуру "Вход в спиральный астрал"Иван Покровский
Сикрет бич в рыбацкой деревне
Сикрет бич в рыбацкой деревнеИван Покровский

Сан-Ремо представлялся мне шикарным курортом, а оказался провинциальным уютным городком. Мы даже посетили музыкальный фестиваль. Там они проходят прямо на городских площадях, похоже, нон-стоп. Нам повезло попасть на музыкально-театральные представления любительских коллективов из Африки. Платить за них не нужно. На городской площади расставлены стулья, а перед ними сцена. Места желательно занимать заранее, а если не хватит – можно сесть на веранде соседнего ресторана, как мы и делали.

Уличный музыкальный фестиваль в Сан-Ремо
Уличный музыкальный фестиваль в Сан-РемоИван Покровский

Вот Ницца — это действительно шикарный курорт. Пляж лазурного берега — это чудо. Чтобы насладится им в полной мере, нужна неделя, а может быть и две. Рестораны на улице Поншет, дворцы, первая линия шикарных домов вдоль набережной, мы только коснулись этого за один день пребывания.

Пляжный отдых я успешно совмещал с тренировками, забегая в горы, когда мои прекрасные спутницы погружались в послеобеденный сон. Час сиесты — это самое жаркое время, и ладно – я считал, что раз на длинные тренировки времени нет, то чем тяжелее условия, тем лучше.

В Цермат приехали вечером 26 июня. После 35-градусной жары в 10 градусов с дождем. Прогноз погоды обещал ночью временами снег. Не зря брал лыжное термобелье.

Разместились мы в доме Astral с видом на гору Маттерхорн. Друзья, когда узнали, как называется наш дом, хохотали в голос. Перед этим в нашей группе в WhatsApp было бурное обсуждение генуэзской скульптуры, фото которой мы выложили с вопросом "Это вход в спиральный астрал?", и получили солидную порцию встречных шуток пикантного содержания. Эзотерика сопровождала нас все время.

А из нашего окна горка снежная видна
А из нашего окна горка снежная виднаИван Покровский

Вечером 26-го провёл 40-минутную тренировку от нашего дома вверх до станции Furi и назад. На следующий день 27-го рано утром пробежались с Леной и Ариной также минут 40. Потом быстро позавтракали и пошли встречаться с друзьями на площади ЦЦЦ - у церкви в центре Цермата. Теплая встреча старых друзей! К сожалению, у меня на длинные разговоры времени не было. Примерно в 11 часов я попрощался с компанией – «нужно смотаться на денек в Москву по делам».

Друзья на привале
Друзья на привалеИван Покровский
Нашей мужской дружбе больше 25 лет
Нашей мужской дружбе больше 25 лет Иван Покровский
Нашей мужской дружбе больше 25 лет
Нашей мужской дружбе больше 25 лет Иван Покровский
Нашей мужской дружбе больше 25 лет
Нашей мужской дружбе больше 25 лет Иван Покровский

В Цермат запрещен въезд на традиционных автомобилях, только электропривод. Поэтому сначала я доехал на электричке до станции Таш, что в шести километрах, потом на своем прокатном FiatQuadro 200 км до аэропорта Милан Мальпенса, потом самолетом в Москву. Дома перед сном шлифанул свою презентацию. 28 июня выступил на конференции. 29-го утренним рейсом вернулся в Милан, оттуда в Цермат. По дороге заехал в Санкт Никлаус, откуда стартует марафон, получил номер, купил кепочку с символикой. Около шести вечера 29-го июня я в Цермате в компании друзей уже играл в мафию, демонстрируя чудеса изворотливости с черной картой. Честные горожане все же меня раскрыли. Особо проницательными оказались при этом дети.

30-го с Леной и Ариной пошли смотреть горные участки трассы марафона. Мы вверх, а друзья по этой же дороге катались вниз на горных самокатах. Вечером снова карточная мафия. Позволил себе немного вина «для ускоренной акклиматизации» - если нельзя, но хочется, нужна веская причина. Голова не перестала гудеть, ложился спать с чувством легкого беспокойства.

Покатушки на горных самокатах
Покатушки на горных самокатах Иван Покровский

1 июля, в день марафона, встали в 6-00, нужно было успеть позавтракать и добраться до Санкт Никлауса. За час до старта мы на месте. Я абсолютно спокоен, нет ни одного знакомого, кто мог бы вызвать соревновательный мандраж. Многие участники дожидаются старта в офисе организаторов, совершая последние приготовления. Мы тоже зашли погреться, нашли свободный стул, и я начал втирать свой разогревающий крем российского производства с характерным резким запахом. Находящиеся вокруг к этому явно не были готовы. Отвечаю улыбкой на их косые взгляды.

За 10 минут до старта вхожу в загон ультамарафонцев, чувствую себя отлично. Пульсометр настроен на 145 ударов, как максимум, рабочий диапазон – 120 -135 ударов. Планирую беречь себя. Присматриваюсь к окружающим – выбираю возможных попутчиков. Нужен опытный марафонец, но не очень сильный, чтобы бежал ровно и не слишком быстро. Внушает доверие мужчина лет 45 в видавших виды беговых гольфах и с кэмелбэком за спиной. Рюкзачок с питьем означает, что для него питание на дистанции важнее потерянной скорости. Сам я не брал воды с собой, полагая, что пунктов питания достаточно много, они расположены через каждые пять километров.

Перед стартом
Перед стартом Иван Покровский

В 8-45 нам дают старт. Держусь за попутчиком в гольфах. Он уверенно прорезает толпу любителей-полумарафонцев, их можно отличить не только по цвету номеров, но и по шумному дыханию и громкому топоту кроссовок. Подтягиваемся к группе серьезных спортсменов, все с красивой рациональной техникой бега, ровным дыханием. Дорога забирает вверх, а мой попутчик не сбавляет скорость. Пульс 140, и я его отпускаю. Ищу новых попутчиков и сразу нахожу – прямо передо мной бегут две стройные симпатичные итальянки. Обе с длинными хвостиками, которые задорно болтаются на бегу из стороны в сторону. Одна высокая и легкая, лет 25, вторая постарше, примерно моего возраста, поприземистей и пожилистей. Молодая задает темп. Мой пульс около 135. Бегу с ними километров пять, наслаждаюсь окружающей красотой. Подъем снова становится круче, и молодая прибавляет. Я отстаю, но стараюсь держать хвостики в поле зрения, немного подтягиваюсь к ним на пологих участках трассы.

Бегу рядом с опытным марафонцем в синих гольфах
Бегу рядом с опытным марафонцем в синих гольфахИван Покровский
Поддержка из поезда сопровождения с болельщиками
Поддержка из поезда сопровождения с болельщикамиИван Покровский
Итальянки с хвостиками. Съемка из поезда сопровождения
Итальянки с хвостиками. Съемка из поезда сопровожденияИван Покровский

Пробую менять технику бегу – при увеличении градиента почти не работаю бедром, толкаюсь голеностопом. Скорость сохраняется, а пульс падает на 3-4 удара. Хороший эффект!

Хвостики совсем скрываются за поворотами. Новых попутчиков уже не ищу, самому понятно, как бежать. Примерно за 3-4 километра до Цермата трасса уходит с асфальтовой дороги на грунтовую тропу с камнями. Я вроде не прибавляю в интенсивности, но начинаю обходить бегунов, одну группу за другой. То ли техника у них не приспособлена к бездорожью, то ли сказывается мое преимущество в общей выносливости.

На 20-м километре подбегаем к Цермату, набрав примерно 500 метров высоты относительно Санкт Никлауса. В Цермате меня встречают друзья. Заряжаюсь эмоционально. Сначала у вокзала встречают Легошины, перекрикивая всех остальных болельщиков. Потом у церкви большая компания наших встречает меня с оркестром. Надо сказать, что оркестр играл далеко не всем марафонцам. Друзья к моему появлению заказывали музыку. Хотели что-нибудь русское, но оказалось, у тирольских музыкантов репертуар очень ограниченный. В итоге сыграли, что знали, получилось неплохо. На эмоциях прибавляю в скорости и обгоняю еще несколько групп бегунов.

После Цермата на 25-м километре дистанция уходит вверх по крутому серпантину. Здесь многие переходят на шаг. Я стараюсь бежать. Удивляет появление впереди меня рыхлых неспортивного вида участников. Потом понял, что это еще одна группа полумарафонцев, которые взяли старт от Цермата. Некоторые из свеженьких пытаются держать мой темп, то рядом побегут, то в спину подышат, то обгонят и сбросят темп под ногами. Раздражали.

На самых крутых участках я стал переходить на шаг, а на выполаживаниях подбегал. Это позволяло не только удерживать пульс в пределах 140 ударов, но еще переключать нагрузку между разными группами мышц и выигрывать у тех, кто продолжал бежать постоянно – на крутых участках я шагом поддерживал их скорость, а на пологих бежал намного быстрее за счет свежести беговых мышц.

А где же, думаю, хвостики? И вскоре обгоняю сначала молодую-длинноногую, она совсем расклеилась на этом участке. Потом обгоняю вторую – та, хоть и сбавила скорость, выглядела гораздо свежее своей молодой подруги.
Трасса марафона
Трасса марафонаИван Покровский
Профиль Цермат-марафона
Профиль Цермат-марафонаИван Покровский

За несколько километров до станции Sunnegga (2280 метров над уровнем моря) начинается относительно ровный участок, на котором почти все начинают бежать. От резкого перехода с силовой работы в подъем на скоростную беговую работу у многих участников начинает сводить ноги. Вижу, на земле лежат бегуны, другие помогают им справиться с судорогами. Останавливаться не хочется, и вроде никто во мне не нуждается. Но невольно проигрываю в голове ситуацию: а если человек лежит в судорогах один? А если женщина? Неужели пробегу мимо? А как помогать? В этих мыслях незаметно скоротал еще несколько километров и уже видел станцию Sunnegga.

От Суннегги начинается крутой подъем по узкой горной тропе. Упираюсь в караван. Невозможность обгона позволяет отдохнуть. От каравана откалываются многие полумарафонцы, стартовавшие из Цермата. Некоторые при этом не сразу уступают дорогу, хотят и соперников придержать.

Через несколько километров выходим на широкую дорогу. Начинается участок, который на схеме профиля трассы выглядит как пологий спуск. На деле это сменяющиеся короткие спуски и подъемы с каменистым покрытием. Прыгать по камням на спуске порой сложнее, чем шагать по ним в подъем. Внимание на фоне усталости притупляется, и несколько раз я сильно спотыкаюсь, разбивая пальцы ног. Оказывается, я далеко не самый ловкий бегун по камням. Меня начинают обходить даже грузные полумарафонцы. На этом участке я «наелся» довольно сильно. Ведь сложность определяется не крутизной склона, а темпом, который задают окружающие.

После станции Riffelalp, это 39-й километр дистанции и 2222 метра над уровнем моря, начинается подъем, на котором за три километра набор высоты составляет 350 метров. Весьма крутой, чтобы на шаг перешли даже самые легкие и бегучие из участников. Здесь я выбираю в качестве ориентира приятную светленькую девушку славянского склада. Сначала держаться за ней было легко, но потом от вязкой работы в подъем у меня начинает сводить ноги. Стараюсь не делать резких движений, судороги отпускают. На станции Riffelberg моя попутчица поворачивает на финиш марафона 42,195 метров, а я бегу дальше в гору. До финиша ультамарафона остается 3 километра дистанции, на которых нужно набрать еще 500 метров высоты. На развилке меня поддерживают Лена и Арина. Прошу у них бутылку воды, но воды нет. Как потом выяснится, Арина, почувствовав мою досаду,побежала набирать воду в пустую бутылку, потом пыталась меня догнать и чуть не заблудилась в горах.

Держусь бодрячком
Держусь бодрячкомИван Покровский

Через километр после развилки вижу впереди своего стартового попутчика в синих гольфах. На каждый шаг он громко всхлипывает, как теннисистки в последних геймах. Его выкрики привлекают внимание гуляющих корейских туристов. Они снимают бегуна на видео. Мало того, один из корейцев пытается разговорить бегуна «IamfromSouthKorea. Whereareyoufrom?» Видно, что измождённому марафонцу неприятно быть героем этих съемок, но сделать с веселящимися корейцами он ничего не может.

К этому времени у меня завершается ломка, связанная с переходом организма с гликогенного на жировое энергообеспечение, и я немного прибавляю в скорости. Легко обгоняю кряхтуна в гольфах и намечаю себе следующий ориентир – женщину саксонского костистого телосложения, которая идет метрах в трехстах передо мной. Она оказалась крепким орешком, я так и не смог догнать ее до финиша. Зато получил хороший мотиватор не сбавлять темп. Совсем тяжело стало метров за 500 до финиша. Ощущались головокружение и тошнота. Сказывались разреженный высокогорный воздух, дегидратация организма и холодный ветер, выдувающий остатки тепла. Ощущения знакомые, поэтому спокойно продолжил работать. Перед финишем слышу громкие поздравления в адрес своей попутчицы, она вторая в возрастной группе старше 40. Я заканчиваю 79-м из 430 финишировавших в мужском зачете ультрамарафона. В своей возрастной группе 40-45 я был 18-м из 73-х. Считаю, что неплохо для лыжника-любителя.

Сразу после финиша, как только перестал работать, меня начинает трясти от холода. Вероятно, это происходит с каждым финишером и хорошо известно организаторам. Волонтёры выдают мне теплоотражающую накидку. Она не позволяет остаткам тепла улетучиваться. Постепенно прихожу в себя и занимаю очередь на массаж. Примерно через 20 минут меня массирует практикантка медицинского института. Не очень старательно, но достаточно интенсивно, чтобы снять судороги и расслабить мышцы ног.

Цермат-марафон позади
Цермат-марафон позадиИван Покровский

Пока мне делали массаж, приехали Лена с Ариной. Я лежу на медицинской кушетке, накрытый белой простыней с головой, из-под которой торчат только ноги. Лена фотографирует меня и делится фото со своей мамой. Любимая тёща не прочитала надпись «Massage» на стене и начинает паниковать. Лене пришлось потратиться на несколько уточняющих и успокаивающих СМС.

Наконец, мы в поезде, который везет нас вниз, в Цермат. Там нас ждет паста-пати – в большом шатре подают макароны с тертым сыром и томатной пастой. Для участников бесплатно, для всех остальных тарелка с макаронами стоит 20 евро. Это Цермат, здесь всё стоит в полтора-два раза дороже, чем в других местах Швейцарии и в два-три раза дороже, чем в Италии.

Спускаемся на поезде Горнерграт–Цермат
Спускаемся на поезде Горнерграт–ЦерматИван Покровский
Паста-пати в Цермате
Паста-пати в ЦерматеИван Покровский

Вечером мы встречались с друзьями. Антон Турнов, капитан нашей студенческой команды, проверил мой пульс и давление – 120 на 70, и разрешил отметить окончание марафона не только чаем. В теплой компании друзей расслабляюсь окончательно.

Допуск получен. 120 на 70
Допуск получен. 120 на 70Иван Покровский
Допуск получен. 120 на 70
Допуск получен. 120 на 70Иван Покровский

На следующий день сбор компании был назначен чуть выше станции Furi в специальной зоне для барбекю. В качестве восстановительной тренировки я решил заехать туда на прокатном горном велосипеде. Давно обратил внимание, что велосипед хорошо восстанавливает после тяжёлой беговой нагрузки – молочная кислота разгоняется, микротравмы быстрее затягиваются, мышцы не болят.

Велосипед хорошо оттягивает после бега
Велосипед хорошо оттягивает после бегаИван Покровский
Прощальный пикник в Цермате. Планируем следующие путешествия
Прощальный пикник в Цермате. Планируем следующие путешествияИван Покровский

На шашлыках планируем, где и когда соберемся в следующий раз. Байкал, Алтай, Сочи или Кортина-д’Ампеццо, озеро Гарда, Зеефельд. Если подходить прагматично, то Альпы выигрывают. Тот же отдых в России будет стоить дороже. Многих обычных для Европы и уже привычных возможностей в России просто нет. Мы руководствуемся потребительскими критериями. И все вроде правильно. Только не могу спокойно принять аргумент, что у нас никогда не будет лучше. Включается что-то иррациональное, как будто опять зацепило на слабо. Конечно, это не марафон пробежать. И в одиночку ничего с этим не сделать. Но благодаря выбору целой компании каждый год 2-3 млн. рублей может остаться в стране и поддержать правильных людей. А для правильных людей важны не только наши деньги, но и наше отношение и наши интересы. Потом наш выбор влияет на выбор многих других. Тогда есть шанс, что у наших детей будет свой Джан-Туган, который сплотит их на всю жизнь. Ведь Швейцария никогда не сплотит.

P.S. Первый раунд сдан без боя – согласовано, что зимой компанией мы едем в Италию. Но лето будет за Байкалом. Уж если я чего решил – выпью обязательно.

Восстанавливаемся после марафона на озере Орта
Восстанавливаемся после марафона на озере ОртаИван Покровский
Восстанавливаемся после марафона на озере Орта
Восстанавливаемся после марафона на озере ОртаИван Покровский

Рейтинг: +7 +7 0