Биатлон | Новые фото
  • В календаре не найдено ни одного запланированного на ближайшее время соревнования.

Обзор прессы за 20-21 февраля


"Чемпионат.ру"Александр Круглов"Александр Привалов:..."
"Чемпионат.ру"Мария Вдовенко"Иван Черезов:..."
"АСИ "Весь спорт"Наталья Марьянчик"Ольга Медведцева:..."
"Чемпионат.ру"Андрей Сухотин"Екатерина Юрьева:..."
"Чемпионат.ру"Андрей Сухотин"Сергей Рожков:..."
"Спорт-Экспресс"Елена Вайцеховская"Екатерина Юрьева:..."
"Советский Спорт"Руслан Карманов"Максим Чудов:..."
"АСИ "Весь спорт"Наталья Марьянчик"Владимир Смирнов:..."



Александр Привалов: на Пихлера внимание обращать не нужно
Александр Круглов, "Чемпионат.ру"

Нынешний чемпионат мира по биатлону уже успел стать самым скандальным в истории. На волне недавних допинговых разоблачений в прессе всё чаще появляются нелицеприятные высказывания в адрес российских спортсменов. Удивительно, но в роли главного "обличителя" выступил человек, которого Александр Тихонов и его наставник в сборной СССР Александр Привалов считали своим другом. Мыслями о Вольфганге Пихлере Привалов поделился с корреспондентом "Чемпионат.ру".

— В последнее время в прессе звучит немало негативных высказываний со стороны ряда зарубежных спортсменов и тренеров в адрес России. Во время вашей работы в качестве старшего тренера национальной сборной приходилось ли сталкиваться с чем-то подобным?

— Ничего подобного у нас не было, у нас всегда были дружеские отношения с соперниками. Правда, не было и столь громких допинговых скандалов. Недавно я прочитал, что Бьорндален предлагает собрать капитанов команд и обсудить взаимоотношения спортсменов, возродить ту дружную семейную атмосферу, что была у нас раньше. Вот тот самый Пихлер, который сейчас требует отстранить Россию от всех соревнований, можно сказать, наш выкормыш. Когда мы приезжали в Рупольдинг, всегда приглашали его к себе в гости, общались с его родителями, делились с ним своим опытом. Поначалу он не был тренером, а работал на таможне. Но, долгое время наблюдая за нашими тренировками, чему-то научился. И хотя мы особых секретов ему не выдали, впоследствии он благодарил нас за методическую помощь. Однажды, правда, вышел с ним конфликт. Пригласили мы его к себе в гости, он сидит за столом, угощается и как выдаст: "Вы самые счастливые люди на свете, потому что не знаете, как плохо живёте!" После этого мы выгнали его из-за стола. Видимо, что-то в глубине души у него было против нас, что всплыло в том случае, а сейчас он уже демонстрирует неприязнь в открытую.

— А почему он тренирует шведов? Неужели такой талантливый тренер не был востребован у себя на родине?

— Да немцы его за тренера-то никогда и не считали. Он и профессиональным спортсменом не был. Приехал в Швецию и стал там тренировать, приспособился.

— А почему он настроен именно против России? Ведь и у атлетов из других стран тоже находили допинг – может, у него остались какие-то обиды на русских?

— Возможно, его агрессивное поведение вызвано тем, что у нас попались сразу три спортсмена. Это наводит на мысль об организованном, целенаправленном приёме допинга. Ведь когда попалась на Олимпийских играх Пылёва, она была одна, и такого ажиотажа не было. А сейчас на нас обозлились.

— Но ведь и весной с Моисеевой был единичный случай, но Пихлер и тогда требовал отменить этап Кубка мира в Ханты-Мансийске.

— Понимаете, немцы есть немцы. Они, видимо, к нам неравнодушны. Франк Ульрих ведь тоже требовал отстранить нас от чемпионата мира, хотя мы с ним много лет дружили. В своё время они в команде ГДР творили что хотели, но никто не мог их поймать, а у меня ребята никакой химии не принимали. Главным "допингом" была нормальная физическая работа на высоте.

— Некоторые специалисты сравнивают эффект от приема эритропоэтина со среднегорной подготовкой.

— Одно дело применять лекарство, а совсем другое – работать на высоте. Мы использовали для подготовки высоту 2000 метров в Италии вместе с норвежскими лыжниками, а кенийцы – прекрасные легкотлеты-стайеры, потому что всю жизнь живут на среднегорье. В этом нет ничего противозаконного.

— Как нашим тренерам и спортсменам реагировать на выпады Пихлера?

— Нужно прежде всего достойно себя держать, делать своё дело, не обращая ни на кого внимания. Жаль, что у ребят нет результатов и, что самое страшное, нет хода. Вчера ведь Ваня Черезов еле дошёл последний круг. Это говорит о том, что были просчёты в методическом плане.

— Пихлер пытается объяснить функциональный спад сборной России сворачиванием допинговой программы.

— Откуда он может делать такие выводы, когда у него нет для этого ни соответствующих знаний, ни специального образования. Есть небольшой тренерский опыт, да и то он работает скорее администратором, чем старшим тренером своей команды (старшим тренером сборной Швеции является Стэффан Эклунд. — Прим. "Чемпионат.ру"). Не тот это человек, на которого нужно обращать внимание. На первых этапах Кубка мира наша команда выступила очень мощно, но затем такое форсирование формы вышло боком. Ребята начали сдавать ещё до допингового скандала на этапах Кубка мира в Рупольдинге и Антерсельве. Если бы Пихлер это понимал, то не говорил бы таких глупостей.

— Сейчас Пихлер много говорит о письмах с угрозами из России. Вы верите ему?

— Он может и приврать, и приукрасить. Сейчас он делает всё, чтобы сорвать этап Кубка мира в Ханты-Мансийске. Не знаю только, зачем. Может, кто-то из наших нынешних тренеров ему чем-то насолил, а может, кто-то настроил его против нас.






Иван Черезов: мне просто больше повезло
Мария Вдовенко, "Чемпионат.ру"

Признаться, после неудачного финиша в индивидуальной гонке мы до последнего переживали, что Ивану Черезову не хватит сил бороться с соперниками на последнем круге. Но Ваня сделал это! Он не только продержался, он обогнал Бьорндалена, третьим пересек финишную черту и заработал-таки свою первую личную медаль. После финиша мне удалось пробежаться рядом с Ваней до вакс-кабин и задать несколько вопросов.

— Ваня, поздравляю с первой личной медалью, столько чемпионатов мира прошли и наконец-то дождались.

— Да, спасибо, эту медаль я и правда долго ждал, особенно было обидно, когда упустил её в индивидуальной гонке. Элементарно сил не хватило продержаться до финиша.



— А в каком месте вам удалось обойти Бьорндалена? А то мы этот момент упустили…

— Там камер не было, вот и упустили (Смеётся..) На предпоследнем спуске я накатил и объехал его, после этого удалось чуть-чуть оторваться.



— Как думаете, почему Бьорндалену в итоге не удалось подняться на подиум в этой гонке?

— Я думаю, что он на первой части дистанции потратил много сил, поэтому его на финишный рывок не хватило. Ведь, уходя с рубежа, он повел нас четвёртым. Ветер ещё, наверное, повлиял, он сегодня очень сильный был, и дополнительная нагрузка на ноги из-за этого.



— То есть секрет вашей медали в том, что вам удалось грамотно распределить силы по дистанции?

— Думаю, да. Плюс мне сыграло на руку то, что австрийские ребята стратегически пытались между собой разобраться, и я отсиделся за их спинами. Я ведь нахожусь далеко не в лучшей форме, и вряд ли бы получилось продержаться на максимальной скорости весь круг.



— После гонки к вам подошел Оле-Эйнар Бьорндален. О чём вы разговаривали?

— Он поздравил меня с первой личной медалью, а я ответил ему, что сегодня мне просто больше повезло.






Ольга Медведцева: эта медаль - не золотая, а платиновая
Наталья Марьянчик, АСИ "Весь спорт"

Сегодня, 21 февраля, олимпийская чемпионка-2002 Ольга Медведцева выиграла в составе эстафетной сборной России золотую медаль на чемпионате мира по биатлону в корейском Пьончанге. Впечатлениями от гонки бежавшая на третьем этапе Медведцева поделилась со специальным корреспондентом Агентства спортивной информации «Весь спорт».

- Я бы сказала, медаль, которую мы выиграли сегодня, не золотая - платиновая, - заметила Ольга Медведцева. - Она была выстрадана, вырвана в очень жесткой борьбе. Мы очень счастливы, что в сложной для нашей команды ситуации смогли собраться, сплотиться и одержать эту победу.



- Вам не повезло на этапе – поднялся сильный ветер.

- В стрельбе стоя мне, наверное, стоило немного переждать порыв, хотя, с другой стороны, чего ждать - может, какая-нибудь пуля-дура и залетела бы? Получилось два промаха. Мне повезло, что впереди два человека тоже стреляли с запасными патронами, и поэтому отрыв в итоге получился небольшим.

- Вы сегодня бежали третий этап, а недавно на этапе Кубка мира в Оберхофе завершали эстафету. Вам все равно, на какой этап поставят тренеры?

