• Андрей Краснов

Максим Вылегжанин: Ехал на чемпионат мира за золотом

Опубликовано: Журнал №59

Завоевавший на прошлом чемпионате мира в Холменколлене неофициальное звание вице-короля лыж за серебряные медали в гонках на 30 и 50 км, Максим Вылегжанин в Валь ди Фиемме ограничился более скромным медальным уловом — эстафетной бронзой. И если в предыдущих номерах мы публиковали интервью с Максимом в блоках, посвященных марафонским гонкам, то в этот раз решили разместить его в главе, посвящённой скиатлону, так как именно в этом виде программы он показал свой лучший результат в личных гонках.

— Это был уже третий мой чемпионат мира, но, несмотря на это, он мне очень запомнился. Правда, запомнился он мне не совсем тем, чем бы хотелось. Хотелось бы выступить на нем намного лучше, потому что всю подготовку в этом сезоне мы строили с прицелом на чемпионат мира. Я очень хотел завоевать медаль в индивидуальной гонке, причем не просто медаль — хотелось выиграть золото чемпионата мира. Хотелось, но не получилось. И единственное, что скрасило горечь от прошедшего чемпионата — это медаль, завоеванная в эстафетной гонке, где мы боролись до конца и финишировали третьими. До этого у нас давно не получалось выиграть медаль в эстафете на титульных стартах, несмотря на успехи в аналогичных гонках на Кубках мира.

— Можете сравнить атмосферу этого чемпионата мира с другими крупными стартами, в которых вы принимали участие?

— Как я уже говорил в своих прошлых интервью, чемпионат мира не сравнится по насыщенности с Олимпийскими играми. Тут всё, как мне кажется, проходит более спокойно, размеренно. Можно сказать, что это растянутый на две недели этап Кубка мира. Да и сложно что-то почувствовать, когда идут соревнования: ты готовишься к ним, тренируешься, выступаешь...

— То есть Италия вас не удивила? По крайней мере, пос­ле чемпионата мира в Осло все восторгались огромным количеством болельщиков на трассах и на стадионе...

— Да, если говорить о болельщиках, то в Норвегии их было гораздо больше, чем на других чемпионатах мира. Но и здесь их, в принципе, тоже хватало.

— Как строилась ваша подготовка к чемпионату мира?

— Мы подводились именно к чемпионату мира, и задача стояла не выйти на пик формы раньше времени. К сожалению, это не совсем получилось. Дело в том, что в этом году перед чемпионатом был этап Кубка мира в Сочи, и мне очень хотелось пробежать на будущих олимпийских трассах достаточно хорошо. Это мне удалось, в Сочи у меня получился всплеск, а затем, на чемпионате мира, пошло небольшое затишье или даже спад. Из-за этого есть определенная неудовлетворенность. Обидно, что мы не смогли угадать, а точнее — добиться хорошего самочувствия на чемпионате мира.

— В этом году вы заняли третье место на лыжной многодневке Тур де Ски. Это ваш лучший результат в данных соревнованиях...

— Да, к Туру я готовился. Не скажу, что на максимум, но всё-таки, если медаль чемпионата мира, пусть и серебряная, у меня была, то статуэтки победителя или призера Тур де Ски не было. Мне хотелось, чтобы эта статуэтка у меня появилась, но всё равно это был лишь один из этапов подготовки к чемпионату мира. Он получился, получилось в Сочи, но не получилось на чемпионате...

— Не было страшно бороться за победу в Туре, когда предыдущий опыт показывал, что те, кто хорошо выглядят на многодневке, редко добиваются успеха на титульном старте?

— Нет, не было. У каждого спортсмена свой организм, каждый по-разному перестраивается, по-разному восстанавливается, так что у меня таких опасений не было. И мне очень хотелось побороться, попасть в тройку призеров и иметь в коллекции награду Тур де Ски.

— А постфактум не было ощущения, что борьба в Туре сказалась на дальнейших результатах?

