На этой неделе
  • Нет ни одной трансляции.
  • Елена Копылова

На лыжах — в большую жизнь

Опубликовано: Журнал №60

Открытие Олимпиады в Айдахо. Наталья Табола с американским стражем порядка. из архива С.Тихонова

 

 

Рубец на мозговой ткани. Он часто появляется у детей, чьи родители — алкоголики. Может быть последствием родовой травмы или заболевания, перенесённого в раннем детстве, и даже внутриутробно. Про таких детей иногда деликатно говорят, что у них «ограниченные возможности» или «проблемы интеллектуального развития». Этим детям нет места в обычной школе, их путь — в специальные школы-интернаты. Тем не менее в этих школах-интернатах дети получают образование, находят себе друзей, общаются друг с другом и педагогами и... катаются на лыжах.

Есть ли у этих детей шанс сделать шаг в большую жизнь из стен интерната и стать полноценными членами общества, обрести профессию, семью, дом? Как может спорт помочь им в этом? Ответы на все эти вопросы искала специальный корреспондент журнала «Лыжный Спорт» Елена Копылова, побывавшая в одной из таких школ.

Новый год — время особенное, главный праздник для большинства из нас. Мы собираемся в дружеских компаниях за праздничным столом и на соревнованиях, дарим друг другу подарки и произносим новогодние поздравления, желаем здоровья, успехов и добра, строим планы на будущее и загадываем свои самые заветные желания. И, конечно, хочется сделать так, чтобы никто в эти дни не был одинок, несчастен или обделён. Чтобы жизнь была ко всем щедра на возможности и почаще раздавала шансы. Многим из нас в этом помогает любовь к лыжам.

Сообщение, с которого начинается эта история, появилось на сайте «Лыжного спорта» за несколько дней до Нового года. В нём говорилось о детском доме, в котором один из руководителей увлекается лыжными гонками, поддерживает трассу и тренирует юных спортсменов, доводя их до участия и даже побед в международных соревнованиях. Дальше шло описание бедственного положения юных лыжников и просьба оказать секции помощь инвентарём. Обычное дело.

На просьбу о помощи лыжное сообщество отозвалось активно. Кто-то отдал детский комплект, из которого вырос его собственный ребёнок, кто-то выделил деньги на покупку нового инвентаря (было даже пожертвование в 50 тысяч рублей), компания Skiwax для этой закупки предоставила максимальную скидку, Noname подарил одежду, а фирма Fischer и её сотрудники выделили 9 комплектов тренировочного инвентаря: лыжи, палки и ботинки с креплениями.

Мы приехали в школу с непростым названием «Смоленское областное государственное бюджетное образовательное учреждение «Вяземская специальная коррекционная общеобразовательная школа-интернат VII–VIII видов»» зимним утром 28 декабря. Нас было четверо: я, две представительницы благотворительного Фонда развития физической культуры и спорта и наш добровольный водитель и помощник Пётр. Это он занимался покупкой лыжного снаряжения и собирал пожертвования по всей Москве. И первое, что мы увидели, была лыжная трасса и табличка со словом «старт». Чуть поодаль за трассой разместились три стандартных «педагогических» здания советской эпохи, глядя на которые безошибочно определяешь, что это школа. Навстречу нам выбежали дети в красных новогодних колпачках — у них начинался утренник. С их помощью мы довольно быстро переместили содержимое багажника в спортивный зал. Там и состоялось знакомство с руководителем лыжной секции, заместителем директора по воспитательной работе этой школы Сергеем Валентиновичем Тихоновым. Он вертел в руках подарок «Фишера» — ботинки, повторяя: «То что надо, то что надо!»

Тренер Сергей Тихонов сам готовит лыжи для своих учеников и заодно обучает их азам смазочного дела. Порошки, эмульсии, мази держания  —  одна из самых насущных нужд секции.Елена Копылова

— Эти подарки дадут мне возможность полностью отказаться от устаревших 75-миллиметровых креплений для лыжников, делающих свои первые шаги на уроках физкультуры. И все дети смогут кататься одновременно, а не по очереди — у нас не очень большие классы. Хорошо, что они смогут сразу вставать на хорошие лыжи, ведь какое впечатление они получат от своего первого опыта, такое у них и останется о лыжах. У нас ведь не только спортсмены, которые занимаются в секции, но и обычные школьники на уроках физкультуры всю зиму ходят на лыжах. А уже потом, если кто-то захочет заниматься более серьёзно, он становится спортсменом. Пойдёмте, я вам всё покажу.

