Адски спорт
  • О журнале "Лыжный спорт"
  • Архив номеров

Николай Круглов: «Медальные амбиции нам сейчас только мешают»

Неразбериха и взаимоисключающие новости из стана СБР стали одной из главных тем последних дней. Об этом и состоянии самого популярного зимнего вида спорта мы поговорили с Николаем Кругловым, который выступал в эпоху, когда побед было больше, а проблемы на их фоне казались не такими серьезными.

«Опять идем не тем путем»

- Что вы думаете о назначенном Драчевым тренерском штабе?

- Мне кажется, вопрос не только в личностях. На протяжении нескольких сезонов мы теряем конкурентоспособность, и этому есть серьезные, фундаментальные причины. На мой взгляд, они заложены в принципах формирования тренерского штаба, критериях назначения старших тренеров, в том, какую свободу действий им предоставляют и какую ответственность они затем несут.

Раньше была практика: назначали старшего тренера и его помощников. То есть кого старшему тренеру дали, с теми и приходилось работать, независимо от того, разделяют ли эти люди его подходы и методику тренировочного процесса. Хотя есть психологический аспект: комфортно ли людям работать вместе, учитывая, что тренеры проводят на сборах и соревнованиях десять месяцев в году?

Вот и сейчас при формировании тренерского штаба, мне кажется, снова наступаем на те же грабли. Принципиальным моментом является программа подготовки. Неважно кто - Иванов, Петров, Сидоров, Гросс или Пихлер. Главное, что конкретно предлагается сделать для роста спортивных показателей. На какой результат мы планируем выйти и в какой перспективе? Вот этого не хватает. Насколько я знаю, планировался некий конкурс для тренеров для мужской и женской сборных. По логике, претенденты должны представить концепции, планы подготовки, цифры и показатели. Этого пока нигде не было озвучено. Со стороны это выглядит, как банальная попытка перетасовать имеющиеся тренерские кадры. Но рокировки не работают. Мы это уже проходили в последние годы, и по сути ничего не менялось. Нужно определяться в подходах, чтобы было понятно, что мы делаем, а главное, зачем?

Если же идти от профессиональных заслуг тех или иных специалистов, то странно, что в тренерских штабах отсутствуют фамилии Польховского и Гербулова. За исключением Хованцева, ни один из предложенных кандидатов пока не может похвастаться выдающимися результатами. Возникает вопрос, по какому принципу был сделан выбор. Складывается ощущение, что мы снова возвращаемся в прошлое и назначаем специалистов, не отталкиваясь от их программ и планов подготовки, не опираясь на их профессиональный опыт и заслуги, а руководствуясь исключительно соображениями лояльности руководству. И это печально.

- Иными словами, надо ставить правильные задачи?

- Одна из основных ошибок, от которой мы не можем избавиться, - завышенная оценка собственных возможностей. Будем объективны: если у нас две женщины из четырех не попадают в пасьют, о каких медалях можно вести речь? При том, что невозможно все измерять только медалями. Хотя бы потому, что без медалей остаются спортсмены, занявшие и четвертые места, и тридцать восьмые и шестьдесят пятые. Но между этими результатами пропасть! Мне кажется, следует исходить из объективных показателей и цифр, только тогда мы сможем правильно оценить проделанную работу.

Например, по итогам сезона проводится анализ, и становится ясно: в среднем по ходу сезона наши девочки ходом проигрывают победителю в спринте минуту двадцать. Все понимают, что за один год ликвидировать такое отставание невозможно. Лично я не знаю, что для этого нужно сделать. Хорошо, тогда на следующий сезон ставим задачу проигрывать ходом пятьдесят секунд. И если этого удастся добиться - мы на правильном пути! То же и в стрельбе. Если мы сегодня проводим на огневом рубеже тридцать секунд, надо стремиться к двадцати пяти. И так по многим показателям. Эти цели будут конкретными, и анализ получится грамотным.

Сегодня есть тренерский совет, который дает оценку работы штаба. По каким критериям ставятся оценки «удовлетворительно» или «неудовлетворительно»? Этого даже сами тренеры не понимают, у них есть всего две ситуации: «с медалями» и «без медалей». Но, ребята, мы уже давно далеки от лидеров, предстоит огромная работа, чтобы это отставание ликвидировать. Невозможно говорить только о медалях, как во времена СССР или даже в наши времена, когда мы еще привозили какие-то награды с чемпионатов мира и Олимпиад. Тогда этот показатель, может, и был приемлем, хотя при том количестве нюансов и внешних факторов, которые влияют на результат спортсмена, говорить, что четвертое-пятое место - плохо, не всегда правильно.

- Есть ли смысл разводить команды по мини-группам, чтобы снизить риски неудачи работы тренера?

