Томаш Сикора: "Человеческая жизнь дороже всех медалей"


О новом тренере сборной Польши, работе над техникой, подготовке к сезону и нескучных тренировках, о языковом барьере, отложенном завершении карьеры, услугах психолога, целях на сезон и продаже олимпийской медали — в пресс-конференции Томаша Сикоры и Йона-Арне Эневолдсена.
После 17 лет выступления на мировом биатлонном Кубке у сборной Польши впервые появился западный тренер. Этим летом команду возглавил 48-летний наставник Йон-Арне Эневолдсен. Норвежец официально занял свой пост 1 августа, пропустив начальную стадию предсезонной подготовки. Однако за то время, что он находится у руля команды, сделано немало. Главная звезда сборной Польши Томаш Сикора с удовольствием готовится под его началом, отмечая массу положительных моментов в новом назначении. В преддверии старта первого этапа Кубка мира польская сборная отправилась на заключительный предсезонный сбор в норвежский Лиллехаммер. Непосредственно перед отъездом Томаш Сикора и Йон-Арне Эневолдсен на пресс-конференции, посвящённой старту нового сезона, ответили на вопросы журналистов.

— Томаш, как вам новый тренер?

— Эти несколько месяцев под руководством Йона дали нам энергию и заряженность на борьбу. Мы на самом деле прибавили почти во всём. Его методы просто революционны для нас. Он использует совершенно иную систему тренировок, рассчитывая работу по времени, а не по расстоянию. Нагрузки постоянно увеличиваются, но происходит это очень плавно. Тренер всегда с нами, в дождь и в снег. Для предыдущих наставников это было невозможно. Мы много работаем над техникой. Очень жаль, что Эневолдсен пришёл в августе, а не в июне.

— Работа над техникой? В свои 36 лет вы можете чего-то не знать в этом вопросе?

— На протяжении многих лет различные тренеры были не в состоянии поставить мне классический ход. А с Йоном я овладел классикой буквально за несколько тренировок. Теперь у меня получается гораздо лучше. Были некоторые проблемы с восстановлением после операции на бедре. Йон тщательно следил за моей работой и создал специальную тренировочную стратегию, направленную на улучшение моего состояния.

— Он долгое время работал в Норвегии, затем тренировал англичан, канадцев, американцев в разных клубах. Все его подопечные далеко не лидеры современного биатлона.

— Не скажите. Некоторые из его воспитанников хорошо известны в биатлонном мире. К тому же у него был ряд очень серьёзных предложений из лыжных национальных сборных. Он их отверг, потому что считает, что на данный момент они не будут способствовать развитию его собственной карьеры. А с Польшей он надеется добиться серьёзных успехов и сделать тем самым первый шаг к тренерским вершинам.

— Йон, вы действительно много разных стран повидали за свою тренерскую карьеру. Какого метода стараетесь придерживаться?

— Я использую не только норвежскую школу, но и американскую и канадскую. Из каждого места, где мне приходилось работать, я стараюсь взять всё лучшее. Норвежский стиль обучения более интенсивный, я стараюсь несколько разнообразить его. Для меня не так важно заставить спортсменов преодолеть как можно больше километров, как сделать так, чтобы они делали это с удовольствием. Я не ограничиваюсь стандартными биатлонными упражнениями, стараюсь подключать и работу классикой, и велосипедные кроссы. Главным является то, что в то время, когда вы даёте отдыхать одним группам мышц, можно давать адекватную нагрузку другим. Нужно разнообразить тренировки, и тогда никому скучно не будет. Это очень важно с психологической точки зрения.

— Томаш, это правда, что вы принимали непосредственное участие в назначении Эневолдсена?

— Действительно, президент федерации задал мне этот вопрос. Видимо, он принимал во внимание мой опыт и то, что я много лет в команде и прекрасно знаю обстановку изнутри. Я ответил ему, что не хотел бы назначения тренера, ранее уже работавшего в какой-либо сильной национальной сборной. Я считал, что нам нужен не просто тренер, который будет осуществлять какие-то общие функции, а тот человек, который станет непосредственно работать с каждым спортсменов, особенно с нашей перспективной молодёжью. Он должен постоянно быть рядом с ними, поддерживать и направлять их по заранее продуманному маршруту развития. Это важно, потому что в России, Германии, Норвегии серьёзные специалисты приходят в уже сформированные тренерские штабы сборных и по большей части занимаются управлением отлаженных механизмов. У нас такого нет, мы все разные, и нам нужен специалист, способный плодотворно работать с каждым и во всех областях.

— А где проходил процесс подготовки к сезону?

— Мы были в Рамзау, но не на самом леднике, где обычно, а немного ниже. В первый раз тренировались в Италии, в Бормио. Я никогда не бывал там раньше, очень красивое место. В завершение вместо обычного Муонио мы поедем в Лиллехаммер. После 15 лет одного и того же уже сама смена обстановки необычайно помогает. А если добавить к новым местам и нового тренера, то на усталость просто нет времени.