*  *  *

Информация на форуме оказалась немного неточна. Место, куда мы приехали — не детский дом. Это школа-интернат, где учатся дети, по тем или иным причинам не способные учиться в обычной школе. Как правило, это неблагополучные дети из бедных сельских семей, но у каждого из них есть родители или родственники. Многие из этих родителей или родственников пьют, у кого-то даже сидят в тюрьме, а кто-то просто не может свести концы с концами. Но они есть.

Мы поднимаемся на второй этаж, где оборудована необычная выставка. Золотые и серебряные медали необыкновенной красоты покоятся на подставках с надписью «Нагано» и «Бойсэ» и подозрительно напоминают олимпийские.

— Да, это настоящие награды наших спортсменов, участников специальной Олимпиады. Такие Игры проводятся для людей с ограниченными возможностями здоровья раз в четыре года. Это очень серьезное международное движение. И сейчас наши воспитанники готовятся поехать в Южную Корею для участия в Играх, отбор на которые они прошли, выиграв всероссийские соревнования.

Обложка журнала о специальном олимпийском движении «Необычный спорт». На фото — капитан сборной команды на специальной Олимпиаде 2005 года в Нагано Эдуард Савченков на приеме в Кремле. из архива Сергея Тихоноваиз архива Сергея Тихонова

ЛЫЖИ И ХОККЕЙ

— Как давно вы участвуете в таких соревнованиях?

— В специальное олимпийское движение мы вступили в 1998 году. Решили, что каждый тренер из специальных интернатов нашей области возьмет себе те виды спорта, которые ему ближе. Я выбрал хоккей на полу, есть такой вид спорта в программе специальных Олимпиад, и лыжные гонки. И вот уже почти 15 лет мы занимаемся этими видами. В 2005 году участвовали в специальной Олимпиаде в Нагано. В составе сборной России по хоккею было пять учащихся нашего интерната, в том числе капитан команды Савченков Эдик. Мы заняли второе место и после Игр встречались с президентом Путиным, ездили в Кремль.

Через 4 года на отборочных соревнованиях по лыжным гонкам три наши девочки заняли весь пьедестал, и Наталья Табола попала в сборную команду. Выиграли отбор и наши хоккеисты, и снова в состав сборной вошли пять наших игроков, а я был назначен старшим тренером на Игры в США. Там мы снова проиграли финал, уступив Венгрии одну шайбу. Зато в лыжах Наталья выиграла три золотые медали: 5 км, 10 км и в составе эстафеты. При количестве стран-участниц больше 120 — это великолепный результат. Спортивный уровень соревнований там очень высок. Сейчас Наташа учится в Смоленском отделении Академии физкультуры и спорта на отделении «Лыжные гонки» на третьем курсе.

28 февраля 2010 года, Кубок города Вязьма по лыжным гонкам. Четырехкратный олимпийский чемпион Александр Тихонов только-только прилетел из олимпийского Ванкувера. Здесь же — заслуженный тренер СССР А.Грушин. А.Тихонов осмотрел вяземскую трассу на предмет возможности развития в районе биатлона. Увы, дальше разговоров дело не пошло, но дети были рады получить награды и сфотографироваться с прославленным биатлонистом. из архива Сергея Тихонова

Как и в большом спорте, мы работаем олимпийскими циклами. После США мы стали готовиться к Олимпиаде в Южной Корее, которая пройдет в этом году в феврале. Мы ездили в Мурманск на всероссийские специальные игры — отборочные соревнования по лыжным гонкам. Кстати, Смоленскую область представляли полностью наши воспитанники: два мальчика и две девочки. Мы завоевали 12 медалей, из них 10 золотых. И наша воспитанница Олеся готовится к поездке в Корею, где она побежит две дистанции: 5 и 7.5 км. Олесе 14 лет, и она достаточно серьезная лыжница. У неё первый взрослый спортивный разряд. В составе сборной России на Игры в Корею едет 128 человек, в том числе семь воспитанников нашего интерната: лыжница (Олеся) и шесть хоккеистов. Для этих детей всё необходимое предоставляет государство: костюмы разминочные, гоночные, теплую одежду для церемоний награждения. Экипируют, как олимпийскую сборную.

