• О журнале "Лыжный спорт"
  • Архив номеров

«Я люблю приезжать в Россию». Самый экстремальный биатлонист – о мировом рекорде и планах на сезон

Двукратный бронзовый призёр Олимпийских игр Лукас Хофер – об увлечениях помимо биатлона, мировом рекорде, решениях IBU и отношении к России и местным болельщикам.

– В начале сентября в Форни-Аволтри прошел чемпионат Италии. Летняя подготовка приносит свои плоды?

– Да, я доволен своими текущими ощущениями по ходу тренировок и во время соревнований. К новому этапу интенсивных тренировок я приступил только с приходом сентября: до этого времени принимал участие в различных соревнованиях. Таких, например, как городской спринт в Вис-Бадене, которому предшествовала своя подготовка. Полагаю, что летом спортсмен должен по-настоящему страдать, чтобы зимой летать, как стрела. Так что после окончания гонок чемпионата Италии я немного подустал, но доволен победой в масс-старте и бронзой в спринтерской гонке.

– Что помешало одержать две победы?

– На лежке в спринте я не сразу разгадал ветер на рубеже и допустил два промаха. В горах бывают очень непредсказуемые условия стрельбы, даже если для болельщиков все выглядит как безветренный летний день. Зимой мне надо избегать подобного.

– Как вы готовитесь к новому сезону, чтобы не допускать таких ошибок?

– Если честно, то у меня нет особых изменений в тренировочном процессе. Самые незначительные корректировки коснулись занятий в тренажерном зале, но это уже совсем детали. Я доволен результатами прошлого сезона и динамикой в целом, поэтому считаю правильным придерживаться выбранной тактики тренировок на ближайшие годы, чтобы добиться дальнейшего прогресса, особенно в подготовке к чемпионату мира в Антхольце.

– Есть ли перестановки в команде после окончания олимпийского цикла?

– У нас новый тренер – Андрея Дзаттони. Мы знакомы всего пару лет, но хорошо ладим. У нас похожие взгляды на тренировки, скажем, много бега – это, я считаю, отлично. В целом в команде очень хорошая атмосфера и, как говорится, высокий боевой дух.

– Как у вас получается все лето принимать активное участие в различных соревнованиях, тренироваться и к зиме быть полным сил?

– По моему мнению, очень важно соревноваться в летний период, потому что спортсмену необходимо чувствовать соперничество и бороться за победу, а не просто тренироваться. Если говорить конкретно о летнем биатлоне, то старты в межсезонье дают возможность тренировать стрельбу в соревновательной атмосфере, а не в тишине наедине с парой коллег по команде. Если у спортсмена долгое время не было соревновательной практики, то зимой ему намного сложнее выходить на старт без волнения. Летние соревнования – это лучшая тренировка. Получаешь стартовый номер, и ты уже не один на один со своим пульсометром: ты в игре.

– Почему же итальянская федерация никогда не отправляет своих спортсменов на чемпионат мира по летнему биатлону?

– Все дело в датах проведения этих соревнований. Чемпионат проходит рановато для серьезных гонок и неудачно вписывается в тренировочное расписание. К тому же ЧМ зачастую проходит очень далеко, как в этом году в Нове-Место. Я был бы только рад принять участие, ведь, как я уже говорил: соревнования – лучшая тренировка. Может быть, организаторам стоит подумать о том, как сделать чемпионат по летнему биатлону более привлекательным для большего количества спортсменов, тогда гонки будут интереснее. Я выступал на летнем чемпионате, когда он проходил в Форни-Аволтри и во Франции. Мне очень нравится Нове-Место с его неповторимой атмосферой, но далековато ехать. Нелучшая идея так ломать тренировочный процесс в середине лета.

– До начала сезона чуть больше двух месяцев. Какие у вас планы на дальнейшую подготовку?