- Завершала я только один раз, в Оберхофе, и не могу вспомнить, когда такое было еще. И то в Оберхофе я, можно сказать, не бежала, а просто прошлась. Благодаря девчонкам, там был такой отрыв, что даже не надо было надрываться. Долгое время я выступала на первом этапе, но сейчас понимаю, что сложно. Светка у нас первоклассно справляется с первым этапом, молодая, энергичная - просто разрывает всех на части (улыбается). А мне тяжело сразу идти со старта предложенным темпом. Может быть, это только в этом году, и дальше будет по-другому. Этот сезон для меня базовый перед следующим, олимпийским.

- Что было самым сложным во время гонки?

- Не хочу говорить, что это сложно, но для нас самым главным было собраться и поверить в свои силы. Чемпионат уже завершается, а на женскую команду до сегодняшнего дня было - две бронзы. И те, можно сказать, с золотым отливом, в такой тяжелой борьбе они были вырваны. И вот, сегодня мы собрались, доказали всему миру, что многие ошибаются насчет нашей команды. Читать полностью



Фото: Мария Вдовенко, "Чемпионат.ру"








Екатерина Юрьева: добивай или не трогай вообще
Андрей Сухотин, "Чемпионат.ру"

Российская биатлонистка Екатерина Юрьева, покинувшая мировое первенство в Пхёнчхане по причине известного допингового скандала, в интервью "Чемпионат.ру" поделилась впечатлениями от выигрыша российской сборной женской эстафеты, поведала о нюансах работы спортсменов на огневых рубежах и предложила присвоить победителям субботней гонки звание Героев России.


— Радость от победы российской сборной в женской эстафете возможно передать словами?

— (Улыбается.) Знаете, эту радость можно передать. Причём не только словами – я сейчас готова даже кричать, потому как нахожусь на седьмом небе от счастья благодаря победе сборной России. Счастлива за девочек, которые смогли собраться и показать, кто в доме хозяин при любых условиях. Я знаю протяжённость процедуры награждения, потому сейчас пока не звоню в Пхёнчхан. Но обязательно дозвонюсь девочкам, чтобы поздравить их с этим выдающимся результатом.

— Похоже, в данный момент весьма кстати вспомнить известный тезис "раненый зверь опасен вдвойне"?

— Да уж, хотя я в контексте этой победы вспоминаю другую мудрость: добивай или не трогай вообще.

— Из тех гонок, которые вам довелось посмотреть на чемпионате мира, субботний старт, вероятно, оказался самым захватывающим?

— Да, в текущем мировом первенстве это была самая лучшая гонка.

— В воскресенье ожидается женский масс-старт, однако столь яркая победа, видимо, заберёт немало сил у российской команды?

— Дать точный прогноз на воскресную гонку невозможно, хотя в случае, если девочки будут так же собраны и сконцентрированы, а погода окажется столь же благоприятной, Россия может рассчитывать на хорошее выступление. Уверена в том, что наши биатлонистки поборются за медали в масс-старте.

— Многие специалисты подвергали критике Светлану Слепцову в связи с затянувшимся периодом её восстановления после болезни. На ваш взгляд, данные выпады были оправданы?

— Извините, хотелось бы узнать: а как быстро выздоравливает человек после бронхита? У нас совершенно тот же организм, как и у вас, и у других людей, с единственной разницей: мы в данном состоянии ещё должны выступать на международных соревнованиях. К тому же если бы на этом чемпионате мира Россия располагала, скажем, длинной скамейкой запасных, то можно было бы говорить о нецелесообразности участия Светы в гонках. Но на соревнованиях в Корее наш резерв уменьшился, в связи с чем корить Свету ни в коем случае нельзя – она делает то, что и должна делать.

— По словам олимпийской чемпионки Анфисы Резцовой, Слепцовой было бы гораздо разумней пропустить некоторые старты на этапах Кубка мира, дабы подойти к состязаниям в Пхёнчхане в должной форме.

— Необходимо знать настроение, с которым Света входила в сезон – именно от данного обстоятельства она отталкивалась, принимая участие в каждом старте. С учётом же её нынешнего состояния можно смело заявить, что Слепцова отработала максимально удачно свой этап в победной эстафете.

— Анна Булыгина в эстафетной гонке на последней стрельбе из положения стоя потратила около минуты, прежде чем закрыла очередную мишень. По-вашему, что стало причиной длительного пребывания спортсменки на огневом рубеже?

— Немного промедлив на огневом рубеже, спортсмены попросту теряют концентрацию и попадают в некоторый ступор, из которого весьма сложно выйти. Но Аня, пусть и потратившая на "стойке" немало времени, смогла взять себя в руки и закрыть все мишени.

— Насколько тяжело концентрироваться на своей стрельбе, не отвлекаясь на результаты соперниц?