ОЛЬГА

У Ольги Александровны Богдановой удивительная судьба. Потомственный педагог, родом из Оренбурга, закончила педагогический университет имени Герцена в Санкт-Петербурге по специальности «учитель начальных классов». А в интернате был когда-то директором её дед. В детстве Оля ни за что не хотела быть учителем, мечтала стать дизайнером одежды. А потом попала на школьную практику к детям и поняла, что это — её призвание.

— После института я жила и работала в Санкт-Петербурге, но там у меня жизнь не складывалась. После смерти мужа стал болеть сын, и я решила уехать из города в место с более здоровым климатом. Но я и раньше чувствовала потребность здесь работать. Пришла сюда в 1999 году учителем начальных классов, а сейчас — заместитель директора по учебной работе. Так получилось, что здесь я познакомилась с учителем физкультуры и вышла замуж второй раз, мой старший сын учится в кадетской школе, в этом году поступает в ВУЗ МЧС, дочь от второго брака — первоклассница. Жизнь привела меня сюда почти помимо моей воли, всё время подталкивала меня к переменам в нужном направлении. А здесь мне удалось полностью реализоваться, я на своём месте, у меня работа, семья, я приношу пользу и получаю удовольствие от работы и общения. Я очень счастлива, хотя работать приходится много. Но это и прекрасно. Это моё.

Елена КОПЫЛОВА

Чтобы получить такой разряд, надо серьёзно тренироваться...

— В нашей секции сейчас занимается восемь детей: старшая группа (две девочки и два мальчика) и такой же состав — младшая группа. Это те, кто целенаправленно занимается лыжными гонками как спортом. В любую погоду ребята тренируются: зимой на лыжной трассе, летом старшие ездят на сборы, а полноценные тренировки проводят и старшие, и младшие. Наша подготовка включает роллеры, кросс, имитацию. Сборы мы проводим в основном в Белоруссии, тренировочные планы составляю я. Два раза в год посещаем смоленский физдиспансер, где полностью обследуемся у врача, специализирующегося именно на лыжниках. Я считаю, что контроль физического состояния в работе с детьми — самое главное, чтобы не загнать, не перегрузить спортсмена. В этом возрасте занятия должны приносить только пользу для здоровья.

Новогодний утренник дети подготовили сами: нарядились в костюмы, сами поставили спектакль и с удовольствием его посмотрели. Симпатичные и живые, общительные и не очень — они очаровательны. И так же ждут новогодних чудес, как и все дети.Елена Копылова

— Какими возможностями для тренировок вы располагаете, когда не находитесь на сборах?

— Круг для роллерных тренировок у нас на дороге, прекрасный участок 1.5 км в одну сторону с рельефом. Он включает в себя два спуска и два больших подъема и позволяет тренировать все необходимые лыжнику качества. Водители относятся к нам с пониманием, к тому же у меня брат в ГАИ (смеётся). Там же неподалёку есть хорошее поле для имитации. И два раза за лето мы выезжаем в Раубичи.

Наша лыжная работа не финансируется никакими бюджетами. Мы абсолютно не спортивный интернат, никакого статуса у нас нет. Но специфика работы с этими детьми такова, что их надо увлекать либо трудом, либо творчеством, либо спортом. У нас всё это развито, много кружков, столярная, швейная мастерская. Всё это делается только на личные и спонсорские средства. Лыжная база, инвентарь, снегоход «Буран» для подготовки трассы — всё своё, люди помогают. Попадёшь под государство — замучают бумажками...

Семья Табола: Алексей, Людмила, Олеся и Наташа надели все свои награды перед выпускным вечером, чтобы сфотографироваться на память. Алёша, Люда и Наташа — погодки и учились все вместе, в одном классе. На момент выпуска у Наташи 32 медали, в том числе 3 олимпийские, у Людмилы — 26, у Алексея — 24. Маленькая Олеся только начала заниматься и закончила свой первый сезон с тремя медалями. Сейчас она продолжает учиться в интернате. Июнь 2010 года. из архива Сергея Тихонова

У нас в стране заботятся о развитии детского спорта только на словах. Вот у меня друг, молодой парень после института, работает тренером. Чтобы содержать семью, тренирует две группы, лыжную и биатлонную, а получается, что не успевает ни там, ни там. Максимум для тренера, я считаю, 8-10 человек, причём это должны быть спортсмены разного возраста и пола, чтобы динамику отслеживать, в соревнованиях участвовать. А поездки на соревнования? Это же кошмар, если нет транспорта. Получается — или едешь на своей машине с тремя лучшими, или поездом со всеми, но тогда это становится кошмаром для тебя: пересадки, не потерять багаж, приезжаешь разбитым, уже ни до чего дела нет, ничего не хочется. Мы в этом плане счастливчики — по президентской программе получили микроавтобус «Газель», оборудованный для перевозки детей. На соревнования и сборы ездим на этой машине.

Благодаря усилиям преподавателей и спонсорам удалось собрать неплохой «парк» лыж. Однако в спортивном зале есть место и старым, заслуженным парам            с 75-миллиметровыми креплениями. Теперь, благодаря форуму skisport.ru, компаниям Skiwax и Fischer их заменят современные лыжи, крепления и ботинки. Елена Копылова

— Лыжный спорт — дорогое удовольствие. У вас неплохой инвентарь, средства для подготовки лыж... Неужели совсем не получаете на эти нужды денег из бюджета?

— Более того, у меня даже кружковой работы официально нет, потому что все положенные часы я отрабатываю как учитель, а брать больше закон запрещает. Фактически получается, что с ребятами я работаю уже как тренер-общественник.

Дети в школе очень разные, и не каждому под силу пройти даже простой круг. Но желание финишировать сильнее всего! Старший ребенок помогает младшему, в буквальном смысле поддерживая его на дистанции. из архива Сергея Тихонова

ШКОЛА

— Ваши ученики — кто они?

— Все дети в интернате — родительские, в школу они попадают лишь на время учебы. Это дети, не способные учиться в обычной школе. Большинство из них перенесли внутриутробно или в первые годы жизни заболевания головного мозга. После этого остается рубец на мозговой ткани. К сожалению, основная причина болезней этих детей — алкоголизм родителей. Встречаются, конечно, и врожденные заболевания, родовые и внутриутробные травмы, но это редко. Чаще всего причина — алкоголизм. Есть дети из цыганских семей, или маму посадили в тюрьму за какие-нибудь наркотики... Бывают просто педагогически запущенные дети — такой, например, была наша лучшая лыжница Наталья Табола. Физически она здоровый ребенок, но их в семье 15 детей, и все росли, предоставленные сами себе.

География у нас очень широкая — наши ученики представляют десять районов Смоленской области. С семьями мы общаемся в основном через сельские администрации и органы опеки. Потому что расстояния немаленькие — бывает и 70 км до деревни ребенка, и даже 200. Большинство семей, конечно, неблагополучные, но многие из них можно поддерживать, и тогда дети могут находиться в семье. Кому-то нужно помочь с работой, где-то найти деньги, чтобы родители могли приехать за ребенком, например, забрать на каникулы. Да, можно лишать их родительских прав и отдать ребенка в детский дом, на усыновление, но мы не считаем это выходом. Кровные узы — это кровные узы. Все без исключения дети обожают своих родителей, какими бы они ни были. В деревне алкоголизм очень распространенная беда, но часто она вызывается внешними, социальными факторами. Когда нет работы, нет смысла в жизни, человек теряет почву под ногами, начинает пить. Часто поддержка таких семей решает и проблему алкоголизма. Находится какая-то работа, и жизнь выравнивается.

Олеся Савченкова готовится выступить на Специальной Олимпиаде в Корее. Елена Копылова

Ольга БОГДАНОВА, заместитель директора интерната по учебной работе:

— Мы стараемся, чтобы ребенок остался в родной семье — это для нас приоритет. Конечно, если есть опасность для ребенка, то мы его туда не отправляем, но это редко бывает. Из нашего интерната попасть в сиротский — тоже единичные случаи. Мы до последнего стараемся искать родственников, близких, кто бы мог взять ребенка под опеку. Если у сироты есть опекун, ребенок остается учиться в интернате, но кто-то у него есть, кто может его поддержать.

— А сама школа?

— Школа в том виде, в каком вы её видите, существует с 1976 года. Девочек у нас всегда меньше, чем мальчиков, потому что их родители не так охотно отдают в интернат, стараются обучать на дому, если нет возможности учиться в обычной школе. Всего в школе 90 воспитанников, ещё 14 детей обучаются нашими учителями на дому, и ещё у нас 44 ученика в Новоникольском детском доме для детей с тяжёлыми дефектами развития — их обучают наши учителя. Например, у нас есть в 7 классе ученик, у которого нет ни рук, ни ног. Листает носом книжку, пишет, держа зубами карандаш. Они не могут находиться в интернате — им необходимо медицинское сопровождение. Бывает, что эпилептический припадок начинается у ребенка прямо на уроке. Приходит доктор, делает укол, забирает ребенка, и урок продолжается.

— А лыжная история начинается с 1998 года, с того решения участвовать в Олимпиаде?

Сергей ТИХОНОВ:

— Я пришел работать в интернат в 1991 году после первого курса института. Из-за травмы пришлось проститься с мечтой о большом спорте, нужно было что-то искать в жизни другое. Мне было 19 лет, столько же, сколько старшим воспитанникам... Тогда было тяжёлое время, денег не было вообще ни на что, в школе было подсобное хозяйство, огород, ферма. В жутком состоянии были и здания, у меня на уроке однажды девочка даже провалилась под пол в спортивном зале. Кстати, это была та самая Наташа Табола, наша лучшая лыжница. Зато в то время проводилось очень много соревнований между интернатами, и четыре из них были обязательными: областные лыжные, волейбол, баскетбол и летняя спартакиада учащихся. Мы сами сделали спортивные сооружения, поля для футбола и волейбола и начали заниматься потихоньку.

— Занятия спортом не мешают детям учиться?

— Наоборот, помогают. Когда участница предстоящей Олимпиады в Корее Олеся Савченкова к нам пришла в 3 класс, у неё были проблемы со многими предметами. Сейчас у неё троек нет, учится на твёрдые четыре и пять. А Наташа вообще была отличницей и сейчас учится в ВУЗе.

Конечно, дети очень разные. Например, у нас класс пишет контрольную, а задания у всех разные, кто-то пишет диктант, кто-то пропущенные буквы в словах вставляет, а кто-то просто переписывает текст с готового. В зависимости от уровня сохранности интеллекта.

— А лыжником может стать любой из ваших учеников?

— В лыжную секцию попадают дети с хорошей координацией. Катаются у нас все, но если нет способностей к координации, то технику ребенку не поставишь. А на уроках физкультуры мы катаемся всю зиму независимо от способностей, весь снежный сезон.

Настоящие спортсмены тренируются в любую погоду! И если во время тренировки пошёл дождь, то нужно продолжать, а потом просто выжать носки и вылить воду из ботинок.  2010 год, Раубичи, Беларусь. из архива Сергея Тихонова

Ольга БОГДАНОВА:

— К слову о связи между физкультурой и учёбой. Мы в нашем интернате проводим коррекционно-развивающую физкультуру, посредством которой происходит коррекция психического и интеллектуального развития детей. Если на уроках физкультуры они осваивают различные двигательные навыки, игровые и другие виды спорта, то на коррекционно-развивающих уроках происходит именно коррекция. К нам ведь иногда в первый класс приходят дети, которые не умеют бегать, не умеют прыгать, вообще не понимают, как это — бегать. У них нарушена крупная и мелкая моторика, речевые и двигательные функции. Известно, что за счет развития двигательных навыков происходит коррекция и речевого развития. Например, многие из нас в момент «мозгового штурма» предпочитают ходить, а не сидеть, верно? А у наших детей в мозгу есть поражённые участки и, соответственно, зоны компенсации этих поражений. И за счет движения происходит развитие новых точек активности головного мозга.