– Обожаю горные забеги: это настоящая борьба с самим собой, ведь у тебя нет ничего, кроме горной тропы впереди и собственных ног в паре кроссовок. В таких забегах не помогут ни лыжи, ни снег, ни роллеры, ни технические решения, как велосипед. Я люблю наблюдать за своим организмом и смотреть, на что он способен. К тому же любая подобная тренировка это еще и дополнительная высота. Зачастую я отправляюсь на забег в горы вместе с рюкзаком с моими параглайдом, и после того как достигну намеченной вершины, раскладываю оборудование и спускаюсь в долину на «крыле».

– Когда я общаюсь с вами летом и вы рассказываете о своих экстремальных занятиях, я задумываюсь: а биатлон – это точно ваш спорт?

 – (Смеется.) Я вырос в семье, где все катались на лыжах, поэтому мое занятие с детских лет было предопределено. Я встал на лыжи, когда мне было около трех лет. Все шло к тому что, я стану лыжником, потому что моя мама и две мои сестры – бывшие лыжницы, а мой папа был горнолыжником. Но однажды одна из моих сестер перешла в биатлон и предложила мне тоже попробовать. Думаю, не стоит объяснять, что, если молодому парню дать в руки ружье, то он уже не сможет отказаться от таких интересных гонок со стрельбой. Так что я выбрал биатлон, и это всегда выглядело для меня логичным. Но я действительно обожаю экстремальные виды спорта, люблю идти дальше собственных физических лимитов. Полагаю, после завершения карьеры в биатлоне я буду еще более активным экстремалом и стану профи в параглайдинге или займусь чем-нибудь подобным.

– Слышала, что этим летом вы установили новый мировой рекорд в восхождении в гору и параглайдинге. В чем заключалась попытка преодолеть рекорд?

– Покорение мирового рекорда было моим проектом на протяжении почти четырех лет. Но до этого у меня не было достаточного количества времени на подготовку. Конечно, мне не хотелось заниматься своей мечтой вопреки тренировкам. Так что было решено попробовать все организовать этим летом после олимпийского сезона, как только я получу всю информацию о тренировочных планах на межсезонье. Я выбрал неделю, где у нас были запланированы легкие тренировки, после чего отправился домой покорять рекорд. Это, по сути, поход в горы и затем полет: максимальная высота за 24 часа. По физическим ощущениям, я выполнил недельную норму тренировок за один день, ведь потратил на все 19 с половиной часов. В итоге я превзошел предыдущий рекорд восхождения с полетом на 1000 вертикальных метров. Это был потрясающий опыт, особенно для моего сознания, для тренировки психики.

– Что сподвигло вас на такое достижение?

– Весь план состоял в том, чтобы собрать средства для проекта LeO от национальной католической благотворительной организации в Брунике, которая помогает малообеспеченным семьям продовольствием, а также одеждой. LeO – это пункт распределения питания для нуждающихся, для которого мне удалось собрать 7,5 тысячи евро. Под девизом «Поход за улыбкой» я поднимался в горы, в то время как спонсоры пожертвовали средства за каждый вертикальный метр.

– Какие задачи вы ставите перед собой на будущий сезон?

– Продолжать в том же духе: прошлой зимой я закончил сезон на пятом месте в общем зачете Кубка мира. Буду стараться регулярно финишировать на высоких позициях и набирать кубковые очки. Конечно, основное внимание приковано к чемпионату мира в Эстерсунде. Я обожаю местную трассу и надеюсь показать высокие результаты на главном старте сезона: что-то в духе прошлогоднего этапа Кубка мира в Швеции. Для этого мне нужно поработать над скорострельностью на лежке, а там уже поборемся с Мартеном и Йоханнесом. Надеюсь, у меня все получится!

– В начале сентября состоялся конгресс IBU, где было принято решение не восстанавливать полноправное членство СБР. Россия не сможет проводить международные соревнования по биатлону до восстановления РУСАДА. Каков ваш взгляