Биатлон | Новые фото
  • В календаре не найдено ни одного запланированного на ближайшее время соревнования.

Обзор прессы (биатлон) за 9-10 марта


"Чемпионат.ру"Артём Загумённов, Игорь Какурин"Томаш Сикора:..."
"Sports.ru"Нелли Карева"Дмитрий Васильев: "
"CSKA.RU"Александр Иванов"Светлана Слепцова:..."
"www.svetlana-sleptsova.ru""В Ханты-Мансийске я отдохнула душой"
"Советский Спорт"А. Ванденко"Александр Селифонов:..."


Томаш Сикора: "Моя философия — быстрый бег"
Артём Загумённов, Игорь Какурин,
"Чемпионат.ру" по материалам Gazeta Wyborcza


Мужская сборная Польши по биатлону в воскресенье вылетела в Ванкувер, где в среду на олимпийской трассе Вистлер возьмёт старт 7-й этап Кубка мира. Лидер общего зачёта Томаш Сикора, который претендует на выигрыш первого в карьере Большого хрустального глобуса, планирует принять участие в двух гонках: индивидуальной и спринте. Своего главного соперника норвежца Оле-Эйнара Бьорндалена Сикора опережает на 23 очка. До конца сезона осталось восемь индивидуальных гонок, по итогам которых можно набрать максимум 480 очков (60 очков можно получить за победу в Кубке мира).

Накануне стартов польский биатлонист попал в функциональную яму, из-за которой он пропустил ряд тренировок. В интервью корреспонденту польской Gazeta Wyborcza Якубу Частону биатлонист объяснил причины своей плохой стрельбы в Пхёнчхане, рассказал о борьбе с Бьорндаленом за Большой хрустальный глобус, оставшихся трёх этапах Кубка мира и последствиях болезни.

— В чём кроется причина вашей усталости?

— После чемпионата мира в Пхёнчхане я около 32 часов был в дороге. Где-то умудрился подцепить какой-то вирус, из-за которого не мог тренироваться около недели. Единственное, что я мог себе позволить, — лёгкие пробежки.

— Эта болезнь как-то повлияла на вашу форму?

— Надеюсь, что нет. На данный момент от болезни у меня остался только лёгкий кашель, но чувствую себя гораздо лучше. Я только беспокоюсь, что вынужденный перерыв после Пхёнчхана был слишком долгим. Ведь все серьёзные тренировки я вынужден был пропустить. Очень надеюсь, что признаки болезни не появятся вновь. Ведь если бы я мог тренироваться после чемпионата мира, то никаких сомнений в сохранении первой строчки в общем зачёте у меня не было. А так, честно говоря, у меня есть опасения на сей счёт.

— Вы летите в Канаду за три дня до первого старта, а те же норвежцы находятся в Ванкувере уже 10 дней. Не ужели вас не волнует проблема акклиматизации?

— С моим тренером Романом Бондаруком мы решили, что отправимся в Ванкувер, что называется, с корабля на бал. Мы хотим приехать, выступить и уехать, чтобы акклиматизация толком не происходила, ведь потом нам предстоит вернуться в Европу. В Канаде состоятся только две личные гонки, тогда как в Тронхейме три. Поэтому мы пришли к выводу, что европейские старты гораздо важнее.

Норвежцы же, прибывшие за 10 дней до старта седьмого этапа Кубка мира, по возвращении в Европу могут столкнуться с определёнными проблемами, которые связаны с восьмичасовой разницей во времени. А ведь потом им предстоит перелёт в Ханты-Мансийск в Сибирь. И в итоге они получат уже 12 часов разницы во времени. Мне кажется, наша тактика лучше в данном случае. Но в Канаду я бы поехал даже в том случае, если бы был серьёзно болен и не смог бы стартовать. Это связано с тем, что мне очень хочется посмотреть ванкуверские трассы, где в следующем году пройдут Олимпийские игры.

— Как вы думаете, Бьорндален, побивший рекорд Стенмарка и выигравший четыре золотые медали в Пхёнчхане, откажется от борьбы за Большой хрустальный глобус?

— Думаю, что нет. Вряд ли он откажется заполучить в свои руки очередной Большой хрустальный глобус. Да и за последние три сезона ещё никто в положении норвежца не отказывался от борьбы за победу за Кубок мира. Ведь более важных соревнований не осталось. Поэтому сейчас все оставшиеся силы спортсмены всех сборных бросят на этот турнир.

— У вас есть шансы не дать победить Бьорндалену?

— Конечно, будет тяжело. Ведь виртуально я уже не являюсь лидером Кубка мира, чтобы взять Большой хрустальный глобус мне обязательно всё время надо финишировать выше норвежца. Ведь мало кто помнит, что в конце сезона отбрасываются три худших результата. Поэтому сейчас у Бьорндалена есть надо мной преимущество, ведь он пропустил три гонки и отнять у него больше нуля очков нельзя. Я же потеряю очень много зачётных баллов (73 очка. - Прим "Чемпионат.ру"). Таким образом, ситуация для меня сложилась не лучшим образом, но я обещаю вам, что буду бороться до самого конца.