— Вы затронули компонент, который находится в области профессионализма спортсменов. Я, например, пребывая в отличной форме и занимая лидирующие позиции в гонке, неоднократно срывалась на соперниц. Хотя, имея хорошие кондиции и сохраняя хладнокровие, на конкуренток, как правило, внимания не обращаешь.

— В первые дни чемпионата мира трасса в Пхёнчхане вызывала существенные нарекания. Как считаете, на сегодняшний день условия соответствуют статусу турнира?

— Да, трасса улучшилась, стала жёстче. Однако одно неприятное обстоятельство, сопровождавшее в Корее все гонки, сохранилось: порывистый в эстафете ветер зачастую мешал биатлонистам на огневых рубежах. Получилось, что качество стрельбы порой определяла фортуна.

— Ошибки лидера немецкой сборной Кати Вильхельм на последней "стойке" четвёртого этапа отчасти были обусловлены упомянутым ветром?

— Отчасти, хотя, на мой взгляд, Катя ошиблась и потому, что очень хотела непременно покинуть огневой рубеж первой. Вообще решающее значение на стрельбище имеет физическое состояние спортсмена, ведь не так просто прицелиться, если ты себя успела измотать во время гонки.

— По-вашему, насколько велико значение победы российской сборной для развития отечественного биатлона?

— Крайне велико. В нынешних условиях нашим девочкам впору присудить звание Героев России.






Сергей Рожков: "Концентрация на себе – высший пилотаж в биатлоне"
Андрей Сухотин, "Чемпионат.ру"

Известный биатлонист Сергей Рожков в интервью корреспонденту "Чемпионат.ру" подвёл итог женской эстафетной гонки и мужского масс-старта и рассказал о наличии психологических проблем у Анны Булыгиной и Максима Чудова.


— Думаю, во время эстафетной гонки фортуна решила, что пора бы наконец-то повернуться к России лицом, — заявил Сергей Рожков. — Если честно, я был уверен в завоевании российской командой медалей. Правда, понимал, что ключом к успеху может стать только эффективная работа в заключительном отрезке гонки, в частности, на стрельбе из положения стоя, которая в итоге и подарила нам окончательную расстановку участников. К слову, последний этап эстафетной гонки – как правило, отрезок, в котором спортсменки ведут напряжённую борьбу со своими эмоциями. И я рад, что после относительной неудачи российской команды в смешанной эстафете (5-е место – Прим. "Чемпионат.ру") Ольга Зайцева, поверив в свои силы перед началом субботнего старта, не дрогнула в решающий момент.

— Анна Булыгина, бежавшая второй этап, напротив, дрогнула, потеряв на своём последнем огневом рубеже достаточно много времени. По вашему мнению, что стало причиной данного казуса на "стойке"?

— Психология. Дело в том, что это стандартный случай для профессионального биатлона: как только спортсмен допускает ошибку на огневом рубеже, в голове у него сразу же появляется желание во что бы то ни стало закрыть следующую мишень. Однако данные мысли надо гнать от себя, ведь основная задача на стрельбище – повторить тот порядок действий, который спортсмен выполняет на тренировочных сессиях. Иначе 100-процентного результата не видать.

— Зачастую спортсмены допускают ошибки на огневых рубежах после того, как их конкуренты завершают свою стрельбу. Неужели биатлонисты успевают обращать внимание на показатели соперников?

— Да, к сожалению, спортсмены порой начинают отвлекаться на действиях конкурентов, а иногда и на выкрики зрителей. Результата же удаётся добиться лишь в том случае, если спортсмен на протяжении всей гонки находится наедине с собой. Хотя концентрация внимания на себе во время всего старта – это, несомненно, высший пилотаж в биатлоне.

— Для вас женская эстафета стала самой интересной гонкой в текущем турнире?

— Конечно. Данный вывод следует из расклада сил перед последней "стойкой", на которую практически одновременно прибыли пять биатлонисток, претендовавших на золотую медаль этого старта. Думаю, подобного развития событий не наблюдалось в гонках последних четырёх-пяти розыгрышей мирового первенства, в которых за золотую награду на заключительном огневом рубеже продолжали бороться лишь две-три биатлонистки.

— Подавляющее число спортсменов самой сложной гонкой называют эстафету, ссылаясь на серьёзный психологический груз, который несёт в себе данная дисциплина.

— Это действительно так. Красноречивым примером указанного вами тезиса являются ошибки на последней стрельбе Кати Вильхельм, которая в индивидуальных гонках на этом турнире завоевала две золотые медали. Вы наверняка согласитесь, что три дополнительных патрона и один штрафной круг – это весьма неожиданно для спортсменки, являющейся лидером индивидуального зачёта чемпионата мира.

— После весьма энергозатратной победы в эстафете шансы российских девушек на успех в воскресном масс-старте уменьшаются?

