• Михаил Рудберг
Техника, методика

Прокат в замахе, навале палками и в начале разгона в шаге КООХ

Основные приращения скорости обеспечены цепочкой действий второй половины шага КООХ: – разгоном палками в подседании; – отталкиванием палками с коньковым отталкиванием скользящей лыжей и – взрывным “толчком на взлет”. Предваряющие их фазы движений не столько ускоряют, сколько помогают спортсменам противодействовать торможению – в прокате они приступают к активным действиям, когда отталкиваться еще нечем, а свободное скольжение предыдущего шага “перестает быть томным”.

На рис.1 элитный российский биатлонист, забегая отрезок дистанции в пологий подъем, возвращает себя из ямы торможения (1) к среднецикловой скорости за 0,2 с и за дальнейшие 0,08с  разгоняется на 0,2 м/с2 исключительно подачей тела вперед (2). Здесь продвижение общего центра масс обеспечивается продольным нависанием разогнутого туловища над опорной стопой, иногда привставанием на носок, а в некоторых случаях и кратковременным напрыгиванием. 

 

рис.1   Компиляция графиков МСМК по биатлону: ускорений (вверху), угловых скоростей  и углов наклона поясницы (внизу) с привязанными к ним  граничными положениями тела в правом шаге КООХ в пологий подъем, 2018 г.

Обеспечением такой подачи вперед был приподнимающий “толчок на взлет” предыдущего шага, поддержанный разгибанием туловища и в последующем свободном скольжении. 

Существует тонкая грань между окончанием ускорения замаха и началом  наклона на постановку палок. Не затягивая с ним, элитные спортсмены инициируют навал палками на опору наклоном головы еще за несколько сотых долей секунды до того, как кисти достигнут высшей точки замаха и тоже пойдут вниз.

  Зеленый график вертикального ускорения на рис.1 между положениями 1 и 2 показывает снижение ускорения гравитации на атлета до 0,6g в нависающем замахе. Затем, в навале палками на опору с 2 до 3 и вертикальном упоре на них в подседании,  ускорение притяжения нашего биатлониста к Земле падает и того сильнее, до 0,25g. Именно в эти мгновения опорная стопа хорошо разгружается и облегчается её протяжка вперед. Через 0,12, с момента 3,  в разгон вовлекается и поясница – график её продольного ускорения начинает расти. 

  Сравнение величин и характера ускорений российских биатлонистов из приведенных графиков на рис.3, 7, 8 предыдущей статьи https://www.skisport.ru/news/blog-rudberg/104124/ позволяет составить представление о результативности выполняемых ими действиях, в том числе в фазах замаха и навала палками на опору каждых первых из двух шагов цикла КООХ, рис.2.


рис.2 Графики продольных ускорений трех МСМК по биатлону в начале первых шагов цикла КООХ в два пологих подъема на л/роллерах, 2020. С момента начала торможения в свободном скольжении второго шага предыдущего  цикла и до возврата к среднецикловой скорости после разгона палками ( к нулевому уровню пунктирной линии) :

спортсмен №1  в первом шаге  за 0,56 с терял скорость  на 1,08 м/с;

спортсмен №4         – “ –  за 0,54с терял скорость на  1,04 м/с;

спортсмен №5         – “ – за 0,59 с терял скорость на  1,13 м/с. 

То есть, измерения показали, что  тактика наиболее агрессивного замаха спортсмена №1 сама по себе не приводила к наименьшему проседанию скорости от его начала в свободном скольжении и до окончания подседания (минус 1,08 м/с). 

  В отличие от него спортсмен №4 слабее разгонялся в замахе, однако при одинаковом времени цикла, 1,87 с, достигал ускоряющего пика быстрее (к отметке 9% общего времени цикла, против 10% у сп. №1), а затем быстрее и наваливался палками на опору (к отметке 17% против 20% ). В результате скорость его одноопорного проката в замахе, навале и начале разгона палками падала меньше  остальных (–1,04 м/с ). 

Спортсмен №5 заезжал в подъем большим на 0,1 секунды временем цикла, самым невыраженным ускорением в замахе и тем же навалом к отметке 20% времени цикла, что и спортсмен №1. В итоге он испытывал наивысшее западение скорости в –1,13 м/с, перед тем как вернуться к среднецикловой.

Из аналитики следует, что задачи проката в замахе, навале палками на опору и начале разгона  состоят в посильном противодействии торможению до начала толчковых действий. При этом, нависание над опорной стопой, высокий подъем в замахе и быстрый навал палками, казалось бы, сами по себе не так затратны, как восприятие предстоящего удара постановки палок. Но, чем выше поднимется атлет в замахе и чем дальше впереди опорной стопы вонзятся после навала штыри, тем жестче реактивная сила встретит его кисти и локти, тем сложнее ему  не провалиться  и мышцами плечевого пояса и становыми туловища поймать мгновения создания вертикального упора палками, gif 1.

                
gif 1.    Выверенный финал  отталкивания ногой  приподнимает спортсмена на последующий замах в свободном скольжении частично за счет направленной в “таз” силы обратной реакции опоры, частично силой разгибания опорной ноги.