— Может быть, вам тоже имеет смысл пожертвовать какими-нибудь стартами?

— Вполне возможно, что не побегу эстафету. Буду ориентироваться на своё физическое состояние на момент старта.

— Что вы знаете об оставшихся трассах Кубка мира?

— И тут у меня есть проблема. Ведь я знаю только трассу в Ханты-Мансийске, где я в прошлом сезоне выиграл гонку с массового старта. О Ванкувере же и Тронхейме у меня информации нет. Ведь раньше, например, этап Кубка мира в Норвегии проходил в Осло. Но сейчас стадион в этом городе находится на ремонте, а этап КМ перенесли в Тронхейм. Поэтому я и не знаю норвежскую трассу.

— Как оцените итоги чемпионата мира по прошествии двух недель?

— В Корее я выступил очень слабо, если говорить честно. На мой взгляд, ключевым моментом стал спринт, где мы приняли ошибочное решение стартовать в первой группе. Ведь условия на трассе для тех, кто стартовал позднее, были лучше. Мне же бежалось очень тяжело, а на огневых рубежах я вынужден был торопиться и наделал много ошибок.

— Вашей ахиллесовой пятой всегда была стрельба. Быть может, вы даже потеряли из-за неё много золотых медалей.

— Я много об этом думал. Я всегда плохо стрелял при сильном ветре, а в Корее задувало всё время. Поэтому для меня это стало ключевым моментом. Ведь я отношусь к тем биатлонистам, которым нужны идеальные условия для стрельбы.

— Вам бы в таком случае пригодился тренер по стрельбе.

— Не согласен. Ведь стрельба стационарная и стрельба в биатлоне — это две большие разницы. Ведь у нас приходится стрелять при условиях большой физической нагрузки, а на огневом рубеже прежде всего надо привести в порядок свой пульс, чтобы стрелять очень быстро. В спокойном же положении можно потратить сколько угодно времени на прицеливание. Также у меня перед глазами пять мишеней, поэтому я вынужден постоянно менять положение винтовки. У обычных же стрелков мишень одна и задача попасть в десятку. Мне же достаточно попадания в восьмёрку. В этом отношении между нами огромная разница.

— Но ведь у Бьорндалена есть такой тренер.

— Вы не правы. У него такой же тренер, как мой Роман Бондарук.

— Но раньше вы так часто не промахивались. Чем это объясните?

— Сейчас я стреляю хуже, но зато быстро бегаю. В этом вся моя философия. Конечно, быстрый бег сильно сказывается на точности стрельбы. Скорее всего, у меня просто не очень точная рука. Бьорндален же тоже несколько лет назад стрелял катастрофически, что компенсировал прекрасным бегом, который позволял ему выступать даже в гладких лыжах. Правда, в биатлоне частенько он финишировал с пятью-шестью промахами. Мне же всё-таки не нужен специальный тренер по стрельбе, так как это ничего мне не даст. Может быть, я стреляю не очень хорошо, но промахи компенсирую отличным бегом.

— И что же можно поделать в такой ситуации?

— Ещё раз повторю, что сам не ожидал от себя такой скорости на трассе. Для меня это новые ощущения. Мне нужно просто к этому привыкнуть. Очень может быть, что со временем я смогу подтянуть стрельбу и соотнести её с бегом по трассе.






Дмитрий Васильев: «К российской сборной нет предвзятого отношения»
Нелли Карева, www.sports.ru

Двукратный олимпийский чемпион Дмитрий Васильев накануне этапа Кубка мира в Ванкувере прокомментировал для Sports.ru неудачи Слепцовой и Круглова, победные серии Бьорндалена и Зайцевой, отверг «антироссийский» заговор и объяснил, почему важно посмотреть будущую олимпийскую трассу.



О Слепцовой

Света уже не в первый раз «проваливает» середину сезона. Исходя из этого негативного опыта, ей совместно с тренерами нужно внести определенные коррективы в подготовку. У меня в свое время была похожая проблема – я очень здорово выступал в начале сезона, в январе-феврале шел спад, а в марте снова намечался подъем. В биатлоне даже нелестный термин есть – «декабрист».

Я долго ломал голову, как это изменить. Противоядие нашлось следующее: я стал делать два пика формы за сезон. Первый, очень сильный пик, приходился на октябрь, соостветственно, в начале сезона наступала фаза небольшого спада, и к началу февраля я выходил на новый пик. Но подчеркну, что подведение спортсмена к главному старту – творческий процесс, и каждый подбирает для себя то, что подходит именно ему. Со Светой тренерам не должно быть сложно найти оптимальную формулу, она девушка талантливая и способная.

Что касается чемпионата мира в Пхенчхане, считаю ее выступление неудачным, несмотря на золотую медаль в эстафете. Это просто не ее уровень. С точки зрения функциональной подготовки в Корее она была, наверное, в своей наихудшей форме. Да, она перенесла бронхит и не смогла до конца восстановиться, но болезнь для профессионального спортсмена не может быть оправданием – в таком случае вообще не надо выступать. Профессионал знает, как надо беречься, как вести себя вне соревнований, в том числе в быту. Можно списать какую-то неосторожность на возраст, но, надеюсь, в будущем подобных ошибок Света не допустит.


О Бьорндалене и Зайцевой

Оба случая – образец того, как спортсмены смогли в оптимальных кондициях подойти к чемпионату мира. Бьорндален сейчас находится в таком возрасте, когда просто нобходимо себя беречь для основных стартов. Что он и сделал, на мой взгляд, очень профессионально – пропустив некоторые «проходные» этапы Кубка мира. Наши же биатлонисты порой допускают огромную ошибку, пытаясь выступать на всех этапах в полную силу. На мой взгляд, это на сегодняшний день нецелесообразно – гонок огромное количество, и выдержать в таком темпе весь сезон трудно даже самым талантливым спортсменам. Сам Бьорндален в свое время допускал ошибки – здорово выступал по ходу сезона, а на основных стартах случались провалы. Достаточно вспомнить Олимпиаду в Турине, где он, будучи явным фаворитом, не завоевал ни одной золотой медали.

Что касается Ольги Зайцевой, мне кажется, это тот самый случай, когда все факторы сошлись воедино. Удачно проделанная работа после рождения ребенка, хороший подготовительный сезон... Сестра и тренер Ольги Оксана Рочева рассказывала мне, как они ездили женским коллективом (мама, Оксана, двое детей и Ольга) на небольшом автобусе по всей Европе, участвовали в этапах Кубка IBU, проводили объемные тренировки. В конце прошлого сезона Ольга побегала, переварила этот объем, а в начале нынешнего – попыталась себя планомерно разогнать через старты на высоком уровне. Это удалось ей идеально. Я ценю две ее бронзовые медали ничуть не меньше, чем два золота.


О проблемах Круглова

Как человек, наблюдающий со стороны, я могу только рассуждать, не делая никаких безответственных заявлений. Конечно, Николай немного себя «потерял». Вполне возможно, что причиной тому – усталость, так как пострадала именно лыжная составляющая. Может быть, потеряна мотивация, или имеются проблемы с психологией. Круглов еще достаточно молод и может показать серьезные результаты, в этом нет никаких сомнений. Но текущую ситуацию надо исправлять.

Тренеры должны поговорить с ним, понять проблему. Возможно, стоит «сдвинуть» подготовительный период ближе к осени, а лето пройти в более щадящем режиме. Для изменения ситуации нужны радикальные меры, и самое простое сейчас – завершить провальный сезон и дать организму отдохнуть. Поехать на море, заняться чем-то отвлеченным, вообще забыть про спорт и тренировки месяца на три. Терять ему нечего, а хуже от этого не будет. Очень важно отдохнуть психологически. На Колю сейчас оказывается серьезное давление со стороны болельщиков и сборной, и это может просто «сжечь» его изнутри. Чтобы подобного не произошло, ему нужно как следует отвлечься, восстановиться и с новыми силами начать подготовку к олимпийскому сезону.


О подготовке мужской сборной

Нужно помнить, что тренерская работа – это всегда творческий процесс. Каждый новый сезон не похож на предудущий, невозможно скопировать под кальку тренировочный процесс прошлого года и получить точно такой же результат. Любому думающему тренеру, пытающемуся найти наиболее оптимальный и наилучший стиль подготовки спортсмена, присущи в том числе и ошибки.

Может быть, тренерская бригада в этом году не угадала с тактикой. Но я уважаю Аликина как тренера и ценю как хорошего специалиста, и готов отстаивать свое мнение. Считаю, что Аликин – человек, который на сегодняшний день является лучшей кандидатурой на пост тренера мужской сборной. Другое дело, что с него не мешало бы снять роль старшего тренера – это и лишняя ответственность, и давление, и постоянная писанина... Ему нужно быть просто практиком – человеком, который занимается спортсменами и больше ничем. А должность старшего тренера должен занимать отдельный человек, который управлял бы общим процессом и направлял всю команду.


Об «антироссийском» заговоре

Не существует предубеждения против российской сборной, как нет ничего сверхъестественного в сложившейся ситуации. Не секрет, что Россию на Западе всегда недолюбливали и боялись, и это накладывает свой отпечаток в том числе на спорт. И поскольку наша команда является фаворитом, естественно, что у нее есть серьезные оппоненты, которые всяческими путями пытаются нивелировать преимущество российских биатлонистов. Прежде всего, это психологическое давление – попытка дезорганизовать, спровоцировать на определенные действия и высказывания. Российскому менталитету присуще проявление эмоций, иногда необузданных, поэтому подобные провокации проходят «на ура».

Это не предвзятое отношение, а обычные инструменты, которыми пользуются практически все сборные по отношению друг к другу. Просто о конфликтных ситуациях, происходивших с другими командами, мы практически ничего не слышим. Нам бы вообще стоило поучиться у руководителей западных команд, как использовать ошибки других. Надеюсь, что с новой командой Прохорова у нас появятся и юристы, и профессиональные PR-менеджеры, которые сумеют отслеживать такие ситуации и правильно ими распоряжаться.


О чемпионате Европы

Огромной ошибкой было вводить квоту до 26 лет. Думаю, что это должны вскоре исправить. Иностранные специалисты придерживаются того же мнения. Чемпионат Европы потерял былую остроту, так как теперь у большинства сильных спортсменов нет возможности в нем участвовать. Критерий для оценки уровня спортсменов на чемпионате Европы фактически отсутствует. Наши биатлонисты завоевали медали? Хорошо. А если еще десяток соперников убрать, то вообще все россияне будут занимать первые места. Нет ни жесткой конкуренции, ни соответствующей возможности сделать выводы о готовности участников – в итоге чемпионат Европы превратился в самый обычный старт.


Об этапе в Ванкувере

У меня самые теплые воспоминания о Канаде. В Калгари я стал олимпийским чемпионом, выиграв в 1988-м году вторую золотую медаль. Та Олимпиада запомнилась прекрасной организацией, поэтому уверен, что и в Ванкувере все пройдет на высшем уровне. Читал в интернете, что некоторые наши спортсмены жалуются – мол, поперек трассы бульдозер стоит, стрельбище еще не открыто… Все это – временные издержки.

Разумеется, каждому спортсмену, планирующему выступление на Олимпиаде, крайне необходимо опробовать эту трассу. Перелеты и акклиматизацию все переносят по-разному, поэтому каждый должен проследить для себя, на какой день каким образом он себя чувствует, каково его функциональное состояние. Без таких нужных «мелочей» не может складываться хороший результат.






Светлана СЛЕПЦОВА: Снег Ханты-Мансийска можно продавать
CSKA.RU

Биатлонистка ЦСКА Светлана Слепцова через два дня отправится на этап Кубка мира в Ванкувер. Пока Светлана тренируется в Ханты-Мансийске и рассказывает CSKA.ru, как при перелете сломали ее винтовку, о контрольной тренировке и планах на остаток сезона.

"ДОЛЖНОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ ФОРМЫ ПОКА НЕ ОБРЕЛА"

- Светлана, после великолепного старта сезона, по ходу которого вы примеряли желтую майку лидера Кубка мира, к чемпионату мира вы подошли не в лучшем состоянии. После возвращения из Кореи удалось полноценно отдохнуть?

- Да, впервые в сезоне я имела почти две недели на отдых. Если обычно в конце сезона спортсмены говорят о том, что им нужен психологический отдых, то мне в первую очередь нужно было восстановиться физически. Но, честно говоря, в полной мере сделать мне этого не удалось.

- То есть вы и сейчас далеки от своей лучшей формы, которую обрели к старту сезона в декабре?

- Более того, сейчас я далека даже от той формы, в которой находилась в январе. Я не могу это объяснить. Понятно, что всему виной та злополучная болезнь, но ведь сейчас мне ничего не мешает готовиться. Вроде все делаю, как и положено, но чувствую себя тяжеловато. Завтра как раз у меня будет контрольная тренировка перед канадским этапом Кубка мира - пробегу 5 кругов по 1,5 километра. Надеюсь, что после этого контрольного старта настроение улучшится.

"ЛОЖЕ МНЕ СЛОМАЛИ РАБОТНИКИ АЭРОПОРТА"

- Но ведь времени для отдыха после возвращения с чемпионата мира было достаточно…

- Самое обидное заключается в том, что я и в Корее несколько дней проболела. В такой ситуации на хорошие результаты рассчитывать было невозможно. Прилетев через пару дней после окончания чемпионата мира в Ханты-Мансийск, без каких-либо физических нагрузок я провела всего один день. Потом решила для себя, что буду просто гулять по лесу на лыжах с винтовкой, с которой при перелете из Сеула в Москву приключилась беда – было повреждено ложе.

- Как это произошло?

- Я и сама не знаю. В Сеуле сдали кейсы с винтовками в багаж, а по прилете в Москву я обнаружила, что у моей винтовки сломано ложе и ремонту оно уже не подлежит. Видимо это дело рук рабочих аэропорта, которые могли неаккуратно складывать кейсы в самолете.

- Так ведь для каждого спортсмена ложе изготовляют, учитывая множество индивидуальных особенностей стрелка. Да и в Ханты-Мансийске, насколько я знаю, такие детали не делают.

