III Малиновский Ультрамарафон 14 марта 2020

"Спортсмены не понимали, почему их убирают с тренировки". Артём Истомин о работе в межсезонье, перспективах Елисеева и проблемах Малышко

Весной 2018 года Анатолий Хованцев привлек к работе с мужской сборной 23-летнего Артема Истомина.

Осенью 2018 года молодой тренер дал первое в новой роли интервью, рассказав matchtv.ru о том, чем занимается в команде, и почему возраст в этом вопросе не является решающим фактором.

Спустя год мы встретились с Артемом в Эстерсунде и поговорили о том, что произошло в жизни молодого специалиста за это время и как строилась работа с командой при подготовке к сезону 2019/20.

— Вы пришли в команду молодым специалистом и говорили, что ребята приняли нормально. Сейчас уровень доверия вырос, или наоборот: кто-то разочаровался в прошлом сезоне, и им пришлось заново доказывать вашу компетентность?

— О доверии, наверное, лучше спросить спортсменов. Но по моим ощущениям, мы работаем очень плотно и с основой, и с резервом. Думаю, что с доверием все в порядке, мы общаемся, парни все рассказывают, как прошла тренировка, какие ощущения. Я даже просто из их рассказов понимаю, насколько эффективна была работа.

— Год назад вы говорили, что для реализации того подхода, который исповедуете вы с Анатолием Хованцевым, нужно два сезона, только тогда будет заметен результат. Один сезон прошел, второй начался. Признаки этой реализации уже заметны?

— Да, то направление, которое предложил Хованцев в этом году, уже начинает давать свои плоды. Конечно, сейчас по первым стартам нельзя объективно оценивать готовность тех же Латыпова и Поршнева, но по тестированиям, контрольным стартам эти ребята очень сильно спрогрессировали. Елисеев тоже вырос в этом году, причем именно в тех компонентах, на которые делает ставку Хованцев. Общий фон команды на сегодняшний день выше, и мы надеемся, что на следующий год вся команда будет конкурентоспособна на уровне лидеров мирового биатлона.

— У кого из парней отклик на предложенную нагрузку был наиболее ярким, а с кем пришлось повозиться?

— У нас в команде есть взрослые ребята с очень высокими аэробными возможностями, это Логинов и Гараничев. Подход в работе с ними отличается, направление, предложенное Хованцевым, им не совсем подходит, и поэтому работа для них была скорректирована. Хороший отклик был у Елисеева, Латыпова и Поршнева. Говоря о последнем, хочу заметить, что этот сезон — первый, когда у Никиты не было сбоев в переносимости нагрузок в плане здоровья. Он отработал всю предсезонку, ни разу не заболев, и постоянно рос в динамике показателей, срезов работоспособности.

— Ход Поршнева пока, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

— Это повторение прошлогодней истории, того же, что было и у Латыпова. Год назад мы делали контрольные тренировки, на которых Латыпов выигрывал у всех, включая Логинова. В этом году то же самое — Поршнев и Латыпов выигрывали у всех на контрольных стартах, тестовых гонках, интервальных тренировках. Но приехав на Кубок мира, они начали пытаться выжать из себя то, чего в принципе пока нет, прыгнуть выше головы. Задача стоит — сделать то, что ты уже умеешь, а они начинают как-то иначе работать на огневых рубежах, придумывать что-то по дистанции, включаться на тех отрезках, которые должны проходить спокойно, в результате там, где нужно ускоряться, наоборот — проигрывают. Все, что наработали, уходит. Парни пока просто не готовы психологически.

— Это случайно не типичная для нашего спорта история, когда опытные ребята на контрольных стартах и отборах напрягались ровно настолько, чтобы это не вызывало вопросов, сохранили себя для сезона, а молодежь просто выгорела еще до первого этапа КМ?

— Насчет выгоревших — соглашусь. А вот насчет старших, которые не выжимали себя на 100%, я не согласен. Мы же всех тестировали и по лактату, и по пульсу, видя, что ребята выходили на свои максимальные значения. Так что это мнение можно сразу отбросить. А произошедшее с Эдуардом и Никитой объясняется просто — они приехали сюда, и за два дня до первого старта уже горели бежать.

