• О журнале "Лыжный спорт"
  • Архив номеров
  • Мария Александрова

«Я часто обманывал Йоханнеса». Детство братьев Бо

Биатлонисты Тарьей и Йоханнес Бо – о братской любви и соперничестве в эфире программы Lindmo телеканала NRK.

Анна Линдмо: Добро пожаловать! У нас, в архиве NRK, на самом деле, есть о вас абсолютно все… А как в вашей семье? Вы храните записи?

Тарьей: Мы обнаружили, что папа записал большинство гонок. Для него важны две вещи: он либо на природе, либо сидит и смотрит старые биатлонные видео. Отматывает назад, жмет на Play, усаживается с орешками и наслаждается…

Анна Линдмо: И смотрит снова и снова?

Тарьей: Да, очевидно.

Анна Линдмо: А вы сами? Ты делаешь это иногда, Йоханнес?

Йоханнес: Когда на тренировке выдается плохой день, то это самый простой способ вернуть веру в себя – зайти на сайт NRK и найти старые гонки. Немного эгоистично, но я считаю, что это классно.

Анна Линдмо: Приятно думать, что мы каким-то образом можем тебя утешить…

Йоханнес: Да. Спасибо! Я должен отвечать тем же. Поэтому я здесь сегодня. (Смеются)

Анна Линдмо: У вас двоих очень близкие братские отношения. И важный элемент их в том, что вы подтруниваете друг над другом и соревнуетесь во всем. Но ты, Тарьей, намного старше. Так что, когда вы были маленькими, у тебя было преимущество.

Тарьей: Потрясающе быть старше. На пять лет. Когда это 10 и 15 лет, то ты в два раза выше и в два раза сильнее.

Йоханнес: Никогда не чувствовал этой разницы…

Тарьей: Во всяком случае, когда все это началось, я делал вид, что мы соревнуемся на равных. Но я был на пять лет старше, ноги-руки были длиннее, мускулатура больше. Не говорите ему об этом…

Анна Линдмо: А ты, Йоханнес, рассуждал: «Я просто должен это принять. Тут я, а там – мой всемогущий брат»?

Йоханнес: Скорее всего, отчасти именно поэтому я и стал элитным спортсменом. Хотя на бумаге я был слабее, но всегда думал, что мои шансы на победу не меньше, чем у Тарьея. Но теперь, спустя время, я же вижу, что была разница в возрасте…

Анна Линдмо: Спустя время он видит! (Смеются)

Йоханнес: В 99,5 процента из 100 Тарьей побеждал играючи. Но те редкие случаи, когда выигрывал я, в детстве значили ВСЕ.

Анна Линдмо: Ты мог действительно жестоко обмануть младшего брата?

Тарьей: Он был умным ребенком, но проблема в том, что я-то был умнее. (Смеются) Я обманывал его много раз. По поводу одного случая меня до сих пор слегка мучают угрызения совести…

Я уже пять лет ходил в школу, пока Йоханнес отправился в первый класс. Все эти пять лет я забирал почту для бабушки, которая жила на ферме. И это было золотое дно, работа на 100 процентов – забрать почту, занести и постараться быть приглашенным внутрь. Затем получить конфеты и, может быть, 10 или даже 50 крон, если очень повезет.

И внезапно со мной по пути домой оказывается Йоханнес. И он должен забрать почту вместе со мной. Когда мы подошли к дому бабушки, я сказал ему: «Это моя работа. Ты можешь постоять тут и подождать».

Анна Линдмо: И он согласился?!

Тарьей: Да. Я зашел внутрь и получил заслуженное вознаграждение. Бабушка не знала, что он ждал снаружи. Не помню точно, но надеюсь, я взял шоколад и для него.

Йоханнес: Я не получил ничего. (Смеются)

Анна Линдмо: Вы оба рано начали заниматься разными видами спорта. Насколько рано ты понял, что биатлон – это твое и что ты сможешь стать лучшим в мире?

Тарьей: На самом деле, довольно поздно. У мамы с папой была установка, что мы в целом в жизни должны быть хороши во всем и что не так важно быть самым лучшим. Хотя, наверное, Йоханнес немного разрушил эту философию.

Мы занимались многими видами спорта и показывали средние результаты. Но потом я подал документы в спортивную гимназию в Лиллехаммере. Многие смеялись. Типа: «Туда ты не поступишь». Но мне очень хотелось попробовать.

Мои результаты не позволяли этого сделать – туда стремились сильнейшие со всей страны, а я не был среди них. Но перед поступлением был сбор, на котором присутствовали все подавшие документы. И там нужно было себя показать, и тогда я смог бы проскочить. Я обманывал Йоханнеса так много лет, так что мне было привычным хитрить. Я немного подналег там, на сборе, и меня взяли. Я очень за это благодарен, думаю, без этого меня бы здесь не было.

Анна Линдмо: Мы тоже им за это благодарны! А что чувствовал ты, когда старший брат поступил в гимназию, постепенно начал добиваться успеха и еще юниором попал в мировую элиту? Ты гордился им?

Йоханнес: Да, гордился. Но я не осознавал, насколько Тарьей хорош, пока он не начал побеждать. Результаты пошли вверх, он выиграл на ЮЧМ. Я помню, что мне приходилось сбегать с уроков. Особенно когда ты выступал в США, на ЮЧМ. Я улизнул, чтобы следить за гонкой. Но тебе одной десятой не хватило до подиума…

Тарьей: Тебе и сбегать было не надо, папа все равно все записывал… (Смеются)

Йоханнес: Я очень им гордился, он был для меня образцом для подражания много лет.

Анна Линдмо: Но ты пришел вслед за ним и начал показывать результаты и постепенно грести медали, в то время когда у Тарьея дела не ладились и были проблемы со здоровьем. Каково было держать в голове обе эти мысли одновременно – желание, чтобы твой любимый брат поправился, и осознание, что ты так долго ждал момента, когда станешь лучше него?

Йоханнес: Это особенное чувство – попасть в сборную, быть в тени самых лучших и вдруг внезапно начать побеждать своего кумира – старшего брата, который всегда был сильнее. Это случилось в тот период, когда он болел. У меня всегда было чувство, что мы никогда не соперничали полностью на равных. Все из-за того, что он сказал, что если бы он не болел, то был бы по-прежнему сильнее меня. Эта психология работала на него все эти годы.

Когда я начал побеждать, начались проблемы у папы. Во время болезни Тарьея уходило лет пять, чтобы заполнить записями ТВ-декодер. Когда же я начал выступать в Кубке мира, папе пришлось купить новый после первого сезона. Я все время проводил хорошие гонки. 

Анна Линдмо: Вот сейчас ты смеешься, но разве тебя не злит немного, когда Йоханнес тебя дразнит?

Тарьей: У нас немного странные отношения. Мы обожаем дразнить друг друга. Можно подкалывать друг дружку до тех пор, пока выдерживаешь ответные подколки. И так было всю жизнь.

Анна Линдмо: Мне вот интересно, а как мама решает эту проблему? Мать ведь всегда желает своим детям лучшего. Она же не может позвонить по очереди вам обоим и сказать: «Надеюсь, ты победишь»…

Тарьей: Она хорошо справляется. Это по-своему отражает то, какая она. Она всегда болеет за слабейшего. И не скрывает этого. Она может мне позвонить и сказать: «Удачи завтра. Но сейчас ты уже три гонки подряд побеждал Йоханнеса, надеюсь, завтра он тебя обойдет». (Смеются)

Анна Линдмо: Так и должно быть. Мать делит свою любовь.

Тарьей: Она поддерживает не того, кому везет, а наоборот.

Анна Линдмо: 20 марта 2015 года произошло одно событие. Догадываетесь, о чем я говорю? Чемпионат мира в Финляндии. Там был момент, который можно назвать выдающимся для вас как братьев и спортсменов – вы вместе поднялись на подиум. Я нашла интервью, которое вы дали NRK в тот день. Готовы его посмотреть?

Тарьей: Оно же иногда всплывает в эфире… Не знаю, вызовет это гордость или смущение.

Йоханнес: Мне это немного напоминает о самом первом соревновании, когда я победил Тарьея.

Анна Линдмо: Вот оно. (Смотрят видео) Каково было увидеть это снова?

Тарьей: Очень неловко… Там и тогда это было вполне естественным, но не сейчас. Но мы ведь были очень рады, безумно счастливы там и тогда.

Анна Линдмо: Когда ты бросаешь взгляд на этот момент прошлого, насколько важна была эта бронза?

Тарьей: Наверное, это был самый лучший результат, несмотря на то, что это была всего лишь бронза. Я же был в ужасной форме. Может быть, тем, что я добрался до подиума, я обязан маминым крикам поддержки.

Анна Линдмо: А для тебя этот день тоже был особенным, Йоханнес?

Йоханнес: Да. Я всегда брал пример с брата и пробовал делать все так, как Тарьей, – и даже лучше. После моих первых побед на Кубке мира целью было золото ЧМ. Он все время повторял: «Не факт, что ты выиграешь там. Потому что ты должен быть очень хорош, и этот момент должен прийтись именно на чемпионате мира». Это была моя первая дистанция, и я сразу выиграл золото. И когда он взял бронзу…  Это был хороший день.

Анна Линдмо: Сейчас мы на пороге сезона, кульминацией которого станут Олимпийские игры в Южной Корее. Вы уже поделили медали?

Йоханнес: Постепенно после того, как мы попали в сборную, стали проводить вместе весь год и соперничали не только в каникулы, когда Тарьей бывал дома, мы стали относиться друг к другу с еще большим уважением и взяли паузу в этом большом соперничестве между нами. Потому что тогда лучше атмосфера во время всех этих поездок. Если мы начнем постоянно цепляться друг к другу, будет не так весело путешествовать по этапам Кубка мира. Это весело для одного из нас, но не знаю, для кого именно.

На самом деле, я надеюсь, что мы оба добьемся успеха на Олимпийских играх. Но если успех придет лишь к одному из нас, надеюсь, это буду я. 

Анна Линдмо: Насколько я понимаю, в эти выходные должно случиться нечто важное. У тебя, Тарьей, появилась девушка, и как я заметила по фото в твоем Инстаграме, мама ее одобрила. Что же произойдет сейчас? Она должна пройти тест младшего брата?

Йоханнес: Я встречал Гиту несколько раз. Приятная девушка. Но сегодня я по-настоящему подготовился. Сейчас я точно выясню, достаточно ли она хороша для Тарьея. Сегодня ей придется потрудиться. Это тест младшего брата. Очень сложный.

Анна Линдмо: Очень живо себе представляю! Желаю ей успеха в этом! И вам желаю удачи зимой и хорошей подготовки к Олимпийским играм! Большое спасибо вам обоим!

Фото: NRK

0 2231 Елена Копылова 02.10.2017 18:10
Рейтинг: +2 +2 0

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.

Биатлон | Новые сообщения