- Так и есть, но мне в этой ситуации относительно повезло. Дело в том, что летом во время предсезонной подготовки я уже пробовала поменять старое ложе на новое, которое изготавливали в течение определенного времени специально для меня. Но к новому мне так и не удалось приноровиться, поэтому я не стала мудрить и вернулась к старому варианту. Сейчас мне ничего не остается, кроме как начать использовать то самое ложе, которое для меня изготовили еще летом. Конечно, эта ситуация вносит определенные коррективы в подготовку к оставшимся этапам Кубка мира. Пока еще к новому ложу мне пристреляться не удалось.

"ХОЖУ НА МАССАЖ И В БАНЮ"

- Как сейчас проходит подготовка к канадскому этапу Кубка мира?

- Как я уже говорила, после прилета с чемпионата мира я лишь один день полностью посвятила отдыху, после чего встала на лыжи и начала совершать прогулки по лесу. Сейчас, находясь не в лучшей физической форме, я продолжаю тренироваться по одному разу в день, но уже гораздо более интенсивно.

- Чем занимаетесь в свободное время?

- Да его не так много, этого свободного времени. За это время, что нахожусь в Ханты-Мансийске, успела побывать на нескольких приемах у высокопоставленных лиц, посетить множество телепередач и редакций газет. Должна была встретиться с нашим губернатором, но он заболел. Думаю, что по окончании сезона у нас еще будет время встретиться. А так мне просто хотелось побыть дома со своими родными и друзьями, в чем я себе не отказывала. Кроме того, каждый день я ходила на массаж, периодически посещала баню. Ведь для меня сейчас восстановительные процедуры очень важны.

- Светлана, последний в сезоне этап Кубка мира состоится у вас в Ханты-Мансийске. В этом году на многих этапах были проблемы с погодой – где-то снега не хватало, где-то дожди заливали. Как с этим дело обстоит в вашем родном городе?

- Я могу вас заверить, что этап Кубка мира в Ханты-Мансийске по организации станет одним из лучших в сезоне. Погода у нас сейчас просто замечательная! На улице легкий морозец и солнышко – лучше и не придумаешь. Что касается снега, то у нас его так много, что не далек тот день, когда начнем его продавать (смеется). Каждый день я тренируюсь на том стадионе, где и будет проходить этап Кубка мира. Могу сказать, что стадион готов к приему спортсменов уже сейчас. Осталось произвести последние проверки электронной техники, но пока сбоев не было.

"УЖЕ ДУМАЮ О МОРЕ"

- На этап Кубка мира в Канаду сборная России за исключением вас, Ольги Медведцевой и Максима Чудова вылетела еще 2 марта. Вы же прибудете к месту старта только 8 числа – всего за пару дней до первой гонки. Вы эту ситуацию обговорили с тренерским штабом заранее?

- Да, об этом мы договорились с тренерами в Корее. Опять же беру в расчет свое нынешнее физическое состояние и понимаю, что мне не было никакого смысла приезжать в Ханты-Мансийск только на три дня, после чего сразу отправляться в Канаду.

- А вы до этого были в Ванкувере, где вам предстоит стартовать уже меньше чем через неделю?

- Нет, мне даже в Канаде не доводилось бывать. Но никаких проблем в связи с этим я не нахожу. Да, я побегу с чистого листа, выйду на старт уже через день после прилета. Ну а кто сказал, что это плохо? Например, в Корею мы прилетели за две недели до старта чемпионата мира. И что? Чемпионат оказался для меня неудачным. Я не могу быть уверенной в том, что сейчас поступаю правильно. Но ведь это опыт! Если я пойму, что ошиблась с выбором стратегии, то в следующем году на Олимпиаду в Ванкувер прилечу за три недели до открытия Игр.

- С какими мыслями отправляетесь в Канаду?

- Мне очень хочется, чтобы этот сезон побыстрее закончился. После чего я хорошенько отдохну, съезжу для восстановления на море и начну планомерную подготовку к Олимпиаде. В этом сезоне результат нужно было показывать на чемпионате мира. Но мне этого сделать не удалось. Очевидно, что я неправильно готовилась к сезону, из-за этого и упустили момент, когда я заболела. Не хватало восстановительных процедур, где-то не дала организму поблажек. В то же время в любом случае в свете предстоящей Олимпиады полезно именно сейчас посмотреть на олимпийскую трассу, чтобы уже знать, к чему готовиться.

- Мотивации на концовку сезона вам хватит?

- Для меня главной задачей сейчас является достойное выступление в родном Ханты-Мансийске на последнем этапе Кубка мира. Уж очень хочется порадовать российских болельщиков, которые со всех уголков страны приедут за нас болеть. В то же время я не понимаю составителей календаря, которые канадский этап поставили перед норвежским и российским. Разве нельзя было сделать этап в Канаде последним, учитывая разницу во времени между континентами? Тяжело, конечно, будет восстановиться после стольких перелетов перед последним домашним этапом. Но ведь дома и стены помогают!






