На этой неделе
  • Нет ни одной трансляции.
  • Андрей Арих

Никита Крюков: Был готов на всё ради «снежинки» для дочери

Опубликовано: Журнал №65

Сезон 2014-2015 гг. для «короля спринта» — олимпийского чемпиона Никиты Крюкова — не заладился с самого начала... Ни одного подиума и сплошные неудачи. Злые языки уже начали говорить о закате карьеры одного из ведущих спортсменов сборной России, но «лакмусовой бумажкой» должен был стать главный старт — чемпионат мира в Фалуне — он и расставил все точки над i.

Мы поговорили с Никитой о том, как складывались для него события после Сочи, как он готовился к выступлению в Фалуне и что происходило на самом чемпионате мира, подвели итоги сезона, уделили внимание дню сегодняшнему, а также планам на будущее и, конечно же, не забыли о самом главном — семье — ведь в 2014 году Никита женился и стал отцом.

ЭХО ОЛИМПИЙСКИХ ИГР

— Как развивались события после Олимпийских игр-2014 в Сочи? Не было ли проблем с мотивацией, когда главный старт четырехлетия остался позади?

— Проблемы с мотивацией действительно были. Слишком многое было поставлено на кон, мы готовились к «домашним» Играм в условиях большого прессинга и ответственности, но другого никто и не ожидал — это нормально. После Олимпиады я был немного «разобран», и этому есть целый ряд причин: во-первых, закончился большой четырехлетний цикл, позади остался весомый период карьеры, и с его окончанием совпали сразу несколько важных событий в жизни — свадьба и рождение дочери. У меня появились семейные заботы, увеличилась «домашняя» нагрузка, возросла ответственность перед родными и близкими... Кроме того, мы переехали жить в Одинцово — поближе к лыжной трассе — и переезд, разумеется, также добавил хлопот.

— Олимпийский год получился богатым на впечатления!

— Пожалуй, самым богатым за всю мою жизнь — он надолго останется в моей памяти с большим знаком «плюс». «Домашняя» Олимпиада сама по себе — серьезный эпизод в карьере любого спортсмена — а когда на нее накладывается важный жизненный этап, связанный с созданием семьи, домашнего очага, то впечатления и вправду зашкаливают.

На шведских трибунах норвежские болельщики чувствовали себя как дома.
На шведских трибунах норвежские болельщики чувствовали себя как дома.Анна Лозовская

— Хватало ли времени на тренировки?

— На тренировки времени хватало, а вот на полноценный отдых — нет. В связи с тем, что весна после Игр-2014 выдалась насыщенной — сначала ЗАГС, потом роддом, а потом хлопоты с переездом — мне не удалось нормально отдохнуть после тяжелого олимпийского сезона. Я не съездил ни на Камчатку, ни на море — возможно, это потом сказалось на психологическом состоянии и физической форме.

Лето я отработал отлично, у меня были хорошие показатели на обследованиях, а когда наступила осень, устал... Конечно, этого нельзя было допускать, но разве можно отлучиться от дома, когда только-только стал отцом? Таким образом, «пробелов» с нагрузками у меня не было — были «пробелы» с восстановлением. Еще когда Юля лежала в роддоме, я активно тренировался и проделал большой объем работы — это помогало мне меньше нервничать.

В итоге начало послеолимпийского сезона получилось очень скомканным — ни одного подиума и одни сплошные неудачи. Но на главном старте сезона я не мог ударить в грязь лицом, поэтому настраивался очень серьезно. Слава богу, к спринту в Фалуне смог взять себя в руки и навязать борьбу соперникам — именно там удалось, наконец, раскрыться.

Когда я позвонил из Фалуна домой после финиша индивидуального спринта, мама сказала: «Сегодня на тебя было приятно смотреть — сегодня бежал Никита Крюков!»

— И это после обидного четвертого места в финале?

— Даже в полуфинал из россиян никто больше не пробился и четвертого места, я думаю, от меня мало кто ожидал, а если судить по результатам, показанным мною перед чемпионатом мира, то картина и вовсе удручающая: на двух этапах Кубка мира я вообще не прошел квалификацию, еще на двух вылетел в полуфинале, и только в Рыбинске единственный раз пробился в финал, но финишировал четверым... На последнем перед Фалуном этапе Кубка мира я вылетел в четвертьфинале, заняв третье место в своем забеге, и то только за счет того, что трое человек упали! На этом фоне четвертое место в финале главного старта сезона вселяло определенные надежды на командную гонку...

— И надежды оправдались?

— Результат говорит сам за себя (улыбается)!

Финиш индивидуального спринта. Никита Крюков боролся до последних метров, но всё-таки в этот раз не смог добраться до пьедестала почета, остановившись всего в шаге от него.
Финиш индивидуального спринта. Никита Крюков боролся до последних метров, но всё-таки в этот раз не смог добраться до пьедестала почета, остановившись всего в шаге от него.EPA

ЧЕМПИОНАТ МИРА В ФАЛУНЕ — ПРЕДСТАРТОВЫЙ РАСКЛАД

— К Фалуну мы готовились целенаправленно, — продолжает Никита Крюков, — общий вектор работы серьезно не поменялся, методика в основном осталась та же, но мы ее скорректировали исходя из того, что трассы в Сочи и в Фалуне были абсолютно разные. В Сочи — настоящие горы и выматывающий «подъем-выключатель» на финише, а в Фалуне — равнина и короткие крутые подъемы с быстрым финишем. Кстати, Нортуг и Пеллегрино в прямом смысле слова в эти «торчки» забегали! Мы с Юрием Михайловичем много работали над техникой прохождения крутых подъемов, чтобы тоже приблизиться к «подбежке», но не все удалось довести до ума. Кроме того, в связи с тем, что интервал работы в Фалуне не 4,5 минуты, как в Сочи, а около 3 минут — интенсивность немного возросла.

— Ты отмечал, что трасса в Фалуне сделана специально «под Йонссона» — должно быть, для него действительно должен был пробить, наконец, звездный час, но... За несколько дней до старта швед получил травму и не принял участия в домашнем чемпионате мира. Вы с Юрием Михайловичем действительно рассматривали его в качестве главного конкурента?

— Поначалу — да, но потом Йонссон не блистал на кубковых стартах, поэтому уступил место другим соперникам. Как бы то ни было, фактор домашней трассы, конечно, оставлял его в числе главных конкурентов.

Любопытно, что, когда мы обсуждали с тренером предстартовый расклад, я почти полностью угадал участников финала. Изначально я предполагал, что в заключительную стадию соревнований пробьются Нортуг, Пеллегрино, Хаттестад и Харви, потому что канадец подходил к чемпионату мира в очень хорошей форме — так и получилось. Разве что Нортуг-младший не входил в мои планы... В большей степени я рассчитывал на Дарио Колонью — думал, что он и в спринте сможет «выстрелить», а он в итоге вообще не вышел на старт.

Квалификация индивидуального спринта. На фото хорошо видно, что в этот день Никита Крюков выбрал на гонку лыжи с белым пластиком — «на воду».
Квалификация индивидуального спринта. На фото хорошо видно, что в этот день Никита Крюков выбрал на гонку лыжи с белым пластиком — «на воду».EPA

— Одно место в финале ты сразу зарезервировал для себя?

— (улыбается) Конечно! Среди соперников для меня никогда нет авторитетов — в какой бы форме я ни был, я всегда уверен, что смогу бороться с сильнейшими на равных — иначе побеждать нельзя.

— Как бы ты охарактеризовал своих главных конкурентов? Наверняка знаешь их, как свои пять пальцев?

— Нортуг-старший: он не мальчик для битья, всегда на главных стартах добивается высоких результатов, его можно обыгрывать, но нужно быть сильнее — и психологически, и функционально. Пеллегрино: очень резкий и взрывной. Хаттестад: в представлении не нуждается — он самый титулованный спринтер среди норвежцев, причем настоящий универсал. Брандсдаль: отличный даблполлер, опасен на финише, но в Фалуне не прошел дальше полуфинала...

— Почему ты был уверен, что в финал пройдет Пеллегрино? На мой взгляд, он ярко выраженный «конькист», а индивидуальный спринт был «классикой»...

— Пеллегрино очень достойно себя показал в Кубке мира: две победы на Тур де Ски, причем одна из них — очень эффектная, из-за спины Нортуга, а потом итальянец оформил хет-трик в Рыбинске, впервые в истории одержав третью победу подряд в спринте... Для меня сразу было очевидно, что Федерико будет бороться за медали в обеих гонках.

— А что скажешь про Нортуга-младшего? Что это вообще за феномен, эти братья Нортуги?

— Думаю, дело в генетике... Трудно поверить, но у Петтера с Томасом еще и третий брат подрастает — он уже выиграл чемпионат Норвегии по детям! Если доживем до тех времен, когда все три Нортуга будут стоять на пьедестале, то это будет, конечно, шедевр. Но мы тоже не будем стоять в сторонке и аплодировать — посмотрим еще, кто кого!

В странах Европы для борьбы со льдом и снегом на мостовых не применяют соль — для этой цели используют мелкую гравийную крошку. Выгода со всех сторон: ноги пешеходов и колеса машин — не скользят, трава и деревья — не гибнут, лапы животных — не страдают, обувь людей — не приходит в негодность. А теперь представьте себе, что по весне коммунальным службам европейских стран удаётся с помощью дорожных машин-пылесосов собрать до 80 процентов этой крошки! Её потом моют, сушат и с началом зимы снова отправляют на дороги и тротуары.
В странах Европы для борьбы со льдом и снегом на мостовых не применяют соль — для этой цели используют мелкую гравийную крошку. Выгода со всех сторон: ноги пешеходов и колеса машин — не скользят, трава и деревья — не гибнут, лапы животных — не страдают, обувь людей — не приходит в негодность. А теперь представьте себе, что по весне коммунальным службам европейских стран удаётся с помощью дорожных машин-пылесосов собрать до 80 процентов этой крошки! Её потом моют, сушат и с началом зимы снова отправляют на дороги и тротуары.Анна Лозовская

ПЕРВАЯ ГОНКА — ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ СПРИНТ

— В финальном забеге ты стартовал уверенно, но на первом вираже специально пропустил вперед норвежцев — не хотел брать на себя бремя лидерства?

— Я не знаю, почему так получилось. Темп был высокий, и я шел интуитивно, можно сказать, «на автопилоте». Когда мы делали разбор полетов и анализировали видеозапись, то было отчетливо видно, что если бы я не отпустил на несколько метров вперед Томаса, то Петтер не вклинился бы между нами, и тогда мог бы быть совсем другой расклад.

— Нортуг-старший действительно вклинился между вами довольно грубо... Ты можешь упрекнуть его за этот манёвр, или тебе не показалось, что было нарушение правил?

— Его резкий прыжок на мою лыжню — я бы даже сказал на мои лыжи — не был корректным, но дело все-таки было в финале, шла борьба не на жизнь, а на смерть, поэтому его можно понять... Я не знаю, как бы я поступил на его месте — возможно, точно так же — но мне кажется, что меня бы в таком случае призвали к ответу. Русских уже давно приучили, что они должны бегать по правилам, а норвежцам часто все сходит с рук.

— Разве это справедливо? Как можно изменить ситуацию в нашу пользу?

— Конечно, не справедливо. Надо чаще отстаивать свои права, огрызаться, подавать протесты, а иначе они окончательно сядут на шею.

— Возвращаясь к финалу... В конце того подъема, где тебе помешал Петтер Нортуг, тебя обошли все остальные соперники, в результате чего ты остался с Харви на последних двух позициях... Исход гонки решился именно здесь?

— Я так не думаю. Тот же Харви несколько раз шел последним, но в итоге смог завоевать «серебро». Я считаю, что судьба медалей решалась на втором подъеме. Если бы я смог тогда поддержать рывок Пеллегрино, то вышел бы на более комфортной позиции на финишную прямую. Но я не смог этого сделать...

Возможно, основная причина заключается в том, что я так и не довел до ума ту самую «подбежку» в крутой подъем, в то время как Пеллегрино и Харви прекрасно забегали вверх, как на прыжковой имитации. Конечно, бег в подъем «сломя голову» далек от эталона техники классического хода, но в последнее время этот стиль имеет право на жизнь, им также необходимо овладевать, чтобы использовать на определенных участках дистанции.

— Не думаешь ли ты, что Нортуг-­младший сыграл роль пейсмейкера для Петтера? Уж очень резво он начал финальный забег, но в итоге «сдулся» на втором подъеме и приехал последним с отрывом...

— Я не думаю, что у него была задача гнать Петтера к финишу — Петтер и так отлично держит скорость, тем более на спринтерских отрезках. Томас хотел выиграть медаль не меньше своего старшего брата, просто, возможно, сказалось то, что он попал в самую жесткую сетку — с пятого четвертьфинала и второго полуфинала — так же, как и Петтер. Просто Томас — молодой и менее опытный, хотя для первого ЧМ он выступил просто великолепно! А Петтер «переварил» всю нагрузку и был в отличной форме!

Вот если бы я начал финишный рывок на четвертой позиции, то, возможно, смог бы с ним побороться, но... После драки кулаками не машут — сам виноват, что затерялся где-то в хвосте, это была тактическая ошибка.

Никита Крюков и смазчик российской команды Владимир Ленский следят за ходом полуфинального забега соперников в командном спринте.
Никита Крюков и смазчик российской команды Владимир Ленский следят за ходом полуфинального забега соперников в командном спринте.Анна Лозовская

— Многим показалось, что Харви помешал тебе на финише, когда выскочил прямо в твой коридор... Его маневр действительно «заблокировал» тебя и не позволил бросить все оставшиеся силы на финишное ускорение?

— Сейчас уже бесполезно рассуждать, но у меня и вправду не было выбора — я уперся в спину канадцу, и мне оставалось только бороться с Хаттестадом в шпагате, что я и попытался сделать. Перескакивать в соседний коридор было уже слишком рискованно — я потерял бы скорость и точно выбыл бы из борьбы.

Возможно, еще на последнем вираже перед финишными разборками я понимал, что моя позиция не позволяет бороться за победу, но я — не из тех людей, кто заранее опускает руки и признает поражение. Когда мы вышли на финишную прямую, я бросил все силы на заключительный рывок.

Кстати, наша научная бригада делала анализ заключительных метров дистанции и выявила, что примерно за 1–2 метра до финишной черты я уже обгонял Хаттестада по скорости — видимо, он изо всех сил вложился в разножку и выиграл именно в шпагате. А ведь казалось, что медаль так близко...

— После финиша Нортуги долго обнимались, а ты держался за голову... Что ты чувствовал, когда увидел на табло отставание в 0,03 секунды?

— Сказать, что я расстроился — наверное, ничего не сказать... Это тяжело пережить. Столько тренироваться, вкалывать, дойти до финала и проиграть несколько сантиметров! Я реально почувствовал себя в шкуре Саши Легкова!

— Ты можешь назвать эту гонку своим главным поражением в карьере?

— Да, однозначно. Ни одному спортсмену не пожелаю оказаться на моем месте. У меня еще живы в памяти воспоминания о четвертом месте на чемпионате мира в Либереце в 2009 году, но тогда я был в команде с Андреем Парфеновым, и не все зависело только от меня. В тот день я тоже чуть ли не плакал от досады, но моя карьера только начиналась, и было бы очень дерзко всерьез рассчитывать на медаль во время своего дебюта на международной арене. А в Фалуне... Все было только в моих руках!

— Скажи откровенно: ты считаешь, что был слабее Нортуга, Харви и Хаттестада? О чем лично тебе говорят эти 0,03 секунды? На мой взгляд, это не показатель разницы в уровне подготовки...

— Удача улыбается сильнейшим. Для меня это отставание говорит о том, что я нахожусь с призерами примерно на одном уровне, но все-таки где-то недоработал — надо тщательнее выполнять работу над ошибками. Да и не может фортуна постоянно быть на моей стороне... Я выиграл в разножке в Ванкувере, выиграл в разножке в Валь ди Фиемме, а теперь шанс был предоставлен другим.

— В Сочи тоже удача была не полностью на твоей стороне...

— Смотря как оценить. Я, например, после Сочи общался со своим духовным наставником — с батюшкой в церкви — и он сказал: «Никита, а может быть, тебе наоборот повезло, что ты устоял?» Ну а что, разве не так? Если бы я упал тогда в олимпийском финале, то не видать нам с Максимом (Вылегжаниным. — прим. ред.) не только серебра, но и бронзы! В общем, надо оценивать все объективно, с разных сторон. Все познается в сравнении. Но когда остаешься в нескольких сантиметрах от долгожданной медали, то думаешь об этом в самую последнюю очередь.

Вообще, интересный получился финал! Пять человек влезли в интервал менее одной секунды! Накал страстей был очень серьезный — это настоящая борьба, достойная чемпионата мира. Жаль только, что русские остались без медали.

Лучше бы я финишировал пятым или шестым — так было бы спокойнее. Быть четвертым в финале чемпионата мира с таким минимальным отставанием... Это, как говорится, «пробежал — и забыл». Иначе жизни спокойной не будет.

— Как удалось мобилизоваться и выкинуть это обидное поражение из головы?

— Когда Юрий Михайлович спросил меня вечером после гонки про спринтерскую эстафету, я в сердцах ответил: «Какая эстафета?! Никуда я не побегу! Ставьте, кого угодно, но не меня!» Настолько было сильным мое разочарование...

На следующий день я уже немного «остыл», собрался с мыслями, и когда Юрий Михайлович заговорил об этом еще раз, я уже был настроен бежать. «Раз мне доверяют защищать честь страны, — подумал я, — отказываться нельзя. Другого шанса может не быть». С этими мыслями я начал готовиться ко второй гонке.

Петтера Нортуга с победой поздравляет его напарник Финн Хаген Крог. Этот сезон для Крога был просто потрясающим: на этапах Кубка мира в спринте он постоянно бежал в финале, побеждал, завоевывал призовые места. Но спринтом он не ограничивался. Так, в мини-туре на втором этапе Кубка мира в Лиллехаммере он на равных соревновался с дистанционщиками и стал вторым в общем зачете. За неделю до старта чемпионата мира Финн Хаген уверенно выиграл обе гонки (спринт и 15 км свободным стилем) на этапе Кубка мира в Эстерсунде. А на чемпионате мира норвежские тренеры поставили его бежать лишь две гонки: командный спринт и индивидуальную гонку на 15 км — в ней Крог занял пятое место, но не попал в состав эстафеты! Позавидуем норвежцам: у них большая «скамейка запасных».
Петтера Нортуга с победой поздравляет его напарник Финн Хаген Крог. Этот сезон для Крога был просто потрясающим: на этапах Кубка мира в спринте он постоянно бежал в финале, побеждал, завоевывал призовые места. Но спринтом он не ограничивался. Так, в мини-туре на втором этапе Кубка мира в Лиллехаммере он на равных соревновался с дистанционщиками и стал вторым в общем зачете. За неделю до старта чемпионата мира Финн Хаген уверенно выиграл обе гонки (спринт и 15 км свободным стилем) на этапе Кубка мира в Эстерсунде. А на чемпионате мира норвежские тренеры поставили его бежать лишь две гонки: командный спринт и индивидуальную гонку на 15 км — в ней Крог занял пятое место, но не попал в состав эстафеты! Позавидуем норвежцам: у них большая «скамейка запасных».EPA

КОМАНДНЫЙ СПРИНТ

— Мы хорошо настроились с Лешей на борьбу. Тем более что мы выходили на старт в ранге действующих чемпионов мира в этом виде программы — это придавало уверенности в своих силах. Но норвежцы... Они отработали безукоризненно!

Уже на первом своем этапе Петтер Нортуг начал делать ускорение, но я пытался его контролировать. На одном из виражей он обошел Старегу, а я поляка обогнать не успел, в результате чего он вклинился между нами с Нортугом. Петтер воспользовался этой моей оплошностью и начал прибавлять на финише своего этапа, между нами образовался небольшой разрыв примерно в 2 секунды... А потом... Крог тоже был в тот день в идеальной форме — Алексей, как ни пытался, не смог ничего противопоставить ему на своем этапе. Да и не следовало этого делать — мы ведь могли «сдуться» и уступить даже в борьбе за второе место. В той ситуации мы приняли единственное правильное решение и начали тактическую борьбу за серебро.

— На предпоследнем этапе Алексей Петухов падает при передаче эстафеты и ломает палку Петерсону...

— Да уж... Страшно вспомнить. У меня тогда в голове мелькнула мысль: «Ну все, «хозяев» повалили... Снимут нас! Зачем вообще бороться?» Но мне удалось выбросить весь мусор из головы и сосредоточиться на борьбе. Решил для себя, что должен пробежать свой последний этап так, чтобы совесть перед самим собой была чиста, а что будет дальше — уже не мое дело... Борьба на последнем этапе была напряженная, тактическая — все понимали, что судьба серебряной и бронзовой медалей решится на финишной прямой. Каждый спортсмен берег силы и готовился к решающей битве.

Анна Лозовская
В ожидании пресс-конференции норвежцы Крог и Нортуг и наши Никита Крюков и Алексей Петухов непринужденно общаются друг с другом, а Петтер Нортуг даже показывает что-то нашим ребятам в своем телефоне. Кто знает, может быть, именно во время такого общения у них и зародилась идея совместных тренировок?
В ожидании пресс-конференции норвежцы Крог и Нортуг и наши Никита Крюков и Алексей Петухов непринужденно общаются друг с другом, а Петтер Нортуг даже показывает что-то нашим ребятам в своем телефоне. Кто знает, может быть, именно во время такого общения у них и зародилась идея совместных тренировок?Анна Лозовская

— Кого ты больше всего опасался на финише?

— В первую очередь Пеллегрино. Его скорость на финише была и вправду выше моей, но мне хватило сил, чтобы удержать второе место.

— Небольшую «фору» тебе дал последний спуск, на котором ты «накатил» всех соперников. Хорошо работали лыжи, или ты растолкался как следует?

— Думаю, и то, и другое. Слава богу, что так получилось (улыбается).

— Как бы ты подвел итог гонки: вы с Алексеем проиграли золото или выиграли серебро?