— Есть серьёзные различия в общении с новым тренером по сравнению со старыми?

— Йон считает нашу работу полноценным партнёрством. Любой спортсмен может легко обратиться к нему по имени, хотя большинство предпочитает традиционное – "тренер". Для каждого у него находится время, он никогда никому не отказывает. Самое главное, он активно участвует в тренировочном процессе. Когда идёт дождь, он не стремится укрыться под крышей, а находится с нами. Он работает, словно у него есть источник дополнительной энергии. Стыдно даже мысли допустить, что вы можете не пойти на тренировку, когда он там. Особенно его отношение к делу вдохновляет молодых спортсменов. У них ещё больше укрепляется желание работать. Йон, например, побежал с нами на роллерах и выдержал все три часа тренировки. То же самое касается велосипеда. В работе классическим ходом так он вообще не хуже любого из нас.

— Но всё-таки он тренер без особого опыта работы с серьёзными спортсменами. Вы не боитесь, что наступит момент, когда станет очевидно, что его работы не хватает?

— Нет. Йон отличный специалист с огромным запасом знаний. Я доверяю ему на сто процентов.

— Йон, это правда, что вы преодолеваете дистанцию вместе с биатлонистами?

— Я всегда стараюсь быть рядом со спортсменами. Во-первых, вблизи всё гораздо лучше видно. Если тренер стоит на финишной черте, то он видит своего подопечного один раз за круг примерно в течение 5-10 секунд. Если я стартую вместе с Томашем, то могу следить за ним в течение двух часов беспрерывно. Могу наблюдать за его эмоциями, состоянием, могу понять, что он сделал достаточно и может немного отдохнуть. Спортсмен доверяет вам больше, если вы постоянно рядом. А во-вторых, ничего не делая, можно просто замёрзнуть (смех в зале).

— Йон, Сикора очень много рассказал о вас. А что вы можете поведать о нём?

— На мой взгляд, он немного скован. У Томаша есть прекрасный стиль, присущий только ему. Мы уже внесли несколько изменений, в частности в его классический ход. Знаете, поначалу он не хотел, но в итоге увидел, что это очень помогает ему. Томаш – великий спортсмен, у него огромный опыт и такое же огромное сердце. Он не просто звезда мирового биатлона, он лицо всей польской команды и её неотъемлемая часть.

— Томаш, прежний тренер – Роман Бондарук — говорил на русском и польском. С Эневолдсеном приходится общаться на английском. Языковой барьер не мешает?

— Молодёжь чувствует себя превосходно. Проблемы возникли с более взрослыми спортсменами, одно время мы хотели даже пригласить переводчика. Однако по ходу подготовки все постепенно изучают английский язык и к середине сезона никаких проблем с общением быть не должно. В настоящее время молодые ребята отлично справляются с ролью переводчиков.

— После Ванкувера вы хотели завершить свою карьеру. Решение изменилось из-за того, что пришёл новый тренер?

— Я не мог себе представить польский биатлон без президента федерации Збигнева Вашкевича. Никого лучше него быть просто не может. После 20 лет работы с ним я по-настоящему понимаю, как хорошо работать, когда спортсмены находятся на первом месте, а потом всё остальное. Но его переизбрали и теперь мы хотим добиться результата. Для этого пришёл новый тренер. Прошлый сезон для меня сложился не очень удачно. В этом я хочу показать, что могу значительно улучшить свои результаты.

— А что вы подразумеваете под словами "улучшить результаты"?

— В прошлом году на Кубке мира я стал лишь 18-м. Это очень слабое выступление. Конечно, с одной стороны, самым важным будет старт на чемпионате мира в Ханты-Мансийске, но я не собираюсь сосредотачиваться на подготовке только к нему. Моей главной целью в этом сезоне станет попадание в десятку лучших на мировом Кубке.

— Йон, вам не кажется, что возраст Сикоры слишком почтенный для больших побед?

— Возраст? Абсолютно не имеет значения, что ему почти 37. Самое важное, как он работает. В этом возрасте многие спортсмены заканчивают карьеру не потому, что не могут, а потому что не хотят. Так вот, Томаш хочет так, что многим молодым остаётся только позавидовать.

— Томаш, в декабре вам исполнится 37. В вашем виде спорта совсем немного людей, сохраняющих в таком возрасте потрясающую выносливость. Бьорндален уже заявил о своём намерении выступить на Играх в Сочи-2014. А вы что скажете?

— Сейчас я хочу откатать этот сезон и дождаться начала следующего. А там, кто знает, всё может быть. Возможно, я поеду в Сочи. Почему бы нет?

— Йон, что вы скажете о выступлении на Олимпиаде в Сочи?

— То, что вряд ли ему удастся посмотреть Игры, лёжа на диванчике (смех). А если серьёзно, то у нас есть определённая программа подготовки. Что конкретно мы сможем сделать, будет понятно следующим летом. Поэтому, как и сказал Томаш, подождём начала следующего сезона.