“В Ханты-Мансийске я отдохнула душой”
Официальный сайт Светланы Слепцовой

Чуть более недели дома - и снова на соревнования. Перед тем, как отправиться в дорогу, в интервью официальному сайту Светлана рассказала о том, как прошли эти несколько дней на родине.


- Светлана, каким было Ваше возвращение с Чемпионата мира? Удалось отдохнуть после него?

- Возвращаясь домой, я готовилась к тому, что у меня будет много встреч, в том числе и журналистами, думала, что меня будут разрывать на куски, но этого не произошло. Общение с прессой – обратная сторона медали, и иногда она дается очень нелегко, но, конечно же, не настолько, как медаль в гонке. Иногда после соревнований совершенно нет сил ни на какие интервью, потому что все оставлено там, на трассе. Хочется побыть одной, закрыться, отдохнуть, иногда даже никого не видеть, но такого, конечно, не бывает.
Приезд домой, общение с мамой, родственниками, друзьями – это в первую очередь отдых душой, и я очень рада, что представилась возможность побыть в Ханты-Мансийске подольше и готовиться к очередному этапу Кубка мира дома.

- Как Вы готовитесь к предстоящим стартам? Сложно после отдыха возвращаться на лыжню?

- Полноценно отдохнуть у меня получилось только один день. Мне кажется, если начинать тренироваться позже, то и втягиваться будет только сложнее. Сейчас провожу по одной, иногда по две тренировки в день. Выполняя сегодня (5 марта - прим. ред.) скоростную работу, поняла, что по-прежнему у меня нет легкости. Чувствую, что внутри меня есть сила, но мышцы остаются все такими же тяжелыми.
От осознания того, что никак не могу избавиться от состояния постоянной тяжести, становится тяжело психологически. К тому же, при возвращении из Кореи произошел крайне неприятный инцидент. При транспортировке винтовки мне сломали ложу. Поначалу еще была надежда на то, что нам удастся склеить ее и я завершу сезон с прежней ложей. Однако, обследовав винтовку, стало ясно, что сделать это будет невозможно. Сейчас я привыкаю к новой ложе, стараюсь сконцентрироваться на стрельбе, но не все получается сразу.
Выступать на этапе в Ванкувере буду с чистого листа. Сейчас сложно сказать, как это скажется на конечном результате, но, в любом случае, я рада тому, что готовлюсь дома.

- Что Вы ждете от заключительных стартов в этом сезоне?

- К оставшимся трем этапам Кубка мира я сейчас отношусь как к обычным коммерческим стартам. Что-то кому-то доказывать нужно было на чемпионате мира, а теперь уже не вижу смысла. Возможно, кто-то меня осудит, но для меня сейчас важнее сохранить здоровье, чтобы уже спустя несколько месяцев можно было начинать готовиться к новому сезону и Олимпиаде.
Если же говорить о конкретных этапах, то в Ванкувере я хочу посмотреть на трассу, почувствовать себя в гонке на ней, набраться опыта, сделать для себя какие-то отметки, выводы.
Следующий по важности старт – домашний этап в Ханты-Мансийске. Понимаю, что многие будут болеть за меня, за Россию, будут ждать какого-то результата, а потому и я постараюсь подвести себя к этим соревнованиям. Конечно, дома хочется показать высокий результат, но сейчас сложно что-то загадывать и обещать, выступлю так, на что буду готова в тот момент. Это спорт, в нем все может случиться.
И, конечно, хочется завершить сезон, достойно выступив за свой регион на чемпионате России в Увате. В этом году у меня многое получилось - выигрывала этап Кубка мира, бегала в желтой майке лидера, стала чемпионкой мира. Сейчас же мне хочется, чтобы зима поскорее закончилась, чтобы поскорее с чистого листа начать подготовку к следующему сезону и Олимпийским играм.

- Когда что-то не получается, Вы сначала сами пытаетесь найти причины неудач или советуетесь с близкими людьми?

- Если что-то не получается в спорте, то причины этого я ищу в себе - возможно, что-то где-то я неверно сделала, неправильно выполнила свою работу, где-то мне помешали мысли, эмоции. Только потом смотрю назад, пробуя найти ошибки в подготовке и прочем.
Если же что-то не получается в жизни, то в первую очередь я советуюсь с мамой, так как ближе и роднее человека у меня нет. Вообще, я не обсуждаю свои проблемы с окружающими меня людьми, так как у них достаточно своих трудностей, но, думаю, маме даже приятно, когда я с ней говорю откровенно, советуюсь с ней. Мама и два моих тренера – Александр Владимирович Корчак и Валерий Павлович Захаров – люди, которым я полностью доверяю.

- Что значит для Вас Победа? Каково это - стоять на высшей ступени пьедестала почета?

- Победа для меня – не просто пересечение финишной черты раньше других, но это момент, когда ты становишься первым, выложившись на дистанции на сто процентов, когда понимаешь, что смог сделать это сам, добился цели, к которой шел.
Ощущения, когда после финиша стоишь на пьедестале, и в честь тебя звучит гимн России, просто непередаваемы. Это радость, гордость за страну, это смесь самых разнообразных чувств. Не знаю, можно ли в какой - либо другой работе почувствовать то же самое, но в спорте именно ради таких мгновений стоит тренироваться, бежать и выкладываться.






Александр Селифонов: … а у нас астматиков нет!
Ванденко А., "Советский спорт"


РАЗГОВОР ПЕРЕД СТАРТОМ

11 марта в Ванкувере стартует очередной этап Кубка мира по биатлону, и тренера Селифонова опять ждут вопросы о физическом и моральном состоянии подопечных, шансах фаворитов, рельефе трассы, пристрелке винтовок, смазке для лыж etc. Но иногда для разнообразия можно поговорить с Сан Санычем и на другие темы.

О ЦЕНЕ МЕДАЛИ И КАМЕННЫХ ПАЛАТАХ

– Как к кухонным посиделкам относитесь, Сан Саныч?

– Если речь не о сплетнях – положительно. Прекрасно помню время, когда на малогабаритных московских кухнях собирались шумные компании и люди просиживали в спорах-разговорах за рюмкой чая ночи напролет. Тогда, по сути, вся жизнь там протекала. А я до сих пор живу на девяти квадратных метрах.

Единственную комнату занимает дочка, а мы с женой квартируем на кухне. Лене 28 лет, в детстве она сильно болела… Словом, ей комната нужнее. Конечно, тесновато: чтобы разложить на ночь диван, нам с Таней приходится сдвигать стол, убирать стулья, но я уже привык. Спасает, что редко бываю в Москве, провожу дома пару месяцев в году, остальное время — на сборах да соревнованиях. Иначе, наверное, не выдержал бы.

– Ну а новому президенту Союза биатлонистов России на квартирный вопрос намекнуть не пробовали? Чай не бедный человек, может подсобить.

– Как-то неудобно начинать знакомство с разговора о бытовых проблемах. С Прохоровым я встречался всего-то раз. Он приезжал в австрийский Хохфильцен, где проходил этап Кубка мира, и собирал команду в общем зале.

– Тет-а-тет, значит, не виделись?

– У Михаила Дмитриевича есть помощники – Елена Аникина и Роман Неделин, по сути, его полпреды, постоянно находящиеся с командой. Но и к ним я не ходил с личными вопросами. Сейчас надо другим заниматься. В конце концов жили мы в одной комнате и еще поживем.

– Давно вам дали эту квартиру?

– Получил ее, когда сам бегал с винтовкой за общество «Динамо».

– И даже выигрывали чемпионат СССР, оставляя Александра Тихонова за спиной.

– В 1975 году. А квартиру на 13-й Парковой мне выделили в 78-м. Считайте, тридцать лет прошло… Нет, я не жалуюсь. Говорю же: привык.

– А заработать на новую жилплощадь реально?

– Судите сами. После Олимпиады в Солт-Лейк-Сити мне заплатили 15 тысяч долларов — за победу Оли Пылевой и третье место в женской эстафете. В Турине девчата выступили гораздо успешнее, завоевав две золотые медали и столько же бронзовых, а премиальными я получил чуть больше десяти тысяч долларов. Правда, по итогам сезона дали солидный грант – 720 тысяч рублей. Но уже в следующем году и грант отобрали, и президентскую стипендию.

– Чем провинились?

– После Турина девчонки дружно родили – Ишмуратова, Медведцева, Зайцева, Ахатова... По сути, нам пришлось набирать новую команду, и на следующем чемпионате мира лишь Наталья Гусева взяла бронзу. Выступление сборной признали неудачным, тренеров на год лишили бонусов, посадив на голую зарплату, составляющую 10–12 тысяч рублей в месяц.

– И сейчас сумма не изменилась?

– Это же бюджетные деньги, сколько положено по тарифной сетке, столько и дают. Правда, из СБР в декабре перечислили три тысячи долларов, и Прохоров объявил, что так будет постоянно.

– А спортсмены тренерам доплачивают?

– Прежде отдавали десять процентов призовых за победы на международных соревнованиях, но по большому счету там делить особенно нечего. Премиальные биатлонистов на фоне заработков футболистов и теннисистов кажутся копеечными. Скажем, за первое место на этапе Кубка мира полагается 10 тысяч долларов… Но что мы все о квартирах да деньгах? Будто иных тем нет.

ОБ УКРАДЕННОЙ ШУБЕ И СЕКРЕТЕ ПОЛИШИНЕЛЯ

– От Кореи отошли, Сан Саныч?

– Кое-как. Пьенчанг стал самым тяжелым чемпионатом мира в моей тренерской практике, хотя, скажем, и в 1999 году в Контиолахти пришлось несладко. В Финляндии неожиданно ударили такие морозы, что часть гонок перенесли в Норвегию, где оказалось теплее. Но тогда мы боролись с природными катаклизмами, а сейчас разбирались с проблемами иного свойства. Впрочем, и в прошлом сезоне был звоночек, когда у Тани Моисеевой в Эстерсунде вдруг возникли проблемы с пробой «А». Иностранная пресса и кое-кто из коллег тут же начали нагнетать обстановку, в наш адрес посыпались оскорбления. Но Татьяна настаивала на невиновности, мы потребовали вскрыть пробу «Б», и через день разговоры о допинге прекратились, со спортсменки сняли обвинения. Но что она пережила за это время?!

– То ли ты шубу украл, то ли у тебя…

– Моисееву морально раздавили, вывели из игры. И в этом году нас сильно подкосили. Хотя история с Ярошенко, Юрьевой и Ахатовой пока не закрыта. Предстоит серьезное разбирательство.

– Но карьера у всех троих уже сломана. Бесповоротно.

– Боюсь, да. Избежать наказания вряд ли удастся, маловероятно, что все вернется на круги своя. Впрочем, повторяю, вопросов слишком много, а доступной информации крайне мало.

– Просветите дремучего: эритропоэтин действует по принципу кровяного допинга?

– Деталей не расскажу, как говорится, не моя специализация. Знаю, что ЭПО — гормональное средство, а кровяным допингом называют процедуру с повторным переливанием спортсмену его же крови. Когда-то подобная манипуляция не попадала под запрет, и этим пользовались. Затем требования ужесточили…

– Сегодня многие атлеты жалуются, что ВАДА берет их под тотальный контроль.

– Да, спортсмен обязан заранее подробно сообщать обо всех перемещениях в течение ближайших трех месяцев, чтобы инспекторы могли в любой день и час приехать и взять анализы. Об изменениях в планах и маршрутах надо извещать через специальную систему ADAMS за двенадцать часов, не позднее. Если проверяющие не обнаружат атлета в указанном месте, нарушителю грозит предупреждение, а в случае рецидивов – штраф и дисквалификация. Правила существуют не первый год, но в последнее время их сделали еще строже.

– Шаг в сторону – попытка к бегству?

– Допинг, безусловно, зло, но, борясь с ним, важно не переусердствовать, меру знать.

– А что вы думаете об астматиках, подчас бегающих по лыжне быстрее здоровых?

– Тема деликатная, подобные сведения считаются секретными и официально не разглашаются.

– Почему?

– Медицинская тайна, забота о правах человека.

– Скорее секрет полишинеля, коль все вокруг шепчутся об этом!

– Иногда и в открытую спрашивают. Президенту IBU как-то задали вопрос в лоб. Бессеберг ушел от прямого ответа, лишь сказал, что около тридцати процентов биатлонистов – астматики.

– Круто! Им, надо полагать, сделаны послабления?

– Да, в силу специфики болезни разрешено применение препаратов, находящихся под запретом для прочих спортсменов. Допустим, человек использовал спрей, расширяющий бронхи и облегчающий дыхание, и буквально полетел по дистанции, выиграл у соперников на первых километрах пару десятков секунд. Порой этого хватает для победы…

– Вы знаете хворых среди наших главных конкурентов?

– Догадываюсь. Но называть имена, ясное дело, не стану. По крайней мере из числа действующих биатлонистов. Среди сошедших могу упомянуть немку Уши Дизель, олимпийскую чемпионку.

– А в российской команде есть астматики?

– Ни одного!

– Мы самые дурные или честные, Сан Саныч?

– Были предпосылки, что поставят диагноз Гусевой, мы начали оформлять необходимые бумаги, даже добились разрешения для Натальи применять некоторые препараты, но дальше дело не пошло…

О ЛОЖКЕ МЕДА И БОЧКЕ ДЕГТЯ

– Значит, правы те, кто говорит, дескать, «чистых» нет, есть не пойманные?

– Как я могу обвинять людей? Понятно, при нагрузках, которые испытывают спортсмены, им необходимы энергетики, железообразующие вещества. Иначе попросту не восстановить ресурсы организма. Главное – не переходить границу дозволенного. Думаю, Юрьева, Ахатова и Ярошенко были уверены, что не делают ничего противозаконного. Иначе ни за что не стали бы рисковать карьерой, будущим – слишком все серьезно. Наверняка им давали гарантии. А потом грянул гром… В таких ситуациях бремя ответственности ложится на атлетов и работающих с ними врачей. Тренер физически не в состоянии проконтролировать, кто какие таблетки принимае
0 2935 Елена Копылова 10.03.2009 18:44
Рейтинг: 0 0 0

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.

Биатлон | Новые сообщения форума