— Нет, у меня такого не было. Я хорошо отдохнул дома, а на выступлениях после Тура, в том числе и на этапе Кубка мира в Сочи, самочувствие было хорошим.

— Расскажите немного об этом этапе. Уверен, что большинство болельщиков и специалистов не ожидало, что вы с Дмитрием Япаровым сможете победить в командном спринте.

— Я рассчитывал, что будет борьба, и мы будем в ней участвовать, но, конечно, не рассчитывал, что нам удастся так убежать и постоянно идти в отрыве. Это очень приятно, и никто этого, уверен, не ожидал, но теперь соперники знают, на что мы способны, и будут к этому готовиться.

— Вы как-то специально подводились к этому этапу? Может быть, использовали горную подготовку?

— Нет, мы приехали в Сочи прямо перед стартом, в горы не ездили. Специально мы к этим соревнованиям не готовились. Да, были какие-то скоростные тренировки, но исключительно в рамках подготовки к чемпионату мира. Повторюсь, мы хотели выступить максимально хорошо не на Туре и не в Сочи, а именно в Валь ди Фиемме.

— Что скажете о сочинской трассе?

— Трасса хорошая, мне нравится. Тяжелая (вздыхает)... Но я думаю, так и должно быть. Всё-таки Олимпийские игры проводятся раз в четыре года, и там не должно быть случайных победителей. Кто сильный, кто хорошо готовится, кто может правильно подвести себя к старту, тот и должен победить на этих трассах.

— Какова вероятность увидеть вас на Олимпийских играх в спринтерских дисциплинах?

— Я готов бежать любую дистанцию, а побегу или нет — это пусть решает тренерский состав.

— Как проходила подготовка непосредственно к чемпионату мира?

— После этапа Кубка мира в Сочи мы остались там ещё на неделю, а после этого переехали в Италию. Все прошло, как было запланировано, без сбоев.

— В каком состоянии подошли к первому старту на чемпионате (скиатлон 15+15 км — прим. ред.)?

— Самочувствие было не очень хорошее, но я думал, что отойду, отдохну и ко второй-третьей гонке почувствую себя лучше. К сожалению, мы ошиблись где-то в подготовке, и в дальнейшем самочувствие, наоборот, стало только ухудшаться.

— Понятно ли, где конкретно вы ошиблись?

— Понятно, но я не хотел бы об этом говорить. Это моя ошибка, и пусть она останется во мне.

— Как считаете, в чем причина не самого удачного выступление нашей команды в гонке с раздельным стартом на 15 км? Согласны с тем, что оно было неудачным?

— Да, согласен. Думаю, что в этой конкретной гонке большой процент неудачного выступления заключался в смазке и выборе лыж. Про себя скажу, что по ходу гонки это чувствовалось.

— К эстафете, наверное, подошли в не самом веселом расположении духа?

— Не скажу, что настроение было плохое. Наоборот, хотелось в каждой следующей гонке доказывать, что мы всё сделали правильно. Неудачи даже подстегивали меня, хотелось доказать зрителям, болельщикам, что мы готовы бороться, что мы можем бороться.

— Чувствовалось ли вообще внимание болельщиков к нашей сборной?

— Да, в Италии были русские болельщики. Они нас подбадривали, — когда мы разминались, мы видели флаги, нам желали удачи. И когда бежал, чувствовал, что мне кричат, болеют за меня. Но такого, чтобы в отеле не давали прохода — этого, конечно, не было, так что всё было нормально.

— Как сложился для вас ваш эстафетный этап?

— Как мы и запланировали. Я хотел вести гонку с самого старта и до финиша, растянуть группу. Не важно было прийти первым-вторым, но надо было сделать разрыв от пятого-шестого места, в общем, чем больше растянуть группу, тем лучше. Это было необходимо для того, чтобы на третьем и четвертом этапах ребятам было попроще: всё-таки на коньке обгонять тяжелее, и надо было по максимуму сделать так, чтобы им никто не мешал. В принципе, у меня получилось реализовать намеченное: отцепили сильных финнов, группа растянулась, я пришел среди лидеров.

