На этой неделе
  • Нет ни одной трансляции.
  • Андрей Краснов

Максим Вылегжанин: "В скиатлоне пришлось терпеть практически с самого старта"

Опубликовано: Журнал №65

Свою первую медаль с чемпионатов мира Максим Вылегжанин привез в 2009 году из чешского Либереца, когда он вслед за Петтером Нортугом финишировал вторым в марафонской гонке. Затем были два серебра на тридцатке и «полтиннике» в Холменколлене и неофициальный титул вице-короля лыж, эстафетная бронза из Валь ди Фиемме и три серебряные медали Олимпийских игр в Сочи. Каждый раз до победы не хватало самой малости. И вот, наконец, с чемпионата мира в Фалуне Максим привез долгожданное золото!

— Поделитесь, пожалуйста, эмоциями и впечатлениями от выступления на чемпионате мира?

— Конечно, я очень рад, что, наконец-то, разменял своё серебро на золото чемпионата мира. Очень рад, что удалось побороться не только в скиатлоне, но и на 50 км. Немножко не получилось, но и на марафон я ставил перед собой задачу-максимум.

— В этом году вы летом много готовились дома. Расскажите об этом подробнее. Серьезно ли отличалась такая подготовка от того, что было раньше?

— Не скажу, что мой тренировочный процесс уж очень сильно отличался от других лет. Ту же самую работу, что и ребята в сборной команде, я делал дома со своим спарринг-партнером Леонидом Виноградовым, который зимой вместе с Марго Пуллесом занимается моими лыжами, а летом составляет мне компанию в тренировках. Тренировался я в Ижевске, в центре им. Галины Алексеевны Кулаковой, а жил у себя дома вместе с семьей. Проживание и питание, как и сборной команде, мне оплачивали в ЦСП.

— Именно желание больше времени проводить с семьей подвигло вас принять решение о самоподготовке?

— Да, конечно. И мне очень приятно, что я сделал этот выбор, тренер его одобрил, и мне благодаря этому удалось хорошо выступить на чемпионате мира. Заключительный сбор к чемпионату мира мы проводили на Хмелевских озерах — это та самая база неподалеку от Красной Поляны, где мы готовились к Олимпийским играм в Сочи год назад.

— До этого вы всё время готовились в команде, не страшно было всё поменять и остаться одному?

— Нет, я нисколько за это не переживал. Я опытный спортсмен, хорошо знаю свои сильные и слабые стороны, что мне необходимо подтянуть. Тем более что летом я один сбор в Болгарии провел вместе с командой, и на нём я мог сравнить, на каком уровне подготовленности я нахожусь, в чем уступаю, в чем превосхожу. То есть была возможность для анализа.

— Ваш стандартный тренировочный день дома, как он выглядел?

— Вставал я около семи часов утра, может быть, в 7:30. В 8:30 я уезжал из дома на тренировку, которую заканчивал полвторого — в два. Потом обедал, отдыхал и с четырех до шести-семи делал вторую тренировку.

— Сколько по времени добираться от вашего дома до центра им. Кулаковой?

— Я ездил на своей машине, по времени это занимало 25–30 мин. в один конец, так что каких-то проблем с дорогой у меня не было.

— Но ведь в сборной помимо спортсменов есть, например, массажисты, проводятся какие-то восстановительные процедуры и так далее. А как эти вопросы решались дома?

— Дома это всё тоже было, я нашел людей и возможности. После Олимпийских игр я решил тренироваться дома, начал искать спонсоров — людей, которые любят лыжные гонки и хотят поддерживать лыжников. Таким образом у меня появились личные спонсоры, которые помогли мне компенсировать затраты на всё необходимое для тренировочного процесса. Я очень благодарен Ижкомбанку, Фармаимпексу, МВЕУ, общественной организации АРГО за то, что они поддержали меня, и надеюсь, что мы и дальше будем сотрудничать и вместе добиваться результата.

Мы уже публиковали фото этого колоритного болельщика в нашем альбоме, посвященном чемпионату мира в Холменколлене-2011 («Л.С.» №52, стр. 92). Как видите, этот суровый потомок викингов выбрался поболеть за своих и в соседнюю Швецию.
Мы уже публиковали фото этого колоритного болельщика в нашем альбоме, посвященном чемпионату мира в Холменколлене-2011 («Л.С.» №52, стр. 92). Как видите, этот суровый потомок викингов выбрался поболеть за своих и в соседнюю Швецию.Анна Лозовская

— Вы говорили, что были с командой на сборе в Болгарии. Насколько нам известно, там вы получили травму. Расскажите, что там произошло?

— Я ехал на старт соревнований Кубок Сивена — он находится ниже базы, и мы туда обычно для разминки ездим на велосипеде 18 км. А ночью прошел дождь, асфальт был сырой, и я тогда подумал: как же неудобно будет бежать тут на роллерах — ведь они будут проскальзывать. Задумался об этом, отвлекся, поднимаю голову — а передо мной поворот! Я начал тормозить, но не успел, упал. Упал я довольно «хорошо», не ободрался, но в момент падения весь удар пришелся на кисть руки. На следующий день мы поехали в больницу, где мне диагностировали микронадрывы, и следующий месяц мне пришлось тренироваться в ограниченном режиме. Первые три-четыре дня я вообще не тренировался, потом целый месяц бегал кроссы или катался на лыжероллерах без палок, и лишь по истечении месяца взял в руки палки. А во время силовой работы я исключил упражнения с максимальными весами практически до декабря.

— Эта травма сказалась на вашей форме негативно, или, напротив, можно сказать, что вы сбавили нагрузку, что потом, зимой, дало положительный эффект?

— Я считаю, что травма сказалась негативно. Если бы я и дальше продолжал делать необходимую силовую работу, кататься «на руках», то руки зимой были бы посильнее. Конечно, мы старались, когда появилась такая возможность, эти упущения наверстать. Так что сказать, что травма мне пошла во благо, нельзя.

— Именно с травмой связан не очень яркий старт сезона? Или на то были другие причины?

— Тут было несколько факторов. Во-первых, в этом году мы сделали ставку именно на чемпионат мира, хотелось хорошо выступить в Фалуне, и с этим прицелом строилась вся подготовка. Плюс еще и травма — всё слилось воедино.

— Стоял ли перед вами вопрос отбора на чемпионат мира? Был ли у вас карт-бланш, или вы понимали, что вам необходимо отбираться и показывать результат?

— В последнее время я стараюсь не уделять слишком много внимания вопросу отборов. Если ты по ходу сезона заслуживаешь места в команде, значит, ты в хорошей форме и в любом случае отберешься на соревнования. А если нет состояния, нет формы, то ты и на отборах ничего не покажешь. То есть цели отбираться в команду у меня не было.

— А не было страха, что на чемпионат мира могут просто не взять?

— Нет, такого страха не было. Сезон шел, и я не могу сказать, что у меня были совсем уж плохие результаты.

— То есть вы чувствовали, что набираете форму и приходите в своё боевое состояние?

— Да, конечно, ведь подготовка строилась именно таким образом, чтобы к февралю набрать оптимальные кондиции. С каждым стартом я чувствовал себя всё лучше и лучше, а после победы на этапе Кубка мира в Дёмино в конце января все вопросы относительно отборов и моей формы снялись окончательно.

На классической части скиатлона россияне держатся вместе. Рядом с Максимом Вылегжаниным (в центре) идут Илья Черноусов (слева на заднем плане) и Станислав Волженцев (справа, №11). На переднем плане — норвежец Никлас Дюрхауг (№5) и канадец Алекс Харви (№9).
На классической части скиатлона россияне держатся вместе. Рядом с Максимом Вылегжаниным (в центре) идут Илья Черноусов (слева на заднем плане) и Станислав Волженцев (справа, №11). На переднем плане — норвежец Никлас Дюрхауг (№5) и канадец Алекс Харви (№9).EPA

— Тем не менее ваша победа в Дёмино для большинства всё-таки стала скорее неожиданностью, чем закономерностью, ведь до этого вы всё время были в тени. Была какая-то специальная подготовка к российскому этапу Кубка мира?

— Нет, я и сам был немного удивлен тому, что мне удалось выиграть. После Тур де Ски я приехал домой и заболел — пролежал три дня в кровати с температурой. Именно с этим связана неудача в первой гонке в Дёмино — 15 км коньком — где я очень плохо пробежал (26 место — прим. ред.). Так что какой-то уверенности в том, что я могу выиграть тридцатку, у меня не было. По ходу гонки, ближе к концу дистанции, я понимал, что у меня еще осталось довольно много сил, а соперники, напротив, начали сбавлять скорость. Также очень хорошо сработали наши смазчики, и у меня очень здорово работали лыжи. Все это вместе и привело к победе.

Летом мы много работали над выносливостью, и если сейчас анализировать, то, возможно, именно с этим и связано не самое удачное начало сезона. Снега не было, и длинные дистанции на этапах Кубка мира — тридцатки — сократили до 15 км. А мы готовились к более длинным гонкам, и поэтому скорость моей готовности была другая. Но мы с тренером, когда будем готовиться к следующему сезону, этот момент учтем и при планировании посмотрим, что можно изменить, чтобы и на более коротких дистанциях результат был выше.

— Некоторые из тех гонок, дистанция которых была сокращена, спортсмены преодолевали одновременным бесшажным ходом и даже выигрывали таким образом. Как вы относитесь к развитию данного стиля передвижения?

— Я к этому отношусь хорошо и не буду против, если в программе Кубка мира появятся гонки даблполингом. Это подогреет интерес к лыжным гонкам, внесет новую свежую струю. Конечно, есть опасность, что из-за этого исчезнет классический ход, но думаю, если сделать хороший рельеф, на нем будет выгоднее бежать на намазанных лыжах, и классика никуда не пропадет. Я, например, в конце сезона хочу принять участие в нескольких массовых марафонах, где участники используют одновременный бесшажный ход, и сравниться с мировой марафонской элитой, понять свои слабые стороны на их фоне.

Момент гонки на 50 км. За Максимом Вылегжаниным следует Алексей Полторанин из Казахстана. И Максим, и Алексей — мастера классического хода, и неудивительно, что именно они финишировали в числе лучших в этой гонке, сумев приспособиться к тяжелой мягкой лыжне. Вылегжанин уже в статусе чемпиона мира закончил гонку четвертым, а бронзовый призер прошлого чемпионата мира в гонке на 50 км Алексей Полторанин финишировал седьмым в каких-то десяти секундах от лидера.
Момент гонки на 50 км. За Максимом Вылегжаниным следует Алексей Полторанин из Казахстана. И Максим, и Алексей — мастера классического хода, и неудивительно, что именно они финишировали в числе лучших в этой гонке, сумев приспособиться к тяжелой мягкой лыжне. Вылегжанин уже в статусе чемпиона мира закончил гонку четвертым, а бронзовый призер прошлого чемпионата мира в гонке на 50 км Алексей Полторанин финишировал седьмым в каких-то десяти секундах от лидера.Reuters

— Вы ведь уже в этом сезоне бежали марафонскую гонку в итальянском Ливиньо в декабре...

— Да, но это был не марафон, а полумарафон, и некоторые участники на него даже не приехали, посчитав, что эта гонка слишком короткая для них. Дистанция гонки, по-моему, составила 35 км. И там 40-летний дедушка Окланд от нас ото всех уехал, преподал нам урок! В принципе, я всегда знал, что руки у меня не сильные, и это, кстати, сказалось и на чемпионате мира, где в гонке на 50 км я проиграл финишное ускорение. Там, правда, еще была проблема с тем, что лыжни на финише были припорошены снегом, и на этом свежем снегу лыжи у меня очень плохо ехали, мазь цепляла.

— Раз уж мы перешли к чемпионату мира, расскажите немного о том, какие были там условия для спортсменов, как приехали, как расположились, пускали ли тренироваться на трассу?

— С трассой и тренировочным процессом проблем не было. Во-первых, эта трасса нам хорошо знакома, а во-вторых, был подготовлен специальный разминочный круг, и его было достаточно, чтобы полноценно тренироваться. Как и рассчитывали с тренером, мы приехали за пару дней, прямо к старту. Всё-таки уже есть опыт, когда после гор у меня хорошее самочувствие, и пару дней откатавшись, я уже начал стартовать. И если раньше на чемпионатах мира или Олимпийских играх форма у меня шла по нисходящей, то здесь я, наоборот, прибавлял от старта к старту. Мы подвелись очень хорошо, самочувствие в каждой гонке у меня было всё лучше и лучше.

— Тем не менее свою единственную медаль вы выиграли в самой первой гонке...

— Хоть я и выиграл первую гонку, но самочувствие на ней было тяжелое. Пришлось терпеть практически с самого старта, и только когда мы выехали на финишную прямую, я понял, что могу сегодня бороться за победу. Тем более что с Колоньей у нас уже была, так сказать, репетиция финиша на том самом скиатлоне в Дёмино, и это придало уверенности.

Хорошо начал эстафету. Эстафета — это командная гонка, где ты отвечаешь за всех, и я эту эстафету начинал. Очень хотелось, чтобы мою скорость поддержал и Александр Бессмертных, но у него немножко не получилось.

На 50 км у меня было очень хорошее самочувствие, но, правда, не было очень хорошего скольжения. Зато было хорошее держание, что позволяло мне поддерживать высокую скорость, и если бы была более простая погода, не валил снег, то и итоговый протокол выглядел бы совсем по-другому. Кому-то эта погода была на руку, кому-то — нет. Мне в этих условиях, к сожалению, выиграть не удалось.

— Понятно, кому эта погода была на руку: тому, кто всё время шел на тридцатых местах, а финишировал в итоге первым...

— Я нисколько его за это не виню, это его стиль, его сильная сторона, и все соперники это знают. На скиатлоне у нас получилось Нортуга отцепить, а на 50 км — нет, но это уже наша проблема.

— Расскажите, как вам удалось убежать от него на скиатлоне?

— Всё просто — был взят очень хороший темп, Дарио Колонья натянул в подъем, и Петтер Нортуг не смог этот темп поддержать и отстал. А на спусках он нас догнать уже не сумел.

— Гонку с раздельным стартом вы принесли в жертву эстафете? Или вас считают специалистом масс-стартов и ставят только на эти гонки?

— Нет, просто есть опыт чемпионатов мира в Холменколлене и Валь ди Фиемме, где мне не удавалось полностью проявить себя в этой гонке, а на остальные не хватало свежести. Плюс конек не самый мой сильный ход, хотя я и работаю над ним постоянно. Да и было кому бежать — у нас достаточно сильных спортсменов, которые отбирались именно на эти гонки, так что я был не против — пускай они бегут.

После цветочной церемонии Максиму захотелось перекусить, и как нельзя лучше для этого подошла груша.
После цветочной церемонии Максиму захотелось перекусить, и как нельзя лучше для этого подошла груша.Анна Лозовская

— Вы сами вызвались бежать первый этап в эстафете? Ведь сильнейших классистов обычно ставят на второй этап, а на первом задача в первую очередь — не отстать...

— Нет, задачу на каждый этап ставят по-разному, и я не против бежать любой этап, на который меня поставят. Просто мы проанализировали, что первый этап более взрывной, более энергозатратный, и мне хотелось его отработать на полную, постараться убежать, что у меня и получилось. Мне удалось растянуть караван соперников, шведы и французы отстали на 20 секунд, и я считаю, что на 10 км это достаточно хорошо. Александр Бессмертных, который бежал второй этап, спортсмен более высокий, трасса в принципе пологая, ему хорошо подходит, и мы с ним рассчитывали, что он со старта возьмет высокий темп и сможет удержать преимущество, работая в группе из двух-трех человек. То есть была мысль сбросить несколько сильных команд: норвежцев, шведов, французов, финнов — постараться от кого-то из них убежать. И я убежал от шведов и французов, но Александр Бессмертных не подошел к этой гонке в своей лучшей форме и немного неправильно выбрал интенсивность. Но об этом лучше расспросить его самого.

— Как для вас сложилась марафонская гонка?

— Не скажу, что очень хорошо. На финишную прямую я выкатывался первым, но в итоге заехал четвертым. Самочувствие было хорошее, как я уже говорил, форма росла от гонки к гонке. Лыжи работали не так здорово, как на скиатлоне: они очень хорошо держали, а вот катили среднестатистически. Немножко хуже, чем у всех, они ехали по свежему снегу, поэтому мне было удобнее идти вторым-третьим по уже накатанной кем-то лыжне. Уже сейчас, анализируя гонку, я понимаю, что ошибся с тактикой смены лыж. Надо было менять лыжи за пять километров до финиша — так, как это сделал Лукаш Бауэр. Дело в том, что свежие лыжи лучше едут со спуска, лучше едут по свежему снегу, и вот это был один из вариантов, чтобы выиграть эту гонку. Я же поступил по-другому: разделил 50 км на три равных части и менял лыжи через равное количество пройденных километров. Хотя я потом разговаривал с Бауэром, и он сказал, что очень рисковал, потому что ему пришлось очень тяжело, когда мы второй раз поменяли лыжи — ему пришлось сильно терпеть. Но так как он меня в итоге обыграл, считаю, что его тактика была лучше, чем моя.

— Чего ждете от предстоящего сезона?

— Сперва надо закончить этот сезон, еще осталось несколько этапов Кубка мира, хотя я свою задачу-максимум уже выполнил — как мне хотелось пополнить свою коллекцию золотой медалью, так оно и получилось! Но надо еще постараться подняться повыше в Кубке мира, а потом будем думать, анализировать. В планах оставить летнюю подготовку такой же, больше половины лета провести дома, с семьей, тренироваться самостоятельно, один раз выехать в горы с командой, а потом присоединиться к сборной уже на снегу. Но эти планы надо еще обсуждать с тренером и руководством. Так как на следующий год нет чемпионата мира и Олимпийских игр, то ставка будет делаться на общий зачет Кубка мира и Тур де Ски. Если получится, попробую принять участие в марафонских гонках.

Беседовал Андрей КРАСНОВ,

март 2015 г.

Андрей Краснов 14761 22.01.2019
Рейтинг: +1 +1 0