Раубичи, 2012 год, летний сбор. Сергей Тихонов объясняет Олесе Савченковой тонкости прохождения виражей.из архива Сергея Тихонова

СЕМЬЯ

— Недавно мы завершили очень успешный эксперимент и сейчас внедряем его по всему нашему интернату. После занятий дети у нас распределяются не по возрастам, а по коллективам, мы эти коллективы называем семьями. Семья — это коллектив до 15 детей разного возраста и пола. Старшие занимаются с младшими, заботятся о них, те в свою очередь подражают старшим. Как в настоящих семьях. Процесс воспитания идёт иначе, чем в коллективах ровесников. Старшие видят, что малышу нужна помощь, и занимаются с ним. Старшим стыдно вести себя некрасиво перед малышами. У этой формы большие перспективы, есть успешный опыт других интернатов, а мы завершили эксперимент над тремя группами и тоже признали его удачным. Даже был случай: к нам поступила девочка, которая в 8 лет не разговаривала. И недавно она начала говорить, произнесла первые слова. А занимается с ней старшая девочка Наташа, и когда спрашиваешь: «Нина, у тебя есть подруга?» — Нина кивает, показывает на Наташу. Ведь в коллективах сверстников между детьми всегда имеет место конкуренция, а здесь они сразу вливаются в коллектив, у семей есть традиции, какие-то свои «фишки». В этом году мы даже столкнулись с тем, что дети стали говорить воспитательницам «мама». Обычно в интернатах такого не бывает, в детских домах только. Это говорит о доверии. Дети стараются даже вещи вместо прачечной стирать самостоятельно, им нравится, что у семьи есть что-то «своё». Семья — это единый организм, а не просто «набор органов». Совсем иные отношения выстраиваются между ребятами.

— Ольга, есть ли у вас какая-то статистика по выпускникам? Удаётся ли им найти своё место в жизни?

— Если ребенок возвращается в более-менее благополучную семью, если родственники могут ему оказать поддержку, то дети очень хорошо адаптируются. Если он возвращается в семью асоциальную, пьющую, то шансов укрепиться у него почти нет. Мы стараемся помогать, чем можем, но... Раньше была система государственного контроля, патронаж на производстве. К неблагополучному юноше или девушке в ПТУ назначался куратор, который ему помогал и оказывал поддержку, потом на производстве был куратор, не было проблем с трудоустройством. Сейчас, к сожалению, только семья. Мы всем родителям говорим, что наших детей очень охотно берут профессиональные училища, дающие начальное профессиональное образование. Наши дети охотно учатся, они способны в общежитии за собой ухаживать, поэтому к нам весной всегда приезжают желающие взять наших выпускников. И потом судьба у всех складывается по-разному. Кто-то к нам приезжает на машинах с семьёй, а кто-то не может в жизни устроиться, начинает пить...

Есть и выдающиеся случаи, как, например, с Наташей Табола, нашей лыжницей. Это единственный случай, когда наш выпускник поступил после школы в ВУЗ. И это благодаря спорту. Наташа — студентка третьего курса академии физической культуры в Смоленске, учится на отделении «лыжные гонки». Три года ей платили стипендию добрые люди, чтобы она могла учиться. И нам за неё не стыдно — она сама поступила и сама учится, всю положенную программу успешно осваивает. Экзамены сдаёт, учится без троек, государственную стипендию получает. Выступает на всех соревнованиях за академию.

Другой наш мальчик, девятиклассник, отдыхал этим летом в пионерлагере, помогал воспитателям и получил приглашение на следующее лето приехать туда вожатым. Хотя там никакой специфики коррекционной нет, обычный детский летний лагерь. А наша девочка стала «Мисс лагеря». У нас очень хорошие, замечательные дети.

От автора: Мне дети тоже понравились. Никакого «тяжёлого» чувства, которого я втайне опасалась, ни разу не возникло — дети как дети. У них чистые лица, ясные глаза, а если кто-то прихрамывает или выделяется внешне — так ведь и мы все разные. Честно говоря, мне гораздо тяжелее было смотреть на родителей, особенно по контрасту с детьми. Дети очень похожи на родителей, но лица взрослых неживые, отекшие, некоторые без зубов, неухоженные какие-то, помятые... Если так они выглядят на новогоднем утреннике у детей...

Воспитанники третьей семьи, где воспитателем работает дочь Сергея Тихонова Юлия. Снегоход готовит трассу к "Неделе здоровья".
Каждый год в интернате проводится "Неделя здоровья", где семьи соревнуются между собой. Шесть семейный команд участвуют в соревнованиях по разным видам спорта + разыгрывают командное первенство. Возраст участников - начиная с пятого класса, а малыши с удовольствием болеют за своих.из архива Сергея Тихонова

— Чем можно вам помочь?