— Я так не считаю, потому что эстафета — гонка в значительной степени психологическая, нежели физическая. Конечно, бывает, чувствуешь полное опустошение в физическом плане после эстафеты, но это происходит только в том случае, если спортсмен тратит последние силы на финальный рывок. Так что я уверен: вся четвёрка в воскресенье будет хорошо готова и обязательно поборется за золото.

— За час до начала женской эстафеты Иван Черезов в мужском масс-старте фактически вырвал бронзовую награду из рук лидера мирового биатлона Оле-Эйнара Бьорндалена. Вы предполагали такой исход в данной гонке?

— В принципе, я ожидал, что из наших ребят только Ваня будет бороться за медали. Четыре огневых рубежа — это очень серьёзная психологическая нагрузка, которую из российских биатлонистов пока готов выдержать только Черезов. Несомненно, я переживал и за Чудова, но Максима в его нынешнем моральном состоянии хватает на два более-менее чётких огневых рубежа. Стрельба, кстати, является одним из основных показателей психологической устойчивости спортсмена. И, как мы видим, у Максима в данном направлении существуют небольшие сложности.






Екатерина Юрьева: "Чемпионат мира смотрю сквозь слезы"
Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ, "Спорт-Экспресс"

Я долго не решалась ей позвонить. Просто не знала, с чего начать разговор. Пыталась представить, что чувствует сейчас спортсменка, которая всего месяц назад выходила на старты в желтой майке лидера и которую считали одним из главных фаворитов приближавшегося мирового биатлонного первенства. Как она отреагирует на звонок журналиста? Захочет ли обсуждать свою беду с посторонним человеком? И подойдет ли вообще к телефону?


Но Катя сняла трубку. И, выслушав мои неуклюжие попытки хоть как-то выразить сочувствие, лишь вздохнула:

- Не нужно меня жалеть. Хотя, действительно, все это невероятно тяжело. Лучше просто задавайте вопросы.

- Мне хотелось бы начать не с того момента, когда о вашем отстранении от дальнейших выступлений узнал весь мир, а с событий более ранних. 24 ноября перед выездом на этапы Кубка мира вся наша сборная, как мне известно, проходила очень тщательный допинг-контроль. Вы принимали участие в этой проверке?

- Да, конечно. Как и все остальные спортсмены.

- Значит, потом наверняка задавали себе вопрос: что и как могло произойти в те десять дней, разделившие два контроля, в течении которых в вашем организме появился запрещенный препарат?

- Я и сейчас постоянно об этом думаю. Не могу найти ответа. Все было, как обычно. Тренировки, тренировки, тренировки... Я не болела в эти дни, не принимала никаких незнакомых препаратов. Когда постоянно живешь в жестком тренировочном режиме, запоминается любая необычная мелочь, независимо от того, связана она с тренировками или нет. А тут такого не было. Ничего подозрительного. Понимаете, все было до такой степени как всегда, что я вообще не могу как-то выделить какой-либо из дней.

- Тем не менее, все прекрасно понимают, что эритропоэтин - не тот препарат, который может появиться в организме человека из ниоткуда. Постарайтесь вспомнить: вам делали какие-то уколы в этот период?

- Естественно. Но, опять же, это был стандартный набор: витамин "B", фолиевая кислота и железо. У меня организм неважно железо из пищи усваивает, поэтому приходится принимать его дополнительно. Все перечисленные препараты вводятся через инъекции.

- Уколы вам делал врач команды?

- Да, конечно. С ним я работаю не первый год.

- Когда и как вы узнали о том, что проба "А" дала положительный результат?

- Накануне вылета в Корею мне позвонили из Союза биатлонистов России. Это было совсем поздно вечером.

- Те, кто провожал вас на чемпионат, отметили позже, что аэропорту вы выглядели на редкость безмятежно.

- Если честно, я вообще не восприняла всерьез тот звонок. Была уверена, что все это - полная чушь. Ошибка. Что такого не может быть в принципе и нужно только дождаться вскрытия пробы "B", чтобы все встало на свои места. По телефону мне тогда сказали, чтобы я проверила свою электронную почту, поскольку именно туда должно прийти извещение из Международного союза биатлонистов. Но мне даже в голову не пришло ради этого включать компьютер. Почту я проверила лишь на следующий день, когда мы прилетели во Франкфурт и ждали чартера в Пьонгчанг.

- И увидели письмо из IBU?

- Да. Оно было отправлено и подписано генеральным секретарем Николь Реш. В приложенном документе стояла моя фамилия и название препарата. Вот тут мне, действительно, стало немного не по себе. Помню, смотрела на экран и вообще не понимала, что происходит. Думала о том, что нужно, наверное, немедленно что-то делать, но совершенно не представляла, что именно.