— В той ситуации, я думаю, мы выиграли серебро, потому что норвежцы были просто недосягаемы, а за второе место развернулась нешуточная борьба.

— Норвежцы были недосягаемы не только в том финале, но и на протяжении всего сезона. Многие даже в шутку высказывались в пользу того, чтобы ввести отдельную квоту для них в финальной стадии спринтов, ведь часто доходило до смешного: пять финалистов из шести — под норвежским флагом! Причем и в женском, и в мужском зачете норвежцы часто занимали все три ступеньки пьедестала почета.

— Могу сказать, что норвежцы — такие же, как и все. Просто они полностью посвящают себя спорту и профессионально подходят к тренировочному процессу. Не вижу смысла их в чем-то ограничивать и давать фору остальным.

Есть крылатое выражение «Чем труднее битва — тем слаще победа». То есть чем сильнее конкуренты, тем приятнее их опередить. Готов заверить каждого, что мы тоже работаем, не стоим на месте, у нас и наука развивается, и тренеры прогрессируют, и спортсмены.

Да, послеолимпийский сезон норвежцы провели действительно фантастическим образом, но вспомните, так ли мужская сборная Норвегии блистала в олимпийском сезоне? Не надо превозносить их над остальными — они такие же, как мы — у всех раз на раз не приходится. Я уверен, что с ними можно бороться. И мы будем с ними бороться!

Reuters
Финиш командного спринта. Как и в спринте индивидуальном, сразу после финиша Никита Крюков упал, не устояв на ногах. Но на этот раз он заработал не деревянную, а самую что ни на есть серебряную медаль! Позади же финиширует немец Тим Чарнке, который, как и на Олимпийских играх в Сочи, снова остался без медалей.
Финиш командного спринта. Как и в спринте индивидуальном, сразу после финиша Никита Крюков упал, не устояв на ногах. Но на этот раз он заработал не деревянную, а самую что ни на есть серебряную медаль! Позади же финиширует немец Тим Чарнке, который, как и на Олимпийских играх в Сочи, снова остался без медалей.EPA

— Какую оценку ты бы сам поставил себе за сезон 2014/2015?

— Я бы поставил себе твердую «тройку», причем исключительно благодаря серебряной медали на чемпионате мира. В противном случае был бы «неуд». Всего лишь дважды за сезон мне удалось пробиться в финал на Кубке мира, и я ни разу не поднялся на подиум. Это, конечно, нельзя назвать выступлением члена сборной команды России, а тем более олимпийского чемпиона и чемпиона мира... Серебро Фалуна-2015 немного спасло положение и добавило уверенности в себе — теперь у меня полный комплект наград с чемпионатов мира: два золота, серебро и бронза!

КОГДА УТИХЛИ СТРАСТИ...

— Как в целом охарактеризуешь текущий подготовительный сезон? Доволен ли проделанной работой?

— Все идет по плану, мы тщательно подходим к тренировочному процессу и всегда знаем, чего хотим от конкретной тренировки. Я не зря говорю «мы», ведь спортсмены должны находиться в постоянном диалоге с тренером — как раз этим наша группа, пожалуй, отличается от многих других.

— Сегодня вы прошли стандартное обследование — тредбан, тренажеры с газоанализатором и биохимией — какой результат ты показал на беговой дорожке?

— Мы бежали не на максимум «до отключки», поэтому время — не столь показательно. Подробные результаты будут готовы через несколько дней — сейчас пока можно оценивать на уровне интуиции. Задача на тредбане была добежать до уровня ПАНО и понаблюдать за основными показателями во время и после нагрузки — ЧСС, МПК, усвояемость кислорода, уровень лактата в крови, скорость восстановления...

— Как оцениваешь свою текущую форму?

— В прошлый раз я проходил обследование после перелета, во время акклиматизации — было, конечно, тяжело... Сейчас, по сравнению с прошлым разом, все намного лучше, самочувствие хорошее. Думаю, что показатели будут в норме.

Если анализировать результаты прошедших летом соревнований и прикидок, то не все пока получается — например, в Санкт-Петербурге (в Спринте на Дворцовой — прим. ред.) я был четвертый, а в Финляндии вообще стал худшим среди россиян. Но это все рабочие моменты, и я стараюсь не придавать им серьезного значения.

— Как тебя приняли в Финляндии?

— Финляндия живет лыжными гонками, это национальный вид спорта для финнов, поэтому подобные турниры имеют для них большое значение и пользуются большой популярностью среди местных жителей — очень хотелось бы, чтобы такое когда-то было у нас в России.

Мы поехали в Иматру целой командой — я имею в виду спринтерский состав — там был организован большой бейсбольный матч, а в перерыве между таймами — забег на лыжах по естественному снегу. После окончания спортивной программы был организован яркий концерт финской музыкальной группы.

Финны были представлены своими звездами — Яухоярви и Нисканеном — а также всеми остальными сильнейшими лыжниками сборной. Трибуны взрывались аплодисментами и овациями, это был настоящий праздник спорта, но с точки зрения результатов такие соревнования не стоит рассматривать всерьез. Летние шоу-гонки не являются показателем того, как ты побежишь зимой. Будем считать, что мы дали финнам возможность поболеть за своих кумиров, но зимой мы этого им уже не обещаем (улыбается).

Это фото не имеет отношения к чемпионату мира и была сделано уже после его окончания на этапе Кубка мира в норвежском Драммене. Никита там вновь достойно бился с хозяевами трассы, а финишную черту пересёк таким вот необычным образом — головой вперед.
Это фото не имеет отношения к чемпионату мира и была сделано уже после его окончания на этапе Кубка мира в норвежском Драммене. Никита там вновь достойно бился с хозяевами трассы, а финишную черту пересёк таким вот необычным образом — головой вперед.EPA

— Какие планы на ближайшие месяцы? Какие запланированы сборы?

— Со дня на день мы отправляемся на сбор в Сочи — я буду впервые в Красной Поляне после Олимпийских игр и первый раз — летом. Многие, кто бывал уже на олимпийской базе в подготовительный период, говорят, что там созданы отличные условия для летней подготовки — мне не терпится увидеть все своими глазами. Когда узнал, что поедем на «Лауру», то сразу очень обрадовался. Мы проведем в среднегорье 18 дней, и жить будем тоже на высоте — в олимпийской деревне.

— Похоже, в связи с валютным кризисом за границу теперь приходится выезжать реже?

— Да, в этом году у нас запланировано только три сбора за границей. Два из них уже прошли — в Отепя, где мы обычно получаем летнюю экипировку, и в Болгарии, куда мы ездим специально за высотной подготовкой. Из заграничных поездок остался сбор в Рамзау, где команда будет получать зимнюю экипировку — все остальное время мы проводим в России. Конечно, уровень сервиса в российских городах зачастую ниже, чем за границей, но лыжники — народ непривередливый. Главное, что лыжные базы строятся, условия создаются, инфраструктура развивается.

Я, например, еще ни разу не был в лыжном тоннеле в Санкт-Петербурге — очень хочу побывать там и сравнить его с зарубежными аналогами. Слышал уже много положительных отзывов о нем — приятно, что в России впервые появилась возможность тренироваться летом на снегу.

— Планируете ли больше времени с командой проводить в восточном полушарии с прицелом на Олимпийские игры-2018 в Корее?