— Томаш, вы совсем недавно болели. Как чувствуете себя сейчас?

— Каждый год, стоит только впервые в сезоне выйти на ледник, я подхватываю простуду. Я всегда боюсь этого, потому что в прошлом году болезнь фактически сломала мне подготовку, а с ней и весь сезон. В этот раз мы решили изменить стратегию борьбы с недугом. Если раньше я не принимал антибиотики, то теперь решено было сразу же отреагировать. Я принимал их, сознательно ослабив организм, но только на некоторое время. Сезон покажет, какой из способов лучше.

— А как у вас обстоят дела со стрельбой?

— Значительно лучше. Я очень много работал именно над этим компонентом. Изменил свой подход к подготовке, попробовал стрелять немного медленнее, но зато гораздо спокойнее. На польском чемпионате и Кубке по летнему биатлону результаты впечатлили. Надеюсь, что так же будет и зимой.

— Есть какие-нибудь изменения в снаряжении?

— Я очень долго ждал замены ствола винтовки. Мы также изменили соревновательные и тренировочные комплекты формы. Наш новый партнёр, компания 4F, относится к своему делу очень профессионально. Форму сшили для каждого спортсмена, все смогли попробовать её и составить список предложений и замечаний. Только после этого, устранив все недостатки, её отдали в серийное производство. Разумеется, для каждого спортсмена будут эксклюзивные комплекты.

— Йон, кто будет новым руководителем команды сервисменов? Россиянин Евгений Дуркин покинул польскую сборную?

— Да, к сожалению, это так. Но надеюсь, это не станет для команды серьёзной проблемой, поскольку Вейсек Цемьянин, работавший с Евгением более трёх лет, вполне готов к тому, чтобы возглавить наших сервисменов. Он достаточно узнал от Дуркина, чтобы справляться со своей работой.

— Томаш, что скажете о приглашённом в команду психологе? Вы будете пользоваться услугами Мацея Андрушчака?

— Вы знаете, никогда не стоит говорить "никогда". Пока не планирую, но в
течение сезона всё может измениться.

— Кубок мира стартует первого декабря в шведском Эстерсунде. На что потратите последние недели подготовки?

— Мы будем готовиться в тренировочном лагере команды, в Лиллехаммере. На заключительный этап подготовки мы запланировали очень много работы. Её надо выполнить, чтобы претендовать на удачное выступление на Кубке мира. 12-14 ноября я приму участие в отборочных соревнованиях норвежской команды. Там выступят все члены национальной сборной Норвегии. Так что придётся очень постараться, чтобы показать достойный результат.

— Йон, какие цели ставите на сезон? Чего ожидаете от него?

— Я достаточно амбициозен, надеюсь, что и команда станет такой же. Цели будем ставить самые высокие, и не только у мужчин, но и у женщин. Кстати, у нас замечательные девчонки. Очень перспективная команда. Просто надо как следует поработать, и они будут ещё быстрее бежать и лучше стрелять. Думаю, что в этом сезоне мы сможем замахнуться не на один эстафетный подиум.

— Томаш, ваша серебряная олимпийская медаль была продана на благотворительном аукционе за 55 тысяч злотых. Деньги собирались на лечение молодого биатлониста Томаша Дудека, пострадавшего из-за неосторожного обращения с оружием на стрельбище. Что подвигло вас на этот шаг?

— Идея с аукционом пришла сразу же. Это был словно какой-то импульс. Понимаете, эта медаль – всего лишь символ. Да, она очень много значит для меня. Но этот кусочек металла, олицетворяющий её, сможет помочь Тому вернуть здоровье. Возможно, сам он уже никогда не сможет бороться за медали, но, может быть, когда-нибудь снова встанет на лыжи. Человеческая жизнь дороже всех медалей мира.

По материалам biathlon.com.pl и sport.pl,
перевод "Чемпионат.ру"
5 4131 Елена Копылова 15.11.2010 22:18
Рейтинг: 0 0 0

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.

16.11.2010 00:03
Томаш Сикора-это лучшая кандидатура на пост главного тренера сборной России по биатлону.
Ссылка Рейтинг: 0 0 0
16.11.2010 08:33
Два случая материальной помощи за очень короткий период. Как различны цели в каждом из них , мотивация  дающих. Так и  разнятся  впечатления от поступков. Во втором случае - редкое благородство, а при воспоминании первого - остается только поморщится и дыхание задержать.    
Ссылка Рейтинг: 0 0 0
16.11.2010 09:27
Спасибо, Томаш, что ты такой есть. Успехов тебе на лыжне, здоровья и благополучия в жизни. Побольше бы таких сильных, стержневых и человечных людей среди нас.
Ссылка Рейтинг: 0 0 0
16.11.2010 12:15
Где можно посмотреть результаты прикидки 12-14 ноября, о которой говорит Томаш?
Ссылка Рейтинг: 0 0 0
16.11.2010 19:16
Ссылка Рейтинг: 0 0 0