— Рассчитывали, что придется догонять лидеров? Тяжело дались «догонялки»?

— Не скажу, что тяжело. Мы вышли на этап вместе с Дарио Колоньей, а он, как вы понимаете, очень хороший напарник для того, чтобы догонять. Да и догонять всегда проще: есть поток, и те секунды, на которые отстал Женя Белов, практически не отняли у меня сил. Конечно, когда стоишь в зоне передачи и ждешь партнера, хочется уходить вместе с лидерами. Но спорт есть спорт: не получилось сегодня, получится в другой раз. Естественно, пока он бежал, я переживал, но сейчас, когда я знаю, что мы уже заехали на третье место, не испытываю каких-то особенных эмоций по этому поводу.

— Не обидно было, что после всех ваших усилий по просеиванию группы на заключительном этапе гонщики встали в сюрпляс и фактически позволили догнать себя всем отставшим? Те же финны отыграли на этапе две минуты...

— Нет, не обидно. Я же понимаю, что такая тактика в эстафете была правильной. Да, финны догнали на две минуты, но ведь после этого на финише насколько тяжелее им было работать!

— Были уверены, что Сергей Устюгов сможет бороться за самые высокие места?

— Да, я верил в него. Мы вместе готовимся, на тренировках часто вместе ускоряемся. Он парень молодой, взрывной, способный выдать хорошую скорость. Я ждал, что если не с Нортугом, то со шведом уж он точно поборется, не говоря уж про итальянца. К сожалению, со шведом не получилось: всё-таки для Сергея это первый чемпионат мира, первый опыт.

— Не было ощущения, что тактическая борьба в эстафете сыграла нашей команде на руку, и если бы высочайший темп был с самого старта, то Сергею пришлось бы гораздо тяжелее?

— Финиш этой гонки уже позади, поэтому зачем загадывать? Как сложилась гонка, так и сложилась.

— На Кубках мира эстафеты стали короче (длина этапа уменьшилась с 10 до 7,5 км. — прим. ред.). Что вы думаете об этом?

— Я не вижу принципиальной разницы. Если это лучше для телевидения, если зрителям интереснее смотреть, то я не против. Если бы длиннее сделали, я бы тоже был не против. Мы же всё это делаем, чтобы зрителям было интересно.

— Как прошла для вас марафонская гонка?

— На эту гонку я выходил бороться не за второе место и не за третье, а за первое. Из-за этого я вел себя очень активно, много работал впереди, старался не отпускать лидеров, а потом, когда это всё-таки произошло, догнать их. Поэтому я потратил много сил, которых не хватило на финише. Как ни странно, это для меня не обидно, потому что я понимаю, что в том состоянии, в котором я вышел на старт гонки, просто нереально было бороться за победу.

— Насколько для мировой лыжной элиты стало сюрпризом то, что Улссон смог оторваться, убежать и потом протерпеть до самого финиша? Насколько я помню, в последние лет пять такого не бывало, по крайней мере, на титульных стартах...

— Ну, так это же хорошо! Значит, что-то меняется, люди меняются, меняют тактику, пытаются внести что-то новое, гонки становятся нестандартными, интересными. Всё равно ведь на каждой гонке ждёшь, что кто-то может убежать, а сможешь догнать ты или нет — это всегда открытый вопрос. Считаю, что в тот момент Улссон был очень хорошо готов. Что ж, молодец, что так хорошо подвелся к главному старту сезона.

— Что думаете о том, что Нортуг стал сильнее бегать разделки?

— Каждый подтягивает свои слабые стороны. Вот, пожалуйста — он подтянул.

— Немного о личном: перед началом прошлого сезон вы связали себя узами брака. Это как-то сказалось на ваших выступлениях?

— Конечно! Поддержку се­мьи я чувствовал, в принципе, и раньше, но теперь к ней добавилась ещё какая-то уверенность. Так что, конечно, сказалась, в положительную сторону.
Рейтинг: +1 +1 0