- Тут двоякая ситуация. С одной стороны, очень негативно отношусь к наличию альтернативных групп. В нашей стране мы пока не умеем здраво конкурировать друг с другом. Предыдущие сезоны это доказали. И у мужчин, и у женщин шла внутренняя борьба между группами. Доходило до того, что выходя на старт, спортсмену ставилась задача плюс-минус следующая: «Не важно, каким ты будешь в итоговом протоколе, важно обыграть спортсменов из альтернативной команды». Аналогичные задачи решал и тренер, что это абсолютно нормально, поскольку мы живем в реальном мире с зарплатами, премиями, бонусами, и каждый специалист хочет сохранить свое место в сборной. Именно поэтому я достаточно категоричен в этом отношении и считаю, что альтернативных групп на уровне национальной команды быть не должно.

Но также я убежден, что спортсмену всегда следует предоставлять право выбора. И вот здесь кроется еще одна точка роста, связанная с тем, что недостаточно просто назначить тренера. Нужно, чтобы его тренировочную программу и стратегию понимали и принимали спортсмены. Бывают разные ситуации, когда по тем или иным причинам тебе не подходит какой-то специалист. Не потому, что он плохой или у него неверная методика, а потому, что лично тебе предложенный план не позволит добиться роста результатов. Чаще всего это связано с индивидуальными физиологическими особенностями организма. В этом случае, у спортсмена должно быть право уйти на самоподготовку.

«Человека зовут на Кубок мира, а он не хочет»

- И тут мы подходим к критериям отбора. 

- Именно. Ничто не будет работать, пока не станет однозначно понятно, каким образом мы отбираем команду и какие шансы доотобраться в нее по ходу сезона, если осенью, к примеру, твоя форма недостаточно хороша. Эти критерии должны быть максимально прозрачны.

Допустим, перед началом кубкового сезона сборная проводит сбор в норвежском Шушене. Так почему не вызвать туда еще пятнадцать человек, которые занимают верхние позиции российского рейтинга? Какая разница, с кем эти люди готовились - со сборной, с личными тренерами или вообще самостоятельно? Приезжают, показывают результат, и после этого лучшие шесть человек едут на Кубок мира, следующие шесть - на Кубок IBU, а остальные возвращаются домой. На мой взгляд, это была бы абсолютно честная и прозрачная система отбора как для спортсменов, так и для тренеров, которая бы давала определенную уверенность в том, что, если спортсмен ушел на индивидуальную подготовку, то при наличии результата всегда сможет без проблем попасть в команду. Такие же отборы должны быть и по ходу сезона. Выступили на этапах КМ - лучшие остаются, а еще двое добираются с отборочного старта, как вариант, с «Ижевской винтовки». При этом очень важно не только сформировать сами критерии отбора, но и обеспечить неукоснительное их соблюдение. Думаю, это как раз задача президента федерации и членов правления.

- А как же национальная традиция - решение тренерского совета?

- Ему место только в одном сценарии – при комплектовании команды на чемпионат мира. Бывает так, что есть три надежных эстафетных бойца, а в остальных отобравшихся по спортивному принципу уверенности нет. В этом случае можно воспользоваться правом решения тренерского штаба. Но это единичный случай, под главный старт сезона. Во всех остальных - должно быть безусловное главенство спортивного принципа.

- Как должна быть организована ротация состава?

- Нужно давать людям нормальные шансы. Мы уже неоднократно видели: спортсмен хорошо выступает на кубках IBU, но тренеры первой сборной не спешат с приглашением. Затем его привозят на этап КМ куда-нибудь в среднегорье, он не успевает пройти адаптацию, да еще как дебютант получает худшую стартовую группу и показывает невысокий результат. Ему говорят: «Вот твой уровень». Но ведь это не так, и все это прекрасно понимают!

Без прозрачных критериев возникает страх неопределенности, а это нехорошая штука. Бывают даже ситуации, когда спортсмена приглашают на Кубок мира, а он не хочет! Боится потерять свое место в команде, выступающей на Кубке IBU, могут и вовсе сослать на Кубок России. На мой взгляд, такого быть не должно. Тренерам необходимо оперативнее реагировать на рост формы или ее потерю спортсменами. Кто-то пробежал хорошо на IBU - вызывать его сразу на КМ, а худшего с КМ отправлять на IBU.