— Да, у нас в последние годы открывается все больше и больше баз за Уралом — все это делается, в том числе, с прицелом на Корею. В предстоящем сезоне мы хотим побывать и в Хакасии, и на Камчатке, и уже традиционно — в Якутии. Надо привыкать к часовому поясу — не зря ведь мы ездим в Алдан, причем на целый месяц — в этом году тоже будем там «вкатываться». В Якутии я совсем не устаю, чувствую себя там очень комфортно, на тренировочной базе в Алдане созданы отличные условия для подготовки и туда хочется приезжать все чаще и чаще.

— Будущую олимпийскую трассу в Пхёнчхане уже видели?

— Трассу еще не видели, но у меня есть предположения, что она будет довольно равнинной — возможно, даже многие будут использовать даблполлинг на «классике», а на коньке — под каждый шаг и через шаг. Высота в Пхёнчхане — не такая большая, как в Сочи, поэтому соревноваться будет проще, но конкуренция с каждым годом растет, все будут в равных условиях, и каждый будет бороться за победу.

ПЛАНЫ НА ПРЕДСТОЯЩИЙ СЕЗОН

— В предстоящем сезоне нет ни Олимпийских игр, ни чемпионата мира — какие цели перед собой ставишь? Будешь ли «охотиться» за Малым Хрустальным глобусом?

— Да, главная цель — спринтерский зачет Кубка мира. Уже не первый год я прихожу к выводу, что победа в спринтерском зачете вполне достижима — достаточно немного стабильнее выступать на протяжении всего сезона, и вершина будет покорена, но всегда не хватает дотерпеть какую-то малость!

В конце сезона я всегда анализирую допущенные ошибки и стараюсь делать правильные выводы. Как показывает практика, на каждом старте бывает какая-то мелочь, которая влияет на результат — от таких мелочей и зависит весь итог сезона.

В предстоящем розыгрыше Кубка мира я настраиваюсь проходить каждый этап с полной отдачей и максимальной концентрацией, стремиться показать лучший результат, на который способен. Это особенно актуально с учетом того, что главные старты сезона отсутствуют, и наша главная цель — Малый Хрустальный глобус.

— А как быть с обилием мини-туров? Особенности календаря предстоящего сезона — явно не в пользу спринтеров...

— Да, предпочтительная квота на мини-туры, как правило, закрепляется за дистанционщиками, но тренерский штаб уже принял решение, что тем, кто будет бороться за высокие места, будет предоставлена возможность участвовать во всех стартах для набора необходимых очков в зачет Кубка мира.

— Придется становиться универсалом?

— Скорее всего, да, потому что в случае пропуска хотя бы одной дистанционной гонки спортсмен не сможет продолжить борьбу в рамках мини-тура.

— Готовишься бежать тридцатку на Тур де Ски?

— И не я один (улыбается). Норвежцы проводят большой объем дистанционной работы, закладывают базу на предстоящий олимпийский цикл. Финны, шведы и многие другие спринтеры также все меньше и меньше пренебрегают базовой подготовкой в связи с мини-турами — они, конечно, способствуют универсализации.

— То есть мы скоро можем чаще видеть Никиту Крюкова на старте дистанционных гонок?

— Честно говоря, не знаю, как все сложится, но если обращаться к истокам, то только благодаря спринту я, можно сказать, и вышел в люди — именно в спринте у меня есть больше всего желания побеждать и диктовать соперникам свои правила. Универсализация таит в себе большую опасность — можно погнаться за двумя зайцами, а в итоге не поймать ни одного. Лично мне не хочется везде быть в тридцатке или даже в десятке — уж лучше в одной дисциплине бороться за первые места.

Хотя, если брать в расчет результаты медицинских обследований, то мои показатели вовсе не хуже, а в чем-то даже лучше, чем у ребят-дистанционщиков — выходит, природная предрасположенность к более длинным гонкам у меня есть, и нет серьезных препятствий для того, чтобы развивать в себе соответствующие качества. Поживем — увидим...

— Так и до большой эстафетной четверки не далеко?

— Плох тот спортсмен, который не мечтает выступить за сборную своей страны в эстафете. Правда, если я не буду на 100% уверен в своих силах, я не стану подводить товарищей по команде, это не в моем духе. Поэтому мы работаем не покладая рук, чтобы во всем совершенствовать свое мастерство.

— Акцент на дистанционной подготовке был сделан еще с прицелом на Олимпийские игры в Сочи — то есть вы уже третий год подряд работаете над этим компонентом?

— Сразу после чемпионата мира в Валь ди Фиемме мы приступили к тренировкам на развитие выносливости в связи с тем, что длина спринтерского круга в Сочи была больше, чем обычно, к тому же рельеф — очень сложный. Если сравнивать подготовку к ЧМ-2013 и подготовку к ОИ-2014, то разница налицо, и при этом подготовка к Олимпиаде мне пришлась меньше по душе. В то же время я четко осознаю, что олимпийская модель тренировок была насущной необходимостью с учетом тех условий, в которых нам предстояло соревноваться. Не зря ведь уже задолго до стартов в Сочи многие сборные всерьез задумывались о привлечении дистанционщиков в спринтерские эстафетные команды — что в итоге и произошло.

Благодаря проделанной работе я смог завоевать в команде с Максимом Вылегжаниным олимпийское серебро, но с тех пор чувствую себя менее уверенно, чем раньше — мне иногда не хватает резкости и взрывных качеств, которые отличали меня, например, в Ванкувере, Осло и Валь ди Фиемме.

Я допускаю, что это ошибочное впечатление, которое возникает в силу того, что конкуренция с каждым годом растет. Если брать того же Нортуга, то раньше он был просто непобедим на финише, а сейчас все больше и больше лыжников из топ-30 составляют ему достойную конкуренцию в финишном створе.

— Будете ли экспериментировать с Юрием Михайловичем в предстоящем сезоне?

— Думаю, что в пределах разумного... Серьезных экспериментов делать не планируем — будем готовиться в том же русле. Несмотря на частичную потерю резкости и взрывной силы, результаты обследований показывают хорошую динамику и постоянный рост — значит, мы двигаемся в нужном направлении.

Редкий кадр для чемпионата мира в Фалуне. Швед Калле Халфварссон бежит напротив трибуны, заполненной исключительно шведскими болельщиками.
Редкий кадр для чемпионата мира в Фалуне. Швед Калле Халфварссон бежит напротив трибуны, заполненной исключительно шведскими болельщиками.Reuters

СОВМЕСТНЫЕ ТРЕНИРОВКИ С НОРВЕЖЦАМИ

— В нынешнем подготовительном сезоне ты провел один тренировочный сбор со своими главными конкурентами — норвежцами. Чья была идея тренироваться вместе? Как удалось воплотить ее в жизнь?

— Идея была моя, и появилась она в конце прошлого сезона в Драммене. Глядя на подавляющее превосходство сборной Норвегии на протяжении всего сезона — в том числе и в Драммене, где норвежцы в очередной раз заняли весь пьедестал почета, причем как у мужчин, так и у женщин — я подумал: почему бы не попробовать обменяться с ними опытом?.. Мы сидели в кафе после финала, где с Серегой Устюговым финишировали на пятом и шестом месте, и вдруг я задал вопрос Брандсдалю...

«Эйрик, у меня есть мечта — потренироваться вместе с вами — как ты думаешь, это реально?» — спросил я. Он поначалу опешил, но потом ответил: «Конечно, реально!» И после этих слов у меня в голове как будто что-то перевернулось, я начал искать все возможные способы для решения этого вопроса. Сначала получил поддержку со стороны Виталия Леонтьевича Мутко, потом добился согласия от норвежского тренера, а когда Норвегия дала окончательное «добро», я оформил все формальности, получил финансирование от Федерации лыжных гонок России и отправился на сбор в Норвегию.

— Почему ты предложил эту идею именно Брандсдалю?

— В тот день в Драммене он одержал победу, но это не было определяющим фактором. Дело в том, что Эйрик — отличный парень: очень общительный и без всяких «заморочек». Мы часто с ним поддерживаем контакт на сборах и соревнованиях. Кроме того, Эйрик — сильный даблполлер, а этот компонент у меня также один из наиболее ключевых, мне с ним часто приходится бороться на финишной прямой, поэтому именно на него и пал выбор.

Я рад, что Эйрик отнесся к этой идее с воодушевлением и взял на себя большую часть согласований с норвежской стороной. Все прошло отлично, а ведь поначалу я думал, что быстро полезу на стенку от скуки. Представь: общение — только на английском языке. Тренировочный график, распорядок дня, питание — все, как у них, никакой самодеятельности. Проживание — в одной комнате с Брандсдалем... Его тренер сразу сказал: «Раз ты его позвал — значит, ты с ним и живи» (смеется). На самом деле все норвежские ребята оказались очень позитивными, дружелюбными, открытыми и общительными — они раскрылись для меня в обычной жизни с неведомой раньше стороны.

— Побывать в глубоком тылу основных конкурентов не каждому удается... Что взял себе на заметку? Какие моменты запомнились больше всего?

— У норвежцев уже правило — первый уикенд июня — тренировочный микроцикл в Согнефьеллете. Тренировочная база находится на высоте около 1.500 метров над уровнем моря, трасса отлично готовится, у нас было отличное питание и комфортные условия проживания. Сбор длился всего шесть дней, но для июня нагрузки мне показались чрезмерно высокими — признаюсь честно, я устал.

На сборе был полный состав команды — все сильнейшие, кроме Нортуга-старшего — он отбывал наказание за ту нашумевшую аварию, когда он сел за руль в состоянии алкогольного опьянения. А вот Нортуг-младший был с нами. Мы проводили разные тренировки — и бегом, и на лыжах, включая силовую работу и работу на высокой интенсивности.

Одно из главных впечатлений связано с уровнем готовности норвежцев. Буквально в каждом компоненте я чувствовал, в какой отличной форме они находятся, и буквально везде был «замыкающим». Я реально еле-еле за ними успевал, и это при том, что спустился с гор — поехал в Норвегию после сбора в Бельмекене.

Норвежских и шведских флагов на трибунах было приблизительно поровну, и по этому фото невозможно сказать, в какой стране проходил чемпионат мира.
Норвежских и шведских флагов на трибунах было приблизительно поровну, и по этому фото невозможно сказать, в какой стране проходил чемпионат мира.EPA

— Не показалось в процессе общения, что они от тебя что-то скрывают?

— Нет, как раз наоборот — мы общались очень открыто и с большим любопытством расспрашивали друг друга о различных нюансах подготовки, ежедневного быта... Лично я не скрывал от норвежцев ничего — они так же, как мне показалось, охотно отвечали на мои вопросы и раскрывали все свои карты.

Однажды к нам на сбор приехало норвежское телевидение, и корреспондент задал Брандсдалю вопрос, не боится ли он, что зимой я его обгоню, но Эйрик ответил с чувством юмора, не придавая этой провокации особого значения. Я также пошутил следом и сказал, что норвежцам нечего бояться — у них постоянно по 5–6 человек в финалах, поэтому если добавится один русский, то станет только веселее (улыбается).

Для меня очень показательно, что норвежцы, будучи сильнейшей командой в мире, проявляют большое желание учиться у других и постоянно повышать свое мастерство — это очень хорошая черта, ведь предела совершенству, как известно, не существует. Процесс развития — живой и бесконечный, надо всегда подстраиваться под изменяющиеся условия и держать нос по ветру. Я глубоко убежден, что если кому-то кажется, будто он все знает, то это большая ошибка!

— Вы спокойно делились друг с другом секретами, будучи заклятыми соперниками — тебе не кажется это удивительным?

— Перед отъездом я специально поинтересовался у тренера: что можно рассказывать, а что нельзя. Юрий Михайлович мне ответил: «Рассказывай все, что хочешь!» (улыбается). Действительно, то, что знать не надо, мы друг о друге и не узнаем никогда, а все остальное уже давным-давно известно, никто велосипед заново не изобретет.

— Вы не только тренировались, но и питались, и отдыхали вместе?

— Да, я даже специально старался быть «хвостом» Брандсдаля, чтобы с головой окунуться в их быт и полностью вписаться в их режим — мне было интересно почувствовать себя норвежцем (улыбается). Свободное время у них тоже все расписано — отдых, процедуры, ментальные тренинги... Мы часто играли в шахматы, много шутили, троллили друг друга! У всех ребят отличное чувство юмора, на сборах царит атмосфера веселья и позитива, но мы в таких вещах тоже можем составить конкуренцию кому угодно (смеется).

Алексей Петухов и Никита Крюков в микст-зоне отвечают на вопросы журналистов.
Алексей Петухов и Никита Крюков в микст-зоне отвечают на вопросы журналистов.Анна Лозовская

— Какие основные моменты, изучив всю «внутреннюю кухню», ты отметил для себя по каждому из конкурентов?

— Хаттестад — самый скрытный из всех. Брандсдаль говорит, что Ула Виген у них в команде — самый большой фанатик (смеется) — постоянно вкалывает, приходит на тренировку первый, а уходит последний, часто находится в себе и никогда не распыляется. Томас Нортуг — молодой и вспыльчивый, Фоссли — очень резкий, у него самое быстрое ускорение на коротких отрезках. Тимо Баккен — вообще наш «в доску» парень, очень хорошо относится ко всем русским, часто ездит в Россию, у него здесь полно друзей, потому что его отец долгое время руководил компанией Swix и много работал с россиянами. Крог — очень спокойный, воспитанный, с ним я много не общался, но он производит приятное впечатление. Глёрсен — отличный добрый парень, и у него есть удивительная особенность — он ест мясо, но совсем не ест рыбу — даже кальмары и креветки! Когда я расспрашивал его об этих необычных пристрастиях, он пошутил: «Зато я ем утку, хотя она тоже плавает наполовину» (смеется).

— Чем норвежцы отличаются от нас в повседневной жизни и в тренировках?

— Нас со школьной скамьи учат, что «когда я ем, я глух и нем», а они, наоборот, за столом очень активно общаются — так, что рот не закрывается. У них пятиразовое питание — то есть они едят часто, но понемногу. Перед тренировкой прием пищи — минимум за один час до выхода. Я считаю, что все это правильно — они не переедают, едят комфортно, поддерживают запас питательных веществ в течение всего дня. При этом едят они все, что видят — в этом их большой резерв и в то же время сигнал для нас с точки зрения того, где именно их потенциальная «брешь».

Каждую свободную минуту норвежцы думают о том, как стать лучше, много внимания уделяют восстановлению, в каждой мелочи они — большие профессионалы. Вся команда «заряжена» и мотивирована на результат на все 100 процентов!

Норвежцы очень самостоятельны и оригинальны в подготовке. Для каждого спортсмена пишется персональный план, причем его пишет сам спортсмен, а затем уже при необходимости корректирует какие-то нюансы с тренером. Норвежцы намного больше тренируются сами — каждый у себя дома. Как правило, две недели они работают в домашнем режиме, а потом одну неделю — на сборе, где контролируют состояние друг друга.

Поголовного и бездумного выполнения одного и того же плана, как принято в нашей системе подготовки, у них нет и в помине — тренировки полностью зависят от текущего самочувствия. Например, кто-то делает силовую, кто-то — скоростную, а кто-то просто «откатывается» в спокойном темпе. Каждый из спортсменов знает, что ему нужно именно сейчас. Была однажды такая ситуация, что Хаттестад поехал кататься, Глёрсен принялся за станок, а Брандсдаль сказал: «Я сначала гимнастику поделаю». В общем, кто в лес, кто по дрова. Для нас это непривычно...

Норвежцев воспитывают так с детства, чтобы они сами чувствовали свой организм, ведь никто лучше самого спортсмена не сможет прочувствовать свое тело и оценить внутреннее состояние. У нас же в России, как правило, спортсмену затыкают рот и заставляют делать то, что запланировал тренер. Не сделал — до свидания!

Мне нравится современный норвежский подход к тренировкам — они умеют прислушиваться к себе, чувствовать свой организм, и это во всех отношениях правильно. Норвежский тренер говорит про своих подопечных: «Я им не папа, чтобы указывать, что делать — они сами решают, что им нужно», — а сам в это время катается, наблюдает... Спортсмены подсказывают друг другу, делают обоюдные замечания, задают вопросы — они настоящая команда, и в этом с них надо брать пример! Всё как у мушкетеров — «один за всех, и все — за одного!» Неудивительно, что у них потом такой командный дух на соревнованиях.

Норвежцы держат нос по ветру и быстро вносят коррективы в подготовку без каких-либо административных барьеров и долгих согласований. А у нас корректируют утвержденные планы только втихаря, да и то с большим риском, что по шапке надают!

Слава богу, в группе Юрия Михайловича все рождается в диалоге — уж лучше заранее подискутировать, чем потом хвататься за голову. Как говорит наш тренер, «истина рождается в споре», поэтому иногда приходится много времени посвящать дискуссиям. В конечном итоге главная цель состоит в том, чтобы методика постоянно совершенствовалась, отвечала веяниям времени и подходила всем без исключения спортсменам. В этом компоненте мы совсем не отстаем. Важно только, чтобы другие тренировочные группы тоже перенимали этот положительный опыт.

В Норвегии есть много спортсменов, которые тренируются сами, без тренера, и для них востребованы услуги неких фрилансеров, которые за отдельную плату присоединяются к тренировочному процессу на некоторое время, подсказывают ошибки в технике, снимают все на видео, вместе делают разбор полетов и т.д.

Я для себя отметил, что у каждого норвежца есть очень большое желание достичь вершины и стать профессионалом. Я бы сказал, что они — больше профессионалы, чем мы. И они бережно относятся к каждому спортсмену. Поэтому скамейка запасных — безграничная, а мы ждем десять лет, когда появятся новые таланты в такой большой стране.

— Тебе удалось передать по горячим следам полученный опыт? Доложил обстановку тренерскому штабу сборной по возвращении в Россию?

— Конечно! Более того, даже провел общее собрание на сборе в Отепя, куда я отправился сразу после Норвегии — донес все свои мысли до ребят и тренеров, рассказал все в мельчайших подробностях.

...Кстати, норвежцы очень внимательно следят за подготовкой сборной России, потому что считают нас одними из главных конкурентов, и буквально замучили меня в Согнефьеллете вопросами о наших совместных тренировках с Сашей Легковым.

На самом деле мы с Сашей тренируемся по разным планам и совмещаем иногда только скоростную и скоростно-силовую работу. Саша готовится со спарринг-партнером Сергеем Турышевым, а всю организационно-административную работу взял на себя Егор Сорин — научный сотрудник нашей команды. Ребята примкнули к спринтерской группе во многом для того, чтобы уменьшить «бумажную» волокиту, связанную с выделением денежных средств на подготовку, но все норвежцы очень опасаются, что из этого сотрудничества может что-то получиться...

Что я могу сказать? Правильно — пусть боятся! (смеется)

Алексей Петухов на дистанции квалификации спринта классическим стилем. В прологе он показал 26-й результат, а затем в финальной части, хоть и вылетел на стадии четвертьфинала, поднялся на 20 строчку протокола. По словам гонщика, он не очень хорошо чувствовал себя в этот день, но «пробил» это состояние и всё-таки вышел на старт.
Алексей Петухов на дистанции квалификации спринта классическим стилем. В прологе он показал 26-й результат, а затем в финальной части, хоть и вылетел на стадии четвертьфинала, поднялся на 20 строчку протокола. По словам гонщика, он не очень хорошо чувствовал себя в этот день, но «пробил» это состояние и всё-таки вышел на старт.Newscom

ЖИЗНЬ ВНЕ СПОРТА

— После Олимпиады ты стал мужем и отцом — что в тебе изменилось?

— Я стал более ответственным и ориентированным на семейные ценности. И теперь я совершенно по-другому отношусь к детям — раньше я их вообще не замечал. Когда мне предлагали подержать ребенка, я обычно отвечал: «Будут свои дети — тогда и буду нянчиться». До рождения Вероники меня редко можно было застать играющим даже с родными племянниками, но теперь я вошел в роль отца — заниматься дочкой мне доставляет удовольствие. Если надо — кому угодно помогу, в любом вопросе проконсультирую, я ведь на себе все уже хорошенько прочувствовал.

Могу сказать, что самое глубокое чувство — это чувство ответственности за судьбу своего ребенка, ведь от того, как ты его воспитаешь, какие черты характера и нравственные ценности привьешь, зависит его будущее...

Недавно были с Юлей в ресторане, Вероника стала играть с другими детьми, и я обратил внимание, какие они избалованные, как они невоспитанно себя ведут — по отношению ко взрослым и к другим детям, которые были с ними в игровом уголке. Я подумал: «Куда смотрят родители?!» Не выдержал, подошел к детям и сделал замечание, поговорил с ними, попробовал объяснить все доступным языком... Раньше я и подумать не мог, что буду этим заниматься, а сейчас в голове все как будто перевернулось: на них ведь смотрит моя дочь, и они могут показать ей неправильный пример! С рождением ребенка жизнь обретает четкий смысл, это намного важнее, чем спорт — это вечная ценность.

Пьедестал женской гонки на 10 км — единственный на чемпионате мира в Фалуне, на который не ступил ботинок норвежской лыжницы. Жуткая метель спутала карты представительницам страны фьордов и позволила взять золотую медаль хозяйке чемпионата Шарлотте Калле. А компанию на пьедестале ей весьма неожиданно составили представительницы США: Джессика Диггинс и Кэйтлинн Грэгг. И если у Диггинс уже есть золотая медаль чемпионата мира в командном спринте, то Грэгг до этого ни разу не попадала даже в десятку сильнейших на этапах Кубка мира.
Пьедестал женской гонки на 10 км — единственный на чемпионате мира в Фалуне, на который не ступил ботинок норвежской лыжницы. Жуткая метель спутала карты представительницам страны фьордов и позволила взять золотую медаль хозяйке чемпионата Шарлотте Калле. А компанию на пьедестале ей весьма неожиданно составили представительницы США: Джессика Диггинс и Кэйтлинн Грэгг. И если у Диггинс уже есть золотая медаль чемпионата мира в командном спринте, то Грэгг до этого ни разу не попадала даже в десятку сильнейших на этапах Кубка мира.Reuters

— Будни стали ярче, но в то же время насыщеннее и тяжелее?