— Сейчас мы работает над изменением детских спален. Условия здесь не располагают к созданию семейной обстановки. Здания постройки 1976 года, сами видите, в спальне по 15 одинаковых кроватей, как в казарме. А мы хотим, чтобы помещение, где дети проводят время после уроков, было похоже на дом. Чтобы можно было в спальне смотреть телевизор, самообслуживающим трудом заниматься, хобби и т.п. Ведь в интернате ребенок находится в четких рамках режима дня. И островок свободы, который есть у ребенка, живущего в семье, у него тоже должен быть. Включить телевизор, почитать книгу, поиграть или позаниматься на компьютере. Одна спальня у нас уже полностью оборудована: стоит стенка, кресла, ковер. Осталось ещё восемь.

— Нужна мебель, а как насчёт лыжного инвентаря?

— Увидев, что вы нам привезли, особенно крепления и ботинки, я был просто счастлив! У нас классы небольшие, и теперь мне будет полностью хватать комплектов нормальных лыж и ботинок на класс, чтобы все катались одновременно на уроках физкультуры. А что касается другого спортивного инвентаря — у нас всего достаточно. Сложнее с топовым инвентарём для наших сильнейших лыжников, участников соревнований. Плюс одежда — наша постоянная головная боль. У нас школа-интернат, а не детский дом, и по идее одеждой детей занимаются родители. Но нужно понимать, что большинство этих детей — из неблагополучных, малообеспеченных и неполных семей. У родителей просто нет на это средств. Носки, бельё, шерстяные носки всегда нужны. Мази, парафины — тоже всегда нужны, удовольствие дорогое, но в гонках без этого никуда.

Несколько лыжных комбинезонов было куплено на деньги, собранные на форуме skisport.ru. Елена Копылова

ТРАССА

— У нас готовится круг длиной чуть больше километра. И про него тоже можно рассказать свою интересную историю. Как видите, напротив нашего интерната проходит трасса Москва-Минск — одна из самых оживленных в европейской части России. Соответственно, ремонтируют её постоянно. В том числе и возле нашего интерната — срезают старое покрытие и меняют на новое. И вот вижу я как-то машины с асфальтовой крошкой, которые заворачивают куда-то в поля. Подошел, смотрю, они в кучу сбрасывают её. Спросил у строителей, они мне сказали, что на отсыпку обочин используют немного этой крошки, а остальное так в куче и останется. Ну, я и предложил им не возить за 10 км в поля, а везти к нам, я подушку отсыплю для лыжной трассы. Так и сделали, строители привезли крошку к нам, а ребята тачками, вёдрами, рассыпали по трассе. В итоге у нас полный круг, больше километра, за две недели засыпали. Есть у нас и «Буран», 50% денег я на него скопил, а половину подарили спонсоры.

ФИШЕР

Перед новогодними праздниками компания Фишер провела для своих сотрудников корпоратив, где были разыграны подарочные сертификаты на приобретение комплектов детского лыжного снаряжения. И часть сотрудников отдали свои сертификаты на снаряжение для интерната. Спасибо им!

*  *  *

Немного личных впечатлений.

Мне понравилась школа. У интерната нет проблем с самым насущным: питанием и содержанием сотрудников, государство выделяет на это достаточно средств. И воспитанники Сергея сыты, одеты, живут в тепле. Но дети — это не фарфоровые статуэтки, которые достаточно один раз помыть и на полку поставить. Им надо расти, развивать свои способности, каждый день проводить досуг, заниматься творчеством и спортом. В этом плане с государственным финансированием сложно. Госмашина бюрократична и неповоротлива. Нельзя деньги, выделенные на одну статью расхода, тратить на другие, даже если есть конкретная нужда. А как объяснить чиновнику, что одной спортсменке для выступления на специальных Олимпийских играх нужны несколько пар лыж стоимостью по 15.000 рублей каждая, дорогие ботинки, дорогие палки (которые ещё, бывает, ломаются), мази на разные погоды, станок для подготовки лыж? И что хороший инвентарь нужен постоянно и дома — для тренировок. Что детям нужны компьютеры, ноутбуки, телевизоры и DVD для каждой «семьи», потому что детям важно, что смотреть и с кем смотреть. Это обычные дети XXI века, они хотят осваивать технику, электронику, играть в компьютерные игры. Они хотят знать, что они ничем не хуже сверстников, растущих в семьях, им это очень важно чувствовать всё время.