Само участие в Кубке IBU не должно восприниматься как позор, вывод из сборной или ссылка. Наоборот, отличная возможность восстановиться и поработать в более спокойных условиях. Прекрасно помню историю Франка Люка, когда в первой трети сезона он даже не попадал в пасьют. И многократного олимпийского чемпиона отправили на этапы Кубка IBU! Люк спокойно откатался пару недель на среднегорье, выполнил необходимую работу, успешно выступил на Кубке IBU, затем вернулся в основной состав и взял несколько медалей на ЧМ. Разве не показатель того, что данная модель работает? Но по-настоящему эффективной она станет, только когда будет главенство спортивного принципа: «Показал результат - поехал на соревнования». А не так, как это порой происходит в нашей команде, когда спортсмена, находящегося в хорошей форме, упорно не берут на ключевые старты, мотивируя это тем, что он не проверен. Ну для того, чтобы быть проверенным, надо проверять! 

«Не надо грязи»

- Что вы чувствовали, когда смотрели по телевизору выступления наших биатлонистов в прошедшем сезоне?

- Мне не было стыдно ни в коем случае. Скорее было разочарование, связанное с тем, что я прекрасно понимаю: у нас талантливые ребята, они могут выступать на очень высоком уровне. Но для этого им нужно создать условия, атмосферу в коллективе. Прошел это на собственном опыте. Чуть раньше мы говорили про объективные показатели и цифры, так вот атмосфера - из другой оперы. Она есть тогда, когда люди доверяют друг другу. Когда между ними прозрачные взаимоотношения. Когда внутри коллектива нет интриг. Мне кажется, в минувшем сезоне были абсолютно четко видны просчеты в подготовке. Я не хочу сейчас обвинять тренерский коллектив, мы все живые люди и можем ошибаться. Спорт - очень конкурентная область человеческой деятельности. Сегодня побеждают одни - завтра другие. И ошибки допускают многие, те же норвежцы и немцы в отдельные периоды показывали результаты откровенно ниже своего уровня. В этом году в такую ситуацию попала наша сборная.

Но почему нельзя признать ошибки?! Почему не сделать какую-то срочную коррекцию? По ходу сезона у меня, как зрителя, сложилось впечатление, что этой работы не проводилось вообще. Будто тренеры уверены в том, что все делают правильно, и нужно просто ждать. Раз подождали - не получилось, два подождали. А потом затряслись ноги-руки, и люди уже вообще не знали, как со всем этим справиться.

- Ждали когда прорвет, но не прорвало?

- И не могло прорвать! Если люди не бегут, что ты с этим сделаешь? Они же не могут стрелять в минус! Женский коллектив - вообще показательная история. Говорили о каких-то медальных перспективах в отдельно взятых гонках - и это с отставанием минута двадцать ходом! В спринте - минимум три штрафных круга, а в некоторых случаях четыре. Неужели кто-то считает, что лидеры настреляют больше трех кругов? Не будет такого никогда. Существует, конечно, сценарий урагана и камнепада на рубеже. Но тогда и мы наверняка не отстреляем на ноль. Так что медальные амбиции нам сейчас только мешают.

Думаю, девчонки ломаются в том числе и по этой причине. Когда заезжают в «пятнашку» на текущем уровне готовности, им бы радоваться, прыгать до потолка и мотивировать себя на дальнейший прогресс. А у нас идет негативная реакция. Кстати, это относится и к СМИ. Ждем результатов времен Медведцевой, Ахатовой, Ишмуратовой, Зайцевой... Друзья, сейчас попадание в двадцатку – очень хороший результат. Вот девочка стала 18-й, пришла в номер, ей позвонил журналист: «Что же вы так неважно сегодня пробежали? Что пошло не так?» И у нее начинается разрыв шаблонов, эмоциональный сбой. 

В такой ситуации на первый план должна выходить работа тренера. Собрать команду, сказать: «Девочки, не переживайте, мы на правильном пути. Вот у тебя была отличная гонка! А ты вот тут что-то не сделала, надо поработать, и все будет хорошо. Не слушайте никого, не читайте интернет, не смотрите новости. Все комментарии по сегодняшней гонке я дам сам». Не надо прятать голову в песок, достаточно выйти к журналистам и дать объективную оценку выступления каждой спортсменки,  разъяснить людям, почему такой результат мы считаем успешным, и над чем стоит работать. Только такой подход позволит сделать шаг вперед. А когда грязь на спортсменов - ведрами со всех сторон, конечно, люди ломаются. Возьмем Олю Подчуфарову. Да, там были проблемы со здоровьем, но основная-то причина наверняка психологическая.

- Получается, всем надо стать реалистами. И болельщикам, и журналистам, и, может, даже тренерам. Понять, каков наш уровень, и радоваться каждому шажочку вверх.

- Абсолютно верно. Очень правильная формулировкау: мы должны быть реалистами! Неважно, что было десять лет назад. Мы имеем сегодняшний день и сегодняшний результат. Шаг вперед - отлично, на следующий год зафиксируем новый уровень. Невозможно жить в 2018 году и ориентироваться на результаты, которые показывала команда в двухтысячных!