— Какое-то время, когда мы все еще были беззаботными, а Леша Петухов уже воспитывал ребенка, мы часто троллили его — ну что, мол, как провел отпуск? После весеннего отдыха хвастались перед ним фотографиями с пляжей, аквапарков, ресторанов, аттракционов, дискотек, а он показывал нам фотографии из песочницы. А когда у меня родилась дочь, Леша припомнил те приколы: «Ну что, — говорит, — теперь я от тебя жду фотографий из песочницы» (смеется). Так и есть, но я даже и не думаю расстраиваться — это то, к чему рано или поздно должен прийти каждый.

Да, стало больше забот. Теперь, когда приходишь с тренировки или приезжаешь со сбора, уже не отлежишься на диване перед телевизором. Я ведь не могу прийти домой и не участвовать в процессе ухода и воспитания — мы с женой должны обязательно помогать и заботиться друг о друге. Теперь я понимаю, почему тренерский штаб не разрешает спортсменам приезжать на сборы вместе с семьями. Все-таки во время серьезной работы должно быть полноценное восстановление и полная концентрация на тренировочном процессе... С маленьким ребенком этого добиться практически невозможно.

У нас уже был однажды опыт, когда семья приехала ко мне на сбор в Давос. Изначально мы планировали, что я пробегу этап Кубка мира, и мы останемся с командой в Швейцарии, чтобы провести полноценный тренировочный сбор перед следующим спринтерским этапом, но в связи с отсутствием снега в Ла Клюза французский этап отменили, и все команды остались на еще один уикенд в Давосе. В результате в программе этапа Кубка мира снова появился спринт, и надо мной повис груз ответственности... Как можно думать о семье, когда через несколько дней надо бежать гонку? Распыляться — очень тяжело... Приходилось изворачиваться, иногда переселяться в соседнюю комнату — благо она была свободна — но, как ни странно, вторую гонку в Давосе я пробежал лучше, чем первую (смеется).

Норвежка Терезе Йохауг — одна из немногих в современных женских лыжах, кто может на равных соперничать с Марит Бьорген. В Фалуне Терезе собрала даже больший, чем у Марит, урожай: три золотые медали против двух золотых и одной серебряной. Йохауг выиграла скиатлон и гонку на 30 км, Бьорген — спринт, а золото в эстафетной гонке 4х5 км у них общее.
Норвежка Терезе Йохауг — одна из немногих в современных женских лыжах, кто может на равных соперничать с Марит Бьорген. В Фалуне Терезе собрала даже больший, чем у Марит, урожай: три золотые медали против двух золотых и одной серебряной. Йохауг выиграла скиатлон и гонку на 30 км, Бьорген — спринт, а золото в эстафетной гонке 4х5 км у них общее.Reuters

— Вы с Юлей назвали дочь Вероникой — кто выбирал имя?

— Имя выбирали вместе, но первым предложил я (улыбается). Имя красивое, христианское и соответствует церковному календарю. Юле имя Вероника тоже очень понравилось — так и решили единогласно.

— Уже крестили?

— Пока нет — никак не можем найти крестную маму. Крестный папа уже заждался (улыбается).

— Какие у Вероники первые спортивные успехи?

— Вероника уже хорошо ходит и бегает — первые шаги она сделала еще в 11 месяцев, потом был небольшой перерыв, а в год и месяц сразу побежала (улыбается). Хорошо, что папа спортсмен — за ней уже так просто не угнаться!

— С началом семейной жизни стало сложнее сосредотачиваться на спортивных результатах?

— Конечно, теперь у меня в голове не только спорт, но я уверен, что это не окажет негативного влияния на мои результаты. Семья мотивирует еще больше и дает стимул добиваться успеха — теперь не только для себя, но для своих родных и близких.

В качестве иллюстрации приведу очень показательный пример... Когда я позвонил жене из Фалуна после того, как занял досадное четвертое место в индивидуальном спринте, Юля мне сказала: «Доченька очень хочет, чтобы ты привез ей „снежинку“». Эти слова оказали на меня такое сильное воздействие, что, когда в один из самых сложных моментов командного спринта я чуть было не дал слабину, сразу же вспомнил слова жены, представил, как дочь ждет папу с медалью, и у меня проснулось второе дыхание. Ради того, чтобы привезти «снежинку» для Вероники, я был готов сделать все что угодно — и у меня получилось!

— В этом году тебе исполнилось 30 лет — насколько долго планируешь еще выступать в большом спорте? Поддерживает ли тебя семья с точки зрения продолжения спортивной карьеры?

— В семье у нас полное взаимопонимание — Юля только иногда спрашивает меня, до какого года я планирую выступать. С Олимпийскими играми в Корее я точно связываю большие надежды, а дальше — посмотрим... Думаю, что 2019 год — вполне реально... После чемпионата мира-2019, наверное, нужно будет заканчивать. Еще один олимпийский цикл я не «потяну».

А вообще все эти планы — дело неблагодарное. Спорт очень непредсказуем, поэтому тяжело далеко загадывать, как все сложится. Я уверен, что, пока есть результат, надо выступать дальше, а когда его не будет, то не надо биться головой об стенку — лучше дать дорогу молодым.

— Думал ли когда-нибудь, что будет дальше после спорта?

— У меня накоплен огромный опыт в спорте — знания, связи, знакомства — и есть большое желание поделиться опытом с остальными... Я хочу остаться в спортивной сфере и продолжать заниматься своим любимым делом — возможно, в качестве тренера... Поживем — увидим.

Беседовал Андрей АРИХ,
июль 2015 г.

ГЕОМЕТРИЯ

...Мы покупаем съёмку для журнала у лучших фотоагентств мира: Reuters, EPA, France-Presse, NordicFocus, ИТАР-ТАСС... Я очень люблю копаться в этих архивах — порой среди просматриваемых снимков обнаруживаются настоящие шедевры, которыми так хочется потом поделиться с вами. Иногда эти шедевры никак не связаны с миром лыжных гонок, но ведь от этого они не перестают быть шедеврами, правда? Перед вами как раз такой случай.

Это снимок шведского фотографа Кая Фаффенбаха (Kai Pfaffenbach), работавшего в Фалуне на Reuters.

Чтобы вы знали: фотографам, работающим на Reuters, категорически запрещено проводить какие-то манипуляции со снимками, им нельзя осветлять или затемнять что-то в кадре, равно как нельзя изменять что-то в своих работах с помощью специальных компьютерных программ. Единственное, на что они имеют право — менять настройки на фотокамере и кадрировать снимки. Так что мы с вами в данном случае имеем дело с чистым светом, честной работой.

Как видите, фотограф нашёл точку, с которой видно, как пролетают лыжники на фоне окон судейской будки. Ему нужно было поймать момент, когда лыжник закроет минимальное количество лиц в этих окнах, но при этом он (лыжник) должен был целиком уместиться в кадре и оказаться размазанным, размытым, чтобы обозначить скорость, динамику, с которыми он пролетает мимо этих окон. Наверное, Кай Фаффенбах специально поставил на камере не очень большую выдержку — ровно такую, при которой статичные лица судей оставались чёткими, а быстро пролетающий в кадре лыжник успевал «размазаться» по кадру. Уверен — фотограф сделал в этом месте не один десяток, а быть может, и не одну сотню дублей, прежде чем сумел зафиксировать это мгновение.

Не знаю, как вы, а я могу бесконечно рассматривать этот снимок. Пронзительный чёрный фон, чётко выстроенная диагональ ярких прямоугольников окон, абсолютная чёткость, абсолютная резкость лиц судей и... Стремительный человек-комета, пролетающий мимо них в строго горизонтальной плоскости...

Иван ИСАЕВ

Рейтинг: 0 0 0