Биатлон | Новые фото
  • В календаре не найдено ни одного запланированного на ближайшее время соревнования.

CAS опубликовал мотивировочные части по решениям в деле российских биатлонисток

Спортивный арбитражный суд (CAS) опубликовал мотивировочные части по делу о возможном нарушении антидопинговых правил российскими биатлонистками в Сочи-2014.

Отчет по делу Зайцевой оказался самым объемным, он занял 94 страницы. Документ по Вилухиной расположился на 63 страницах, по Романовой – на 65.

Бывший тренер сборных России и Швеции Вольфганг Пихлер дал показания на слушаниях:
 
«На вопрос о Екатерине Глазыриной Пихлер заявил, что применение допинга могло иметь место, когда этот спортсменка находилась в России, а не под его наблюдением, и что в любом случае он до сих пор не верит, что она использовала допинг. Что касается неучастия Глазыриной в гонках Кубка мира, на что ссылается Родченков, Пихлер засвидетельствовал, что в указанный период времени Глазырина тренировалась не в Оберхофе, а в Зеефельде. Она не должна была участвовать в гонках в Оберхофе, так как не прошла отбор на них, поэтому тренер направил ее на дополнительный тренировочный блок.

Он заявил, что был бы удивлен, если бы Глазырина приехала в Рупольдинг и Зеефельд, принимая при этом допинг, поскольку спортсменка находилась бы под контролем WADA. Он также отрицает, что когда-либо снимал Глазырину с соревнований.

Пихлер заявил, что, если бы он знал, что Глазырина употребляла допинг, он бы немедленно выгнал ее из тренировочной группы, но он не имел ни малейшего представления или какой-либо информации об этом. На вопрос, предоставлял ли он письменные показания в ходе разбирательства в отношении Глазыриной, он ответил, что ничего не помнит об этом. В любом случае, поскольку неучастие в соревнованиях не исключает возможности пройти тестирование, он не понимает, почему Глазырина находилась в Зеефельде, если она применяла допинг.

Пихлер признал, что одна из его бывших спортсменок, Эви Захенбахер-Штеле, добровольно признала, что применила запрещенное вещество; таким образом, он согласился с тем, что, как бы ни был осторожен тренер, допинговый случай может произойти.

В ходе перекрестного допроса его спросили о Светлане Слепцовой (дисквалифицированной за остарин в пробе 2013 года – Sports.ru). Пихлер признал, что с начала мая 2013 года она тренировалась в его группе», – говорится в мотивировочной части CAS.

Бывший президент Союза биатлонистов России также Михаил Прохоров дал свидетельские показания Спортивному арбитражному суду:
 
«Михаил Дмитриевич Прохоров, бывший президент СБР, категорически опровергает заявления о том, что он заплатил миллионы за молчание в деле о предполагаемом допинге Ирины Старых, о чем говорилось в показаниях доктора Родченкова от 2 ноября 2017 года и 15 января 2018 года.

Он также заявляет, что он открыто критиковал существующую в России систему спортивного менеджмента, назначал иностранных тренеров и сопротивлялся давлению со стороны бывшего министра спорта Виталия Мутко.

Он утверждает, что до публикации первого доклада Макларена он никогда не слышал имен Ирина Родионова или Станислав Димитриев, и никогда не видел этих людей.

Наконец, он заявляет, что убежден в невиновности заявителя (Зайцевой) и в том, что она не была вовлечена в так называемую «государственную допинговую систему», – говорится в мотивировочной части по делу Зайцевой.

«Бывший исполнительный директор Союза биатлонистов России Сергей Кущенко заявляет, что до публикации первого доклада Макларена он ничего не знал ни о предполагаемом существовании так называемой «государственной допинговой программы», ни о допинговом коктейле «Дюшес», который якобы изобрел доктор Родченков.

Он категорически утверждает, что никогда не встречался с доктором Родченковым в его машине, не говоря уже о приобретении запрещенных препаратов для российских биатлонистов. Он также отрицает, что его водитель Олег Бесклинский когда-либо давал доктору Родченкову какие-либо деньги.