- В тот момент вы знали, что письма аналогичного содержания получили еще два человека в сборной?

- Нет. Поэтому мне даже в голову не пришло у кого-то что-то спрашивать, с кем-то делиться. Позвонила только своему другу. Это - один из двух людей в моей жизни, с кем я могу обсуждать любые, даже самые ужасные проблемы и быть уверенной, что все наши разговоры останутся между нами. Когда мы пошли на посадку в самолет, уже немножко успокоилась. Подумала, что в любом случае выход у меня один - дождаться пробы "B". И все встанет на свои места.

- Заснуть-то в самолете сумели?

- Как убитая. Хотя уже там узнала, что Альбина Ахатова и Дима Ярошенко получили точно такие же письма из IBU, как то, что пришло мне.

- Вы обсуждали с ними случившееся?

- Почти нет. Для себя я решила, что нужно просто смириться с тем, что происходит и ждать вскрытия второй пробы.

- А потом информация появилась в прессе...

- Вот этим я уже была по-настоящему ошарашена. Все это было так ужасно... Особенно, когда в прессе стали появляться многочисленные интервью, в которых говорилось о том, что имена спортсменов всем известны, но называть их пока не станут. Больше всего огорчало то, что информация, которая должна была оставаться конфиденциальной до результатов вскрытия пробы "B", стала общедоступной: ничего ведь еще не доказано. Хотя... Дело, наверное, не только в российских СМИ. В том же Пьонгчанге об случившемся говорили все, кому не лень.

- Кто именно?

- Врачи постоянно обсуждали эту тему между собой. Они, как мне показалось, были в таком же шоке, как и мы.

- Надо полагать, что вам хотелось услышать объяснения прежде всего от докторов?

- Естественно. Только ничего конкретного я так и не услышала. Кроме того что "этого не может быть".

- То, что отношение к вам со стороны окружающих начинает меняться, почувствовали сразу?

- Вообще, я давно привыкла не обращать внимания на то, как на меня смотрят и что говорят. И без этой истории понимала, что далеко не все меня любят. В конце концов, все мы - прежде всего соперники. Вы же и сами понимаете, что в большом спорте никакой особой дружбы между людьми не может быть в принципе. Отношения не то чтобы натянутые, но каждый сам по себе. Накануне любых ответственных соревнований все это обостряется еще сильнее. Тем более - перед чемпионатом мира. Это нормально на самом деле. Все мы - живые люди, все тяжело работаем, рассчитываем на высокий результат.

- Какова была первая реакция со стороны иностранных спортсменов и тренеров?

- Не знаю. В этом отношении нам, наверное, повезло: отель, куда первоначально поселили русскую команду, располагался отдельно от тех, где жили другие команды. На тренировках мы тоже ни с кем не пересекались. Когда пришло время перебираться в официальный отель чемпионата, нас с Димой и Альбиной почти сразу отправили в Москву. Хотя последние сутки получились такими, что вспоминать не хочется.

О том, что проба "B" тоже положительная, я узнала от Альбины за день до официальной пресс-конференции. Похоже, в Пьонгчанге об этом уже все знали: кривых взглядов хватало. Правда, в лицо никто ничего не говорил. Только перешептывались.

- Слышала, что вы проплакали весь день до отлета, закрывшись в номере. Это так?

- Неправда. Я вообще не плакала. Ни в Пьонгчанге, ни в самолете, ни в Шереметьеве, когда мы прилетели и увидели встречавших нас журналистов.

- Все эмоции убил шок?

- Нет. Это было совершенно осознанно. У меня постоянно крутилась в голове одна мысль: я должна сделать все возможное, чтобы никто из окружающих вообще не понял, что творится у меня в душе. Вот и делала вид, что все нормально. Что даже эта ситуация не может выбить меня из колеи.

А вот когда в Москве приехала в гостиницу, поднялась в номер и закрыла за собой дверь, тормоза отказали напрочь. Там и слезам волю дала, и злости. Правда сразу после этого почувствовала, что впадаю в какое-то странное состояние. Как в кому. Не знаю, сколько времени спала. Проснулась, подумала о том, что нужно, наверное, подняться с кровати и что-нибудь сделать, но сразу опять отключилась. Так продолжалось двое в лишним суток. Только сейчас начинаю чувствовать, что могу нормально разговаривать с людьми, заниматься какими-то личными делами.

- Какими, если не секрет?

- Разными. У нас ведь всегда накапливается куча каких-то вопросов, которые приходится решать, но на это никогда нет времени, пока продолжается сезон. Вот и привожу дела в порядок. Могу позволить себе поспать подольше, заняться собой. Думаю, естественно, и о том, как буду жить дальше.

- И как же?

- Это сильно зависит от того, какое решение по моему делу примет исполком IBU. Я - такой человек, что даже в самых тяжелых и неприятных для себя ситуациях стараюсь найти что-то оптимистичное. Поэтому и хочется верить в лучший вариант развития событий.

- А если его не случится?

- Значит, можно будет вообще заканчивать с биатлоном. Какой смысл тренироваться, если выступать я не смогу не только на Играх в Ванкувере, но и в Сочи?

- Негативной реакции по отношению к себе не чувствуете, когда оказываетесь в общественных местах?

- Нет. Знаю, конечно, что есть множество людей, которые безо всяких разбирательств уже мысленно повесили на нас всю вину. Есть препарат в пробе - значит, спортсмен однозначно виноват и не заслуживает никакого снисхождения. Я и к такой реакции на самом деле была готова.

Мне многие звонили, чтобы поддержать. Причем, не только те, кто выступает сейчас, но и те, кто давно уже закончил карьеру. Очень много слов поддержки присылают на сайт болельщики. На самом деле я удивилась тому, сколько хороших людей сразу появилось рядом. В том числе и такие, от кого я совершенно не ожидала такой реакции.

- А сами вы раньше как реагировали, когда становилось известно, что допинг-проба кого-либо из спортсменов давала положительный результат?

- Я никогда не бралась никого судить. О чем бы ни шла речь. Именно потому, что ситуации в жизни у каждого бывают разными. И никогда, как мне кажется, не нужно исключать вариант ошибки, прежде чем делать какие-то выводы и, тем более, их озвучивать.

- Знаю, что после возвращения в Москву вы встречались с президентом СБР Михаилом Прохоровым. Можете хотя бы в общих чертах пересказать ваш разговор?

- Прохоров хотел услышать от нас, что и как происходило. Мы рассказали, попросили разобраться в этой истории. Прохоров сказал, что СБР не оставит нас одних и вместе с Министерством спорта и ОКР сделает все возможное, чтобы установить, кто действительно виноват в этой ситуации. Это было приятно слышать.

- Родные-то хоть немного успокоились?

- Куда там... Особенно больно, что журналисты постоянно достают телефонными звонками маму в Чайковском.

- Господи, от нее-то что хотят?

- Вы спрашиваете об этом меня? Я даже домой не могу поехать сейчас: жду, когда нужно будет лететь в Зальцбург на дисциплинарный разбор.

- Страшно?

- Нет. Я ведь, действительно, не могу там сказать ничего больше, чем рассказала вам. Поэтому даже сплю спокойно. Пусть будет, что будет.

- Биатлонные трансляции из Пьонгчанга смотрите?

- Да. Если честно - сквозь слезы. Очень тяжело все это видеть. Понимать, что это - те самые соревнования, к которым ты готовилась столько времени, к которым сумела подойти на пике формы... Но они идут, а ты сидишь у экрана.

- Что больнее всего видеть?

- Что у команды не получается, а я ничем не могу ей помочь.






Максим Чудов: На юрфаке меня учили чтить закон
Руслан Карманов, "Советский Спорт"

Накануне мужского масс-старта корреспонденты «Советского спорта» пришли в гости к Максиму Чудову, одному из главных героев нынешнего чемпионата мира. После того как чиновники из Международного союза биатлонистов отняли у него золотую медаль в пользу великого норвежца Бьорндалена, Максим Чудов выступил перед журналистами с зажигательной речью в защиту сборной России.


– Даже удивительно, что вы согласились на общение с нами после того памятного выступления на пресс-конференции. От журналистов вы теперь держитесь на расстоянии, – благодарим Максима с порога за то, что тот согласился на встречу.

– Да уж выговорился от души, не знаю, что добавить. Но я же обещал «Советскому спорту» разговор по-русски за жизнь. Мне не нравятся люди, которые отказываются от своих слов. Не можешь сделать – не обещай.

– Кто вас этому учил?

– Мужики в селе Михайловка, откуда я родом. Они за глаза не говорят. Настоящие деревенские мужики, пережившие немалые трудности. И, несмотря на это, они радуются жизни, дорожат тем, что имеют. Я уважаю тех людей, которые за своего друга, родных, семью пойдут на все. Это дорогого стоит, в этом плане для меня пример – народы Кавказа, там каждый держится друг за друга. Я стараюсь быть таким же. Думаю, выходцы из таких российских сел-деревень более человечны, чем жители столичных городов. Подчеркиваю, что не хочу никого обидеть…

– Село Михайловка – это где?

– Мое родовое гнездо, расположено недалеко от Уфы. Село большое. Там я родился, вырос, прожил до 22 лет, поcле чего переехал в столицу Башкортостана. В селе живут мои родители, родные сестра, брат, двоюродные братья.

– Клан Чудовых?

– Ну да, мы стараемся держаться единым кулаком. Мои родители – простые работяги, я с детства видел, как им в жизни все тяжело дается. Свободное время я с удовольствием там провожу. Баня, рыбалка, друзья… Кстати, давненько не рыбачил, эта штука здорово расслабляет. Сразу по прилете 24 февраля поеду к родителям. Нужно будет отойти от потрясений. И еще мечтаю о мамином борще.


МЕХАНИК ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

– В селе Михайловка богатые традиции биатлона?

– Нет, тренироваться я ездил в Уфу. Недавно замерил на спидометре автомобиля километраж от нашего дома в Михайловке до биатлонного комплекса в Уфе, набежало ровно 25 километров. Вот, начиная с девятого класса, я каждый день и ездил из дома на тренировки на общественном транспорте. В то время я поступил в техникум механико-технологический, с утра ехал на учебу, потом тренировка и в девять вечера возвращался домой.

В техникуме обучался по специальности «механик пищевой промышленности». Многие удивлялись, почему я выбрал гражданскую профессию, а не пошел учиться по спортивной линии. Не лежит у меня душа к чиновничьей работе! Да, сейчас я выступаю, стреляю, бегаю, получаю от этого удовольствие, но не планирую оставаться в спорте. Не вижу я себя в дальнейшем ни тренером, ни спортивным чиновником. Впрочем, неизвестно, как судьба повернется.

– На самом деле вы стали специалистом в области пищевой промышленности?

– Мне просто нужно было куда-то поступать, чтобы продолжать занятия спортом. Выбрал техникум, потому что с машинами нравилось возиться. А вот во время практики я уезжал на тренировочные сборы. Как обучаются профессиональные спортсмены, объяснять, наверное, не нужно. Поэтому спецом-механиком назвать себя не могу. Впрочем, как и грамотным юристом, хотя позднее я закончил юрфак. Да вы назовите мне профессиональных спортсменов, которые здорово совмещали бы спорт с учебой!

– Давид Кипиани, например…

– Когда я учился в техникуме, мне ставили в пример футболистов, хоккеистов, мол, «вот они-то учились хорошо, не то, что вы…». Велика вероятность, что меня в том же техникуме кому-то ставят в пример.

Сейчас я сам хочу получить второе высшее образование, такое, которое бы я использовал по полной жизненной программе. Я бы с удовольствием получил образование, связанное с маркетингом нефти, газа.


«ПЕРВЫМ В ДРАКУ НЕ ЛЕЗУ»

– На той памятной пресс-конференции (когда речь Чудова в защиту сборной России по биатлону произвела фурор) я внимательно наблюдал за вами в течение двух часов, вы очень эмоционально вели себя, мягко говоря… В детстве частенько дрались?

– Были случаи, ссорились в детстве. Но я дрался только за правду, за младших, за тех, кого обидели. Первым в драку не лез. Я не позволяю плевать себе в лицо, в души моим близким. Всегда даю понять, что этого делать нельзя.

Исходя из внутренних убеждений я и резал правду на пресс-конференции в глаза иностранным журналистам. Ничего противозаконного не говорил, не придумывал. Излагал как есть. Отвечая от лица всей команды, я тоже ничего не приукрасил, мы действительно обсуждали эти вопросы с ребятами накануне…

– Может, стоило попридержать эмоции и выплеснуть их во время следующей гонки?

– Я Скорпион по знаку зодиака, и мне периодически необходимо выплескивать эмоции. Да, после пресс-конференции я почувствовал внутреннее опустошение, – Максим действительно во время встречи с нами – само спокойствие и размеренность. – Чувствую себя немного опустошенным, но на дистанции многое зависит от твоего физического состояния, а не от того, сколько спортивной злости ты успел накопить к тому моменту. Если этого нет, ты хоть песни ори, хоть абстрагируйся от всего, лежа на кровати, – результата не будет.

До первого огневого рубежа добежишь – и вся злость улетучивается. Так вот могу вас уверить, после той речи моя физическая форма хуже не стала. Остались две гонки. Нужно собрать все морально-волевые в кулак и вдарить по медалям.

Готовы мы неплохо, просто немножко не везет, то ветер не поймаем на огневом рубеже, то еще какая напасть. Ну и измучены все с психологической точки зрения после шумихи с этим допинг-скандалом.


«БИТЬ ПИХЛЕРА НЕ СОБИРАЛСЯ»

– После той истории с неправильным прохождением дистанции, наверное, смотреть не можете спокойно на Бьорндалена?

– Нет, как относился, так и отношусь к нему. Уле – великий биатлонист, кото
0 3144 Елена Копылова 21.02.2009 23:37
Рейтинг: 0 0 0

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.

Биатлон | Новые сообщения форума