Основная задача работы педагога в специальной школе — помочь детям адаптироваться в обществе, найти своё место в жизни, чтобы они могли работать, общаться, устроиться в жизни, — говорит Сергей. — Часто их первый опыт — жестокое обращение с ними в обычной школе. А после нашей школы они понимают, что они — самые обычные люди, у них нет никакого чувства неполноценности и ощущения, что они чем-то отличаются от сверстников. После интерната у них на всю жизнь приобретается чувство уверенности в себе. К нам недавно приезжал выпускник, он занимался у нас хоккеем. Две Олимпиады со мной прошёл. Женился тоже на выпускнице нашей школы, работает на заводе в Вязьме оператором станка с ЧПУ, ездит на машине, у него трое детей. Парню 25 лет. Продолжает активно заниматься спортом. Вот ради такого будущего наших детей мы и работаем...

декабрь 2012 года,

Москва — Вязьма — Москва

«ШВЕЙЦАРСКАЯ БИБЛИОТЕКА» — РАССКАЗ СЕРГЕЯ ТИХОНОВА

— Ехал как-то по нашей трассе автобус со швейцарскими пенсионерами на экскурсию в Большой театр, в Москву. А пенсионеры — люди пожилые, им приходится останавливаться по естественной надобности чаще, чем молодым. Вот и заехали к нам, экскурсовод попросила разрешения зайти в туалет. Это было в мае в середине девяностых. А через месяц нам позвонила экскурсовод и сказала, что один из швейцарских пенсионеров, увидев, как живут дети, хотел бы что-нибудь сделать для них. Администрация подумала и предложила им такой проект. У нас был склад всяких вещей, и они сделали в этом помещении ремонт, купили мебель, оборудование и открыли библиотеку. Книги дали другие люди. К сожалению, контакт с этой семьей потерялся, этим занимался бывший директор, и сейчас мы даже не знаем, живы ли наши швейцарские друзья. Пытались им писать, но... А библиотека — вот она, дети продолжают ею пользоваться.

«VIP-ЗАЛ АЭРОПОРТА ШЕРЕМЕТЬЕВО» — РАССКАЗ СЕРГЕЯ ТИХОНОВА

— Столы и лавки в нашей столовой сделаны руками детей на уроках труда из массива дерева. Видите, какие красивые? А кресла в коридорах и холлах — из VIP-зала аэропорта Шереметьево. Это тоже интересная история. Однажды здесь неподалёку один хороший человек купил дом, что-то вроде дачи для своих родителей. И во время поездки к ним случайно наткнулся на наш интернат. Это было лет десять назад, он начал нам помогать и помогает до сих пор. Девушки, что сегодня с вами приехали — его сотрудницы. В этот раз привезли нам стиральную машину на 9 кг белья, новую плиту для кухни, угощение, новогодние подарки. Кресла из аэропорта — тоже дело рук Константина. Узнал, что в аэропорте мебель меняют, и предложил руководству старую нам отдать. Роскошные кожаные диваны, кресла. Мы их бережём. А в кабинете директора стоят «12 стульев» — тоже оттуда, из VIP-зала. Хоть сейчас в приключениях Остапа Бендера снимай.

P.S. ЧЕМ ПОМОЧЬ

  • Всегда нужны деньги. На поездки, на непредвиденные расходы;
  • Одежда, особенно тренировочная;
  • Кеды и кроссовки;
  • Домашняя мебель. Нужно оборудовать восемь спален, сделать их похожими на домашние комнаты;
  • Постельное бельё, всего нужно около 200 комплектов, по 20 разного цвета для семейных коллективов;
  • Работающие телевизоры, пусть и б/у и не самые современные. Главное — не требующие ремонта.
  • DVD-проигрыватели, компьютеры, ноутбуки.

Если вы хотите помочь интернату, обращайтесь: copyk@mail.ru или +7 926 839-86-13.

Елена КОПЫЛОВА

 

Рейтинг: 0 0 0