А знаешь, все еще будет...

Опубликовано: Журнал №16

А ЗНАЕШЬ - ВСЕ ЕЩЕ БУДЕТ...

Александр Козлов

А знаешь все еще будет... Люди говорят, что скоро наступит зима и пойдет снег... Ты смеешься?... Ты плачешь?... Ты не веришь?... Люди говорят, что в лете всего 92 дня - я проверял, точно - 92, не больше, ни меньше. После июля уже август. Вот видишь, значит людям можно верить, по крайней мере в вопросах чисел. И я верю, и в числа, и в июль, и в то, что cкоро наступит зима. Я верю в странные вещи, которые порой не кажутся очевидными, а порой кажутся. Их черты и границы все отчетливее проступают сквозь календарь. Например-то, что в Баксанской долине построили суперсовременный аэропорт, а «Аэрофлот» совместно с «Swissair» организовали прямые чартерные рейсы «Москва-Баксанская долина» и «Женева-Баксанская долина», летающие каждые полчаса. При посадке на чартер никто не обращает внимание на вес ваших рюкзаков и длину ваших лыж, никто не берет «левых» денег за «перегруз», а наоборот-милейшие грузчики широко улыбаясь несут горнолыжников на руках до трапа самолета, где передают их летчикам, которые в свою очередь, усаживая каждого пассажира около окошка и предлагая им на выбор сигары или кофе говорят: «Как все-таки хорошо, что вы летите отдыхать!» После посадки, самолеты подруливают прямо к пятизвездочным гостиницам «Чегет» и «Иткол», где вновь прибывших уже ждут трехкомнатные номера с ледяным пивом в холодильнике, морской водой в бассейне, искусственным загаром и массажем. Победительницы конкурса красоты «Мисс Кабардино-Балкария», работающие на reseption, после вашего вопроса в 23.59 31 декабря: «А почем нынче переночевать в отеле компании в двадцать человек с женами и детьми?», густо краснеют, опускают вниз свои бездонные глаза и произносят голосом больше похожим на журчание горного ручья: «Вы обижаете нас! Ничего платить не надо, здесь же Кавказ! Выбирайте свободные номера и живите сколько хотите». Ночь похожа на черную пантеру, которая улеглась на белый сугроб и сверкает своими глазами. Луна, прокатываясь от Донгуз-Оруна до Узунколла звенит на морозе рождественскими колокольчиками. Новогоднее солнце будит вас утром через витринные стекла ваших номеров, разделяя весь мир на две бесценные части - голубую - небо и белую - снег. За ночь местная метеослужба разогнала сгущавшийся туман над Эльбрусом, а снежные пушки насыпали такого мягкого и пушистого снега на склоны Чегета, что передвижение по поверхности описывается только нотами из «Зимы» (Allegro non Molto) Антонио Вивальди. День не начинается и не заканчивается, а просто длится как звук, переходящий из одной мелодии в другую.

Дни проходят в невесомости отпуска между Чегетом и Эльбрусом: в водном комплексе «Динамо»с сотней больших и малых бассейнов с минеральной и морской водой, с джакузи и финскими саунами, с водопадами и золотыми рыбками, в казино «Терскол», где игроки уходят если не с выигрышем, то с подарком от заведения. На самой большой в мире дискотеке «Азау», где ежевечерне устраиваются конкурсы и шоу-программы, где считают за честь выступить самые известные артисты мира, и говорят, в прошлом сезоне даже поссорились Майкл Джексон с Ванессой Мэй, кто будет закрывать юбилейный концерт «Базы географического факультета МГУ». 

В один из дней всех желающих везут на личном вертолете шейха Саудовской Аравии в Домбай, где на склонах Мусса-Ачитары, в кулуарах, ведущих к Русской Поляне совершается катание и дурака валяние, и в снегу валяние, и фотографирование, и сидение в удобных шезлонгах с глиняной кружкой, в которые налит горячий местный глинтвейн. И солнце садится за Белалакаю, и долина наполняется янтарем огней, и последний спуск - по лесу, почти на ощупь, до ближайшего ресторанчика, в котором тепло, оркестр «Виртуозы Москвы», играет что-то из Паганини и горит еловое полено в огромном камине, и шкуры на полу и тихая музыка и горячее вино...

Наутро - перелет до Красной Поляны. «Между землей и морем...» Отглаженные до состояния стола все 150 километров ее трасс, все 15 ниток подъемников, все спасатели и лавинщики, все ратраки и рестораны говорят тебе только одно: «Там - на самом верху, с хребта видно море. Оно голубое и зеленое. Оно - вода, растворенная в воздухе. А около него - пальмы и катание по лесу и копченая форель. А над ним - бар «1144 м.» с таким мясом в горшочках,что в непогоду со снегом и ветром, это мясо никто не ест - все сидят и любуются, как японцы своей цветущей сакурой». А потом - на турбазе Министерства Обороны, вечером-танцы, да не просто так, а под военный духовой оркестр, с вечерними платьями и смокингами. До моря - полчаса по восьмиполосному шоссе, где на каждом повороте - рыбный ресторанчик или кофейня. Над морем - запах хорошего трубочного табака, цветущей мимозы и нежный ветер, целующий нас в щеку. И все это длится долго-долго, по крайней мере - четыре месяца.

Ты думаешь я фантазер? Ты мне не веришь? Ты смеешься? Ты плачешь?...Я думаю, что все еще будет. Я уверен в этом.

Рейтинг: 0 0 0