• О журнале "Лыжный спорт"
  • Архив номеров

Россия биатлонная. Красноярский край

Богатая биатлонная история Красноярского края, путешествие по региональным комплексам в Канске, Бородино и Дивногорске, истории их взлетов и падений — в новом обзоре Константина Бойцова.

На биатлонной карте России Красноярск появился довольно давно. Однако пика своей славы край достиг, безусловно, на стыке веков. Прекрасно помню время, когда глава региональной федерации Валерий Мухлыгин (ныне, увы, покойный) докладывал на заседании в Министерстве спорта:

– На чемпионате мира (2001 года – прим. авт.) сборная России завоевала три золотые медали. И все они находятся в Красноярске!

Валерий Афанасьевич ничуть не лукавил – во времена Ольги Ромасько, Светланы Черноусовой, Ольги Медведцевой, Павла Ростовцева, Евгения Устюгова… Красноярск представал не только лидером отечественного биатлона, но едва ли не законодателем мод. Оттого-то решение о создании в Красноярске «Академии биатлона» (было официально принято 1 сентября 2006 года) не казалось преувеличением или пафосом. Где еще открывать академию, если не в Красноярске?! Уж если удавалось производить мировых звезд биатлона в небольших городках масштаба Бородино и Канска (все это от столицы края в двух-трех часах езды), в академии при миллионном городе это можно поставить едва ли не на поток! «Академия биатлона» открылась, и в 2011 году была даже признана лучшим биатлонным центром страны, но конвейер включаться не торопился, хоть и «впрягались» там в работу тренеры с, не побоюсь этого слова, мировыми именами.

Навестить Красноярск, в котором автор не был почти десять лет, меня пригласил руководитель красноярского союза биатлонистов Александр Концевой. На свой пост Александр Алексеевич был избран осенью 2014 года, но биатлонная семья знает генерального директора ООО «Сибуголь» уже много лет.

Сама «Академия биатлона» ныне находится в активной стадии реновации. Москвичи нервно усмехнутся, но и у красноярцев повод серьезный – городу в 2019 году предстоит принимать Зимнюю Универсиаду, и комплекс Академии будет задействован самым непосредственным образом. Это хорошо и плохо одновременно. Хорошо – оттого что сам стадион станет еще современнее и краше, станет известен не только в стране, но и в целом мире. Плохо – оттого что на текущий момент многим красноярским биатлонистам практически негде проводить полноценную летнюю подготовку. Почему – именно с изучения этого вопроса Александр Алексеевич и посоветовал мне начать знакомство с положением дел в регионе. Начал я с Канска.

Канск. Музей под открытым небом?

Канск – районный центр в 250 км от Красноярска – город с давней историей и весьма своеобразной судьбой. Построенный как острог, Канск долгое время был местом ссылки многих политических заключенных (среди которых отметился, например, Феликс Дзержинский). Во время первой мировой войны здесь располагался лагерь для военнопленных, а в годы политических репрессий в городе отбывали срок многие представители отечественной интеллигенции, которым запрещалось проживать в крупных городах. Вряд ли многим любителям литератур известно, что именно в Канске знаменитый писатель Ярослав Гашек женился на дочери купца Львова, вместе с которой и оставался до самой смерти.

Впрочем, перейдем к биатлону. Канская ДЮСШ носит имя Валерия Стольникова – тренера, проработавшего здесь с 1973 по 1997 годы и, собственно, создавшего ее. Среди тех, кого Валерий Иванович воспитал лично, достаточно назвать Павла Ростовцева. Славные традиции школы не оборвались с трагической гибелью ее создателя: Евгений Устюгов вырос на тех же самых трассах и на том же самом стрельбище, что и Ростовцев, а личный тренер двукратного олимпийского чемпиона Андрей Ленев по-прежнему работает в канской школе тренером. В 2013 году СБР признал канскую школу лучшей в стране среди малых учебных учреждений. Увы, нынешнее состояние школы и материально-технической базы едва ли позволяет надеяться, что о наследниках Ростовцева и Устюгова мы скоро услышим. В ожидании прямой линии с Президентом РФ тренеры и учащиеся школы даже записали видеообращение к Владимиру Путину.