— А Гараничев?

— Он показал свой текущий уровень, Евгению пока не хватает интенсивной работы. Сейчас мы находимся на этапе, когда он имеет очень хороший объем аэробной работы и через соревнования будет добавлять.

— Понятно, почему интенсивной работы не хватает Логинову — у него была травма локтя. Почему эту работу не смог сделать Гараничев?

— У него была такая возможность, но Евгений сам по себе спортсмен, с которым уже второй год приходится бороться в направлении более спокойного проведения низкоинтенсивных тренировок, он все время завышает нагрузку. Если брать мощность, то он всегда работает где-то в средних зонах, даже на длительных тренировках. Но когда ты бежишь гонку, то в средней зоне не работаешь, уходишь выше. После гонки Женя сам понимает, что интенсива достаточно и нужно просто погулять по трассе.

— То есть правильная поляризация нагрузки у Гараничева возникает только в соревновательном сезоне?

— Совершенно верно.

— Матвей Елисеев сказал, что только после отбора в Тюмени понял, что вы от него хотели в плане техники. Так что вы от него хотели?

— Мы работаем над этим еще с прошлого года, с подготовки к ЧМ. Тогда он уже понял, что необходимы изменения, и начал воспринимать мои советы. Все сводится к его работе на подъемах. Он очень сильно расходует энергию на этих участках. Мы начали его корректировать, собрали ноги, колени, исправили работу корпуса. Раньше он просто «ложился» на подъем, а сейчас появился прокат. Еще в прошлом году он поймал это на равнинных участках и пологих подъемах, а в этом мы дошли до подъемов покруче.

— В чем основная идея этих корректировок?

— Я объясняю это спортсменам так: «Вы должны чувствовать, что идете на высокой скорости, не сильно расходуя энергию». И это педагогика, потому что очень сложно объяснить спортсмену, который считает, что он уже сформировался, необходимость изменений. И для этого я даже придумал специальную тренировку.

— Что за тренировка?

— Предыстория такая: мы анализировали прошлогодний этап в Анхольце, там есть после рубежа пологий тягун, который занимает порядка трех минут, чуть больше. Работа в него идет одновременным одношажным ходом, то есть спортсмен толкается палками под каждый шаг. Латыпов на каждом круге проигрывал в этот подъем 25 секунд, это за три минуты очень много. Поэтому летом перед спортсменами была поставлена задача: повысить эффективность передвижения одновременным одношажным ходом на пологих участках. Эти участки есть почти на всех трассах КМ, в том числе и здесь, в Эстерсунде, на второй половине круга.

Для того, чтобы решить эту задачу, была придумана работа, которую мы проводили в Тюмени. Вышли на длительную тренировку, и я сказал парням, что на каждом круге в пологий подъем они должны заезжать одновременным одношажным в первой зоне интенсивности, то есть держать лактат на уровне 1,3 ммоль/мл, это достаточно мало. Задача вызвала следующий диалог:

— А как нам это сделать?
— Не знаю, это ваша проблема, как вы будете это делать. Но нужно сделать.

— Хоть кто-то «попал» с первого раза?

— Никто, все завысили. Очень много было психоза поначалу. Но затем у кого-то начало получаться, и ребятам самим это стало интересно, они завелись, почему у одних получается, а у других нет.

— У кого получилось первым?

— У Латыпова. И уже здесь, в Эстерсунде, на индивидуальной гонке, на четвертом круге он показал абсолютно лучшее время подъема в пологий тягун. И если суммировать все круги, то он на этом отрезке проиграл Фуркаду всего 10 секунд.

— Полтора года назад, когда Хованцев предложил идею низкоинтенсивной работы, выполнение поставленных задач было проблемой, об это говорили, не скрывая. И судя по тому, что вы рассказали, эта проблема все еще актуальна, так?

— Она сейчас уже в другом плане актуальна (смеется). Теперь парни понимают, что нужна низкая интенсивность, но забывают о том, что они гонщики и должны не гулять, а катить. Не нужно попадать в низкую интенсивность за счет медленного хода, нужно искать такую технику передвижения, которая позволит экономично прикладывать усилия и получать хорошую скорость, не завышая при этом интенсивность. Нужно ловить прокат.

ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ 

7 12417 Елена Копылова 08.12.2019 13:17
Рейтинг: +1 +2 -1

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.

08.12.2019 13:44
Спортсмены не понимают, почему их убирают с тренировки, а болельщики не понимают почему Бабикова убирают с Кубка мира даже не на кубок IBU.
Все просто говорит Белозеров,- он не отобрался на контрольной в Тюмени.
Хочется спросить его - это которая была целых 3 недели назад? Да и как может Белозеров отцепить своего личного спортсмена Поршнева или заслуженного Д. Малышко. Да и спуская кого-то на IBU, надо с IBU отправлять в Россию худшего, а это Сидоров. (А здесь получается ход против президента - В.Драчева). Поэтому Бабикова в расход, а своих сохранить. Я не знаю, что конкретно там происходит, но включите запись индивидуальной гонки последнюю стрельбу Бабикова и эмоции А.Хованцева после всех закрытых мишенях. По моему это не радость.  
Ссылка Рейтинг: +15 +15 0
Справедливость не правила миром во век...
своя рубаха ближе к телу , или никому ничего не интересно и не надо...
Николай Панкратов не даст соврать...
Ссылка Рейтинг: +2 +2 0
08.12.2019 17:10
Прохорова на них нет
Ссылка Рейтинг: +1 +1 0
08.12.2019 21:42
Николай, согласен. Прочитал все интервью - полный винегрет. Этот супериндивидуальный подход привел к тому, что команды толком нет. Мы не можем четверых (!) набрать боеспособных. Для меня вполне образец команда при Аликине - 10,12 чел и все пашут. Да, были нюансы с каждым , но именно нюансы, а не такая разбивка всех. Бабиков просто обязан выбить и Поршнева , и Малышко.Про Сидорова все понятно. Как в известной пословице. "Лучший ход, стрельба без штрафа - второе место. Почему второе? Первое продано.".
Ссылка Рейтинг: +4 +4 0
09.12.2019 10:45
Пока по результатам их работы видим, что ни мужчины ни женщины не могут последний круг тянуть, может это так и должно быть при этом подходе, но большие сомнения остаются.
Ссылка Рейтинг: 0 0 0
09.12.2019 13:09
Откуда взялся этот мальчик Артём?Не хотел бы он сначала поработать тренером в простой школе,чтобы в чём-то начать разбираться?
А спортсмены просто функционально не готовы,как и всегда!Тренеры сохраняют в тайне якобы секретные планы нагрузок,а на самом деле - первобытный примитив.До сих пор нельзя увидеть полный отчет по нагрузкам в часах и по зонам (до сих пор считают километры!)за год,сезон.Ни у одного тренера сборной и ни по какому спортсмену нет информации.Можно только слышать - сейчас неудачно,но дальше будем стремиться,отработали на сборе хорошо,успешно,продуктивно и т.д. .(Что это вообще?)... и всё продолжается! Годы уже!
Нужна открытая ,полная информация о нагрузках спортсменов по единой принятой всеми системе учёта нагрузок.Тогда будет вырабатываться единый язык для понимания всех спортсменов и тренеров между собой.
А сейчас можно что угодно пробубнить в  отчете на собрании федерации перед новым сезоном и продолжать наугад готовиться!Поэтому, такой результат будет всегда,пока не поменяется подход к учёту нагрузок и единой системе отчётности тренеров.
А раз все готовы так себе - ЕСТЬ ПРЕКРАСНАЯ ПОЧВА ДЛЯ ЛЮБЫХ ПЕРЕСТАНОВОК В КОМАНДАХ С КОРРУПЦИОННОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ.(Результат при любом раскладе будет средний.)

 
Ссылка Рейтинг: +3 +4 -1
1,3 ммоль лактат, да это ниже аэробного порога... Тренировка наоборот должна строится на высоком лактате - 8-9 ммоль, тогда мы тренируем скоростную выносливость, чего нашим не хватает как раз.
Ссылка Рейтинг: -1 0 -1