Наиболее агрессивные действия при ускорениях в замахе доступны спортсменам высокой квалификации и отменной силы мышц туловища и плечевого пояса. Тем не менее, в подъемы дистанционных гонок даже они зачастую поднимаются в невысокий замах и ставят штыри не далее стоп, gif 2, 3, 4.

                                                                               

gif. 2   П. Голбдерг на старте 15 км Toppidrettsveka 2020 практически не приподнимается на носке в невысоком замахе руками, ставя палки “широкими кистями” и штырями палок у креплений.

Тем не менее, и при экономной постановке палок, с высшей точки замаха спортсмены начинают не только клониться вперед, но и смещаться внутрь от опорной стопы. На рис.1 такое поперечное отклонение отражается нижним графиком синего цвета, который поднимаясь выше нуля указывает, что биатлонист с отметки 2 начал  отклоняться  вправо вплоть до момента 6 отлета стопы от опоры и даже в начале свободного скольжения. 

Аналогичное поперечное отклонение сразу после замаха обозначают П.Голберг, gif 2  и Й. Клэбо,, gif 3, увеличивая его  по ходу подседания, gif 4. 

     

gif 3, 4   Й. Клэбо приподнимается в замах не только предыдущим отталкиванием “на взлет” и разгибанием бедра с голенью, но и легким привставанием на носок опорной ноги. Палки он ставит кистями шире плечевых суставов, штырями у стоп.

Обратим внимание, как и каким движением кистей ведущие норвежские  лыжники ставят палки на опору: вынос рук высоко отведенными плечами (широкие локти) завершается легким “раскрытием” предплечий, которое разводит кисти по сторонам, шире плечевых суставов, gif 2, 4. 

  Следует сказать, что широкую постановку кистей в последние годы дружно демонстрируют практически все элитные лыжники-гонщики, к примеру норвежцы в один из подъемов, рис.3.

          рис.3   За последние годы тенденция постановки палок в одновременных коньковых ходах претерпела изменения. Ведущие норвежцы в небольшой подъем в начале 15-ти километрового круга Toppidrettsveka 2020 ставят кисти шире плечевых суставов.

Морфологически это оправдано  подключением к созданию упора грудных и больших круглых мышц спины. Кинематически – траектория ведения кистей от широкой постановки к сужению у бедер хоть и ненамного, но  длиннее параллельного ведения кистей от узкой постановки палок.  Кинетически – импульс приложенной силы по удлиненному пути за то же время ведения кистей несколько возрастает при этом. Вот такой топинамбур.

Та же тенденция наблюдается последние годы и в классическом ОБХ (DP). На рис.4 хороши просматриваются дугообразные траектории ведения кистей от постановки шире плечевых суставов (С.Крюгер, №3), постепенным сужением в упоре (М. Сундбю, №2), к наружным поверхностям бедер в окончании отталкивания (Ш. Рёте, №1).

        

рис.4   Тенденция широкой постановки кистей распространяется и на классический ОБХ (ДП). Ведущие норвежские гонщкик М.Сундбю, Ш.Рете и С.Крюгер  стартуют в первой линии на дистанцию 50 км ЧМ-2019.

Интересно, что борьба пловцов с более агрессивным, чем в лыжах, сопротивлением среды ведется тем же приемом. Удлинение кистевого пути и вследствии импульса силы отталкивания в дельфине достигается зацеплением воды шире плечевых суставов б) и S-образной траекторией гребка в), рис.5. 


рис.5     Дж. Каунсилмен. Спортивное плавание. Траектория движения кистей в стиле баттерфляй позволяет добиться удлинения гребка за счет S-образного ведения, б) и  в). 

Помимо техники широкой постановки палок в коньке, на рис.3 хорошо просматривается, как аккуратно в эти моменты норвежцы укладываются вбок. Никаких “переломов” в пояснице, мышцы кора полностью фиксируют позвоночник и таз в передаче усилий рук на опорные стопы без амортизации в откляченных задах, чем порой грешат наши спортсмены. Основной посыл такого поперечного отклонения – развитие горизонтальной боковой силы смещенного веса. Она пассивно давит на опорно-толчковую стопу изнутри сначала в одиночку (а), а по окончанию подседания и в упряжке с разгибанием и отведением бедра вплоть до приземления очередной опорной стопы (б), рис.6. “Пассивно” потому, что приложение этой силы вызывается не толчковыми действиями, а лишь удержанием поперечного отклонения тела внутрь от опорной стопы.                           


рис.6  Д.Тонсет смещается отклонением внутрь и развивает этим горизонтальную боковую силу, давящую изнутри на опорную стопу не только в продольном разгоне – а), но и во время жимового конькового отталкивания –б).

Обратим внимание и на то, что к моменту постановки палок маховые ноги норвежцев уже полностью приведены коленями и стопами к опорным, рис.2 и 5. Если финальное отталкивание было направлено точно по оси толчковой ноги и стопа не отлетает затем далеко вверх-вбок, её быстрое приведение без зависания на отлете  не вызывает затруднений. 

Маховая нога  в приведенном положении рис. 6, а) повисает под поперечной проекцией общего центра масс тела  и её дальнейший выпад вперед – вбок оттягивается на время подседания, порядка 0,1 - 0,15 с, gif 5 и 6. В моменты окончания подседаний колени все еще сведены, а маховые стопы не опережают опорные. То есть в отличие от классического безостановочного выпада, коньковый одношажный выполняется в три действия маховой ноги: – приведение; – удержание в подседании; – выпад на постановку.                   

    

gif 5, 6     А. Глерссен на дистанции 50 км ЧМ 2017 и на равнине а) и в крутой подъем б) после приведения удерживает маховую стопу рядом с опорной вплоть до окончания подседания.

Смысл такого разделения вполне объясним. Морфологически, выключение приводящих мышц  бедра маховой ноги и включение сгибающих М бедра требует некоторой перезагрузки. Кинетически, при фиксированной длине выпада, но сокращении времени на его выполнение (за минусом оттяжки в подседании) повышается скорость и импульс силы выпада стопой к моменту её приземления на опору. Кинематически, раннее выдвижение вперед маховой ноги за время подседания привело бы и к преждевременному ( до начала конькового отталкивания)  опережению общим центром масс тела опорно-толчковой стопы. В то время как, к моменту окончания подседания, они должны располагаться вровень, чтобы вектор силы бокового отталкивания был направлен под прямым углом от таза ( к толчковой лыже – за минусом угла её поперечной атаки порядка 10 -13 градусов). 

Таким разгоном и следует заезжать в начало конькового отталкивания КООХ, которое мы разобрали в предыдущей статье https://www.skisport.ru/news/blog-rudberg/104124/ .

9 21575 Михаил Рудберг 15.11.2020 21:00
Рейтинг: +4 +4 0

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.

да, у наших у многих имеется  двойной "перелом" в пояснице и коленном суставе. давно тут про это писал.
Михаил, значит мощнее ехать "дельфином" ( руки) то есть по мере продвижения ими после постановки палок кисти должны стремиться друг к другу ?
как говорит Виктор Мжан; - если зациклиться на одной химии, то точно её не поймёшь до конца. надо изучать всё вкупе !
вот и тут дожили до пловцов баттерфляем  
Ссылка Рейтинг: +4 +4 0
16.11.2020 03:22
Выброс маховой ноги вперёд сразу после постановки палок типичная ошибка любителей и не только.
Ссылка Рейтинг: +2 +2 0
16.11.2020 10:47
Алексей Седенков  Самое время доставать из чулана гнутые палки. Но не Б-даленские продольные, а в поперечной плоскости – чтобы огибали бедра при сведении кистей, как у скоростников-горнолыжников.
Тут и техника академической парной гребли припоминается, они кистями одна над другой загребают :D:D:D.
Ссылка Рейтинг: +2 +2 0
16.11.2020 10:54
Михаил, не разборчива временная шкала, к сожалению.  Странным видится отрицательное ускорение сразу после упора палок... за какое время  ускорение меняет знак?
Ссылка Рейтинг: +2 +3 -1
Михаил Юльевич, спасибо за очередную публикацию! Ваша детализация отдельных элементов техники, граничных положений (исходного и конечного в каждой фазе), согласования движений отдельных частей тела во времени и в пространстве с четкой  визуализацией существенно помогает в работе над экономичностью и эффективностью лыжных ходов.
Ссылка Рейтинг: +2 +2 0
16.11.2020 11:26
Алексей Мазуров  Рад быть полезным в первую очередь спецам.
Сережа Попов На компе легко увеличивается рисунок (или как Бастрыкин
– с лупой). Шаг в целом между гр.п 7/1 секунда, каждая временная отметка цифрами по 0,1 с и еще пять делений по 0,02с. Отрицательное ускорение  – это движение на скорости ниже среднецикловой  ( под пунктиром ). После постановки палок в начале подседания таз идет назад, стопа вперед. Поэтому скорость поясницы и не сразу реагирует. У нашего МСМК была такая долгая задержка, это разовая ошибка в правом шаге, спецом поставил его, для изучения. Сейчас он уже её исправил,  в  нормальных  шагах практически сразу через 0,04 с начинается рост.
Ссылка Рейтинг: +2 +2 0
16.11.2020 11:55
тоже показалось  несколько странным ,что    в  фазе  замаха  скорость  возвращается  подачей тела вперед и следом  самый большой провал   в фазе подседания и  разгона.
Ссылка Рейтинг: 0 0 0
16.11.2020 12:31
После постановки палок в начале подседания таз идет назад, стопа вперед. Поэтому скорость поясницы у не сразу реагирует.
Понял, действительно, это ускорение локального датчика а не ц.м. звучит разумно, спасибо.
Ссылка Рейтинг: 0 0 0
Михаил, у "академиков" всегда руки заплетаются)) потому-что они всегда забывают обстаканить синдром похмелья ) на скиспорт из пора )  
Ссылка Рейтинг: 0 0 0