Знакомясь со стадионом, первое, о чем думается – канские биатлонисты, конечно, очень долго терпели. Свой нынешний облик стадион обрел почти 20 лет назад. На тот момент он в целом соответствовал стандартам, на нем даже проводили этапы Кубка и гонки чемпионата страны. Из биатлонистов тех поколений едва ли найдется кто-то, кто не знает канского комплекса и не стартовал бы на нем хоть раз. Однако биатлон с тех пор ушел далеко вперед, требования к стадионам многократно повысились, а некогда славная арена не удержалась, увы, даже на уровне XX века. Если и удержалась, то лишь в качестве музея под открытым небом. Вопрос с собственностью до конца не решен: земля, на которой стоит комплекс, формально относится к сельскохозяйственным угодьям. Судейский домик (он же и жилой, он же и кухня, он же и вакс-кабина) вопиет даже не о ремонте, но о полном сносе и строительстве нового. Асфальт«роллерки», уложенный в прошлом веке, теперь не слишком хорош даже для проезда автомобилей. Если зимой снег и энтузиазм организаторов еще как-то позволяют не замечать всего этого, то летом тренироваться можно только на стрельбище. При этом Андрей Ленев и его коллеги по цеху до сих пор как-то умудряются готовить спортсменов достойного уровня – среди подрастающего поколения есть уже несколько КМСов.

Кстати, само здание школы (оно в городе) пусть и не потрясает воображения (тоже ведь из прошлого века), но находится в пристойном состоянии – если бы не лыже-биатлонный комплекс, ее и теперь можно заявлять на конкурс малых спортивных школ.

Бюджет города закрыть больной вопрос не позволяет, а потенциальные спонсоры (они у школы, воспитавшей не одно поколение здоровых и умных людей, есть) прежде чем вкладываться, хотят понять статус и перспективу территории, требующей их участия. Словом, нет ничего удивительного в том, что отчаявшиеся тренеры, юные спортсмены и их родители рискнули обратиться напрямую к главе государства – понимая, что, скорее всего, в эфире тема не прозвучит, но рассчитывая хоть на какой-то резонанс, способный вырвать школу из трясины безвыходности и медленной смерти. Словом, визит в Канск принес в душу весьма серьезные переживания за завтрашний день славного учреждения. Но дорога звала дальше…

Бородино. Золотой рудник и его старатели

По шоссе Бородино от Канска отделяют 70 километров. По уровню подготовленности и обеспечения спортивного объекта – пару десятилетий. И это несмотря на то, что Бородино для проведения каких-либо серьезных соревнований изначально не предполагался – лишь как тренировочная база.

Дело тут, конечно же, в руководителе, движущей силе и инициаторе всего того что позволило в сравнительно короткий срок явить миру Медведцеву, Ромасько, Якушову… и еще целый ряд биатлонистов уровнем пусть и пониже, но весьма заметных в отечественной среде. Гарри Андреевич Эллер (его именем школа и стадион названы уже сейчас) – сын ссыльных поволжских немцев, «биологический родитель» и заботливый воспитатель уникального спортивного комплекса! В воображении современного обывателя едва ли способна поместиться формула, при которой в 15–17 тысячном городке группой энтузиастов, без какой-либо стартовой протекции, без щедрых финансовых потоков и так далее возникла, выросла и расцвела бы школа, на которую глядеть не наглядеться…

К истории этого удивительного биатлонного родника стоит, конечно, вернуться подробно – уверен, что совершенно не выглядящий на свои 77 лет Гарри Андреевич порасскажет немало интересного. В отчетном материале – о сегодняшнем дне.

Спортивная школа и стадион на сегодняшний день – безоговорочный социально-культурный центр бывшего рабочего поселка. Новый учебно-методический корпус, хорошая лыжероллерная трасса, трибуны (достались по эстафете от «Академии биатлона», где теперь возводятся новые), современное стрельбище – едва ли вспомнишь в России другой небольшой городок, где созданы такие условия для биатлона. Притом не просто созданы, но активно работают и регулярно выдают «на гора» хорошо подготовленных спортсменов. Наверное, иначе и быть не может в комплексах, где в умывальной комнате вместо зеркала вывешены таблицы попеременного двухшажного хода, одновременного бесшажного и прочие лыжные аксиомы.

Нынешнее Бородино – главная (на время реконструкции «Академии») артерия красноярского биатлона и живое свидетельство того, насколько многого способен порой добиться один человек, сумевший и сплотить, и убедить, и заразить всех вокруг собственным энтузиазмом непрерывной деятельности и неусыпного служения главному делу. Можно было бы еще много рассказывать об этом удивительном по своей спортивной ауре месте, но… Красноярский биатлон состоит не из одних оазисов.

Дивногорск. Дефицит энергетики

Градообразующим предприятием Дивногорска является… Красноярская ГЭС, по своей промышленной площади превосходящая 30–тысячный город в несколько раз. Город энергетиков изначально (с 1957 года) предполагал высокую культуру быта и вовлеченность горожан в социально-полезную деятельность. Оттого-то спортивная школа существовала здесь едва ли не со дня основания города, а с годами эволюционировала в колледж-интернат олимпийского резерва. Отделение биатлона при ней начало работать с середины 70–х годов (трагически погибший в 2008 году Александр Гризман вышел именно оттуда) и в настоящее время аккумулирует порядка 70 регулярно занимающихся человек. Традиционные для всей биатлонной семьи трудности с хранением и перевозкой оружия, а также другие хозяйственные затруднения здесь умеют преодолевать, благо главный тренер отделения биатлона, Вадим Кайсин, – человек чрезвычайно деятельный и настойчивый. Однако даже ему (при поддержке краевой федерации и министерства спорта) не удается решить просто удивительную для здешнего ландшафта и размаха в области спортивной деятельности проблемы – у школы до сих пор нет лыжероллерной трассы. Ни хорошей, ни плохой – никакой нет. Вот просто ни-ка-кой…

Директор колледжа-интерната раскладывает передо мной грандиозный план уже начавшейся реконструкции учреждения. В реконструкции безоговорочно есть смысл – город-милионник рядом, а Дивногорск со своим замечательным климатом и потрясающим ландшафтом выглядит настоящим инкубатором… теплицей-оранжереей, если хотите. Уже сейчас функционируют (притом отлично – для детских спортивно-образовательных учреждений) жилые корпуса, столовая, спортивные залы для нескольких видов спорта. На очереди стадион, огромный спортивный корпус, в котором предполагается немалая территория непосредственно для лыжных гонок и биатлона, но… где «роллерка» и где стрельбище? Пусть не в «олимпийском» виде – пусть хотя бы на уровне Бородино (дивногорцы время от времени ездят к Эллеру и потом видят его комплекс в своих сладких снах). Где? Что мешало построить ее раньше, ведь об этом на всех уровнях говорили много раз, с начала нового века, по крайней мере? Теперь, когда «Академия» два лета подряд объективно не в состоянии обеспечивать летнюю подготовку, Дивногорск мог бы стать основной площадкой для всех, но в итоге стал обузой даже для самого себя… Удивительно, что и говорить, ощущать положение: в десятке километров от тебя вторая по мощности ГЭС страны вырабатывает десятки миллионов киловатт-часов, а здесь попросту недостает энергии административной – решить довольно банальный, но очень важный для целого края вопрос – построить «роллерку». Речь ведь идет не о каком-нибудь дотационном регионе (в которых, кстати, такие трассы нет-нет да появляются), а о вполне успешном крае… Вечные русские вопросы… Их Концевой много раз задавал и устно, и письменно (среди получателей его обращений – и советник губернатора, и другие ответственные в крае лица) – увы, ответов до сих пор не получено.

Красноярск. Академический отпуск

Улица Биатлонная, на которой расположена «Академия биатлона», сейчас напоминает многие московские. Что ж, реновация имеет место не только в урбанистике, но и в биатлоне, и в случае с Красноярском это вполне своевременно – раз Зимняя Универсиада дает возможность и повод в чем-то опередить время, глупо хотя бы не попытаться этим воспользоваться. Тем более что сама академия на слуху, все первые лица страны в ней побывали, и даже действующий (перестраивающиеся стрельбище и трассы – это ведь еще не вся академия) комплекс в хорошем смысле потрясает воображение.

Превосходные тиры (в них занимаются еще и «пулевики»), спортивные залы, жилой комплекс (гостиница «три звезды» – никак не меньше, Токсово, Тюмень и Саранск, пожалуй, смогли бы тягаться), оружейные комнаты способны, кажется, сами заняться производством оружия. Директор академии Сергей Усаньков (к званию мастера спорта международного класса его в свое время готовили и в Дивногорске, и в Канске) производит впечатление руководителя космодрома, с которого уже скоро полетит экспедиция к Марсу – внутренняя собранность, сдерживаемое волнение и чувство большого дела.

Распространяться об успехах и перспективах академии – коль скоро она находится в состоянии перезагрузки – сейчас излишне. Подождем еще годик (осенью 2018 здесь хотят видеть летний чемпионат страны, но… до конца не уверены), посмотрим на студенческие старты и услышим оценки спортсменов и тренеров.

А вот о чем стоит говорить уже сейчас (и Александр Концевой много раз повторил такую мысль) – это о том, что при таком громадном(без всякого преувеличения) комплексе просто обязана функционировать собственная спортивная школа. В противном случае комплекс, расположенный в черте огромного города, будет подобен промышленному гиганту, работающему в треть собственных возможностей. И если в случае с флагманами отечественной промышленности можно рассуждать об экономической целесообразности полной загрузки, то звезды биатлона (да бог с ними даже со звездами – здоровые и физически крепкие люди) нужны всегда и везде, и «производством» их должен заниматься любой мало-мальски пригодный для этого объект – будь то Канск, Бородино, Дивногорск или Красноярск…

На всероссийской олимпиаде школьников Красноярский край оказался далеко от высоких мест. Краю не хватает детских секций и детских тренеров – далеко не самая значительная статья расходов в социальной политике, имея в виду не самую хорошую экологическую обстановку и, как следствие, серьезные риски для иммунитета. Об этом Концевой также много говорил – вернее, повторял для меня то, что десятки раз произносил и на заседаниях краевого министерства спорта и лично Сергею Алексееву, который это самое министерство возглавляет. Сергей Игоревич (уроженец Бородино – уже не посторонний для биатлона человек) ситуацию, как представилось из нашей с ним короткой беседы, оценивает трезво и готов помогать.

Еще один штрих к биатлонному портрету – в наши дни в Енисейске (небольшой городок масштаба Бородино в 350 км к северу от Красноярска) активно возводится биатлонный комплекс. Три круга лыжероллерки по 4 метра шириной, стрельбище на 10 установок, судейская и административное здание со всеми необходимыми для таких масштабов помещениями. Глава Енисейского района Сергей Ермаков активно (практически инициативно) участвует в возведении стадиона, и все знакомые с положением дел говорят, что уже через год комплекс (в его проектировании и строительстве немалый вклад «Академии биатлона») будет торжественно открыт. Если к тому же времени закончится реконструкция академии, сдвинется с мертвой точки история с канским стадионом, решится вопрос с роллеркой и стрельбище в Дивногорске, тогда можно будет сказать, что биатлонная реновация в Красноярском крае в целом завершена и пора считать дни до того, как уже Александр Концевой с какой-нибудь празднично-украшенной трибуны произнесет:

– На очередных Олимпийских играх российские биатлонисты завоевали столько-то золотых наград и большая их часть находится в Красноярске.

Константин Бойцов, пресс-служба СБР
0 2962 Елена Копылова 06.07.2017 20:00
Рейтинг: +3 +3 0

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.

Биатлон | Новые сообщения