Более того, он заявляет, что хотя он мог видеть Родионову и Родченкова на различных заседаниях экспертного совета при Министерстве спорта России или исполкома Олимпийского комитета России, он никогда не общался с ними и никогда не обсуждал вопросы, касающиеся СБР.

Он утверждает, что никогда не поддерживал связь с Родченковым и поэтому никогда ему ничего не присылал, не говоря уже о лабораторных документах Екатерины Юрьевой и Ирины Старых, которые тайно приняли решение принять запрещенные препараты, были пойманы и справедливо наказаны», – говорится в мотивировочной части по делу Зайцевой.

Российский биатлонист Евгений Устюгов, дисквалифицированный за нарушение антидопинговых правил, также дал показания на слушаниях в Спортивном арбитражном суде по делу Ольги Зайцевой.

«Евгений Устюгов заявил, что он никогда не сдавал никаких анализов мочи вне стандартных процедур допинг-контроля, за исключением незначительного объема мочи, взятого в ходе регулярных медицинских осмотров, проводимых два раза в год.
Он также заявил, что 5 ноября 2012 года, когда, согласно утверждениям IBU, он якобы предоставил «чистую» мочу, он прибыл из Красноярска в Москву в аэропорт Домодедово в 7:45 вместе со женой и дочерью и сразу после завершения необходимых процедур перед вылетом отправился на тренировочный сбор в Австрию рейсом Москва-Вена.

Он вылетел из аэропорта в 10:45, что будет подтверждено соответствующими авиабилетами. Устюгов утверждает, что, за исключением пары часов, которые он провел в самолетах и аэропорту, в тот день он был в Австрии и не мог сдать «чистую» мочу.

Кроме того, он заявляет, что с практической точки зрения невозможно предоставить образец мочи объемом 7 мл», – говорится в мотивировочной части Спортивного арбитражного суда CAS по делу Зайцевой.

Коллегия арбитров CAS пришла к выводу, что проба мочи Ольги Зайцевой, которую она сдала 19 февраля 2014 года во время Олимпиады в Сочи, была заменена на заготовленную заранее «чистую» мочу, и спортсменка знала об этом.

«Коллегия убеждена в том, что в данном случае повышенный уровень натрия, обнаруженный в пробе B2890589 заявительницы, является надежным свидетельством, подтверждающим вывод, что моча, которая была сдана ею во время процедуры допинг-контроля 19 февраля 2014, могла быть намеренно заменена чистой мочой, которую заявительница предоставила перед Играми в Сочи.

Соль была добавлена в замещающую мочу, чтобы отрегулировать ее удельный вес в соответствии с плотностью замещенной мочи, зафиксированной в DCF (Doping Control Form) от 19 февраля 2014 года.

Заявительница, вероятно, была полностью осведомлена, что образцы мочи, которые ей придется сдавать во время официальных процедур допинг-контроля на Играх в Сочи, будут заменены на чистую мочу», – говорится в мотивировочной части CAS по делу Зайцевой.

4 5130 Елена Копылова 05.10.2020 22:51
Рейтинг: +1 +1 0

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.

Без тренера никакого смысла применять допинг нет. Не от этих ли всех событий у Пихлера инфаркт? Захенбахер? Репутация Пихлера сильно подмочена.
Ссылка Рейтинг: -4 +1 -5
06.10.2020 03:51
Коллегия убеждена в том, что
могла быть
вероятно
))
Ссылка Рейтинг: +6 +7 -1
06.10.2020 10:11
 В мире пандемия, экономический кризис, пара десятков военных конфликтов, но давайте всё-таки узнаем, чья моча. Это несложно - нужно несколько миллионов долларов и несколько лет. Все при деле.
Ссылка Рейтинг: +4 +5 -1
07.10.2020 22:57
После прочтения этой статьи, похоже все спортсменки у Пихлера на допинге сидели.
Ссылка Рейтинг: 0 0 0