Последние несколько лет наш спорт функционирует в условиях жесточайшего кризиса, связанного с допинговыми скандалами, отстранениями, лишениями медалей и т.д. Складывается ощущение, что мы, во-первых, не отдаем себе в этом отчет, а во-вторых, просто не умеем работать в таких условиях. В бизнесе это называется антикризисным управлением. В этот период пересматриваются цели и задачи, меняются подходы и формируются новые критерии эффективности. Мы же продолжаем делать вид, что ничего не происходит. Да, зачастую спортсмены, тренеры, федерации не могут в полной мере влиять на внешнеполитические взаимоотношения и  обезопасить себя от определенных моментов. Тем не менее любые изменения необходимо начинать с себя, пересмотреть собственные подходы, искать пути, которые позволят достичь в этих изменившихся условиях поставленных целей. 

«Нужны непопулярные решения»

- Откуда брать человеческие резервы? Девочки стали слишком гламурными, да и мальчики тоже. В городах биатлон и лыжные гонки умирают.

- Это один из главных вызовов, с которыми сегодня сталкивается российский спорт. И дело не в том, что девочки или мальчики стали гламурными, а в том, что наша жизнь сильно изменилась за последние годы. Раньше благодаря спорту ребенок мог выехать за границу, посмотреть мир, получить бесплатное образование, жилье, экипировку в конце концов. Для многих семей это было весомо. Сегодня с ростом благосостояния в крупных городах прежние стимулы не так эффективны. Кроме того, спортивные школы все больше выполняют социальную функцию, предоставляя возможность для бесплатных занятий физкультурой, а не готовят спортивный резерв, как они должны это делать. У школ просто не хватает средств. Как только ребенок начинает показывать результаты, львиная доля финансовой нагрузки ложится на его родителей. Экипировка стоит очень дорого, про выезды на сборы и соревнования вообще молчу. В спорте остаются лишь те, кто может себе это позволить. Получается, с одной стороны, пытаемся поставить спорт на коммерческие рельсы, с другой - убиваем его доступность для целого пласта людей, откуда чаще всего и выходят чемпионы. Люди, для которых спорт по-прежнему остается социальным лифтом.

В этой ситуации необходимо на федеральном уровне пересматривать подходы к подготовке спортивного резерва. И признать, что у спорта появилось много конкурентов. Компьютерные игры, социальные сети, шопинг-моллы, доступные развлечения - у человека в большом городе есть колоссальный выбор. Поэтому следует создавать адекватные условия для того, чтобы дети занимались спортом.

Важны и принципы функционирования школ олимпийского резерва, которые выполняют социальные функции вместо того, чтобы по-настоящему проводить селекцию и брать перспективных детей на полное обеспечение, мотивируя их оставаться в спорте. Это серьезная комплексная проблема, некоторые решения которой могут оказаться непопулярными в современном обществе. Но без таких решений трудно сохранить российский спорт на уровне, к примеру, 2000-2010 годов.

6 4832 Елена Копылова 30.05.2018 12:14
Рейтинг: +8 +8 0

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.

03 квн
30.05.2018 13:35

«Медальные амбиции нам сейчас только мешают»
А когда их не было  и они не мешали...
Ссылка Рейтинг: -1 +2 -3
02 alex57
30.05.2018 21:07
Во времена Тихонова и Драчева амбиции и были и не мешали. :)
И даже немного во времена Круглова...
Ссылка Рейтинг: +5 +7 -2
30.05.2018 23:14
А я про группы подготовки не понял.
Ну хочет Петя обыграть Васю и тренер Пети обыграть тренера Васи.
Это ж наоборот хорошо.
Соперничество с тем кого ты знаешь легче морально и сильнее мотивирует, чем с неким Фуркадом, который из условной команды б или с представляется богом.
А тот же условный Вася - вполне достижимый уровень.

И это мотивирует Петю расти в результатах, а тренера искать методики для того что бы Петя навез Васе.
Ссылка Рейтинг: +3 +4 -1
30.05.2018 23:15
Главное, что бы соперничество между группами диоптры откручивать не мотивировало.
Ссылка Рейтинг: +2 +2 0
31.05.2018 11:44
Возможно имелось ввиду, что конкурируют между собой на отборах, готовятся, соответственно, к отборам, а на главных стартах уже ничего показать не могут. Тут доля истины есть, наверно.
Ссылка Рейтинг: 0 +2 -2
31.05.2018 14:23
мне кажется, это взгляды уровня президента федерации биатлона, или его зама.
подход довольно системный, знание материала присутствует, логика и целеполагание в норме. вот и надо таким людям вставать во главе федерации
Ссылка Рейтинг: +3 +6 -3
Биатлон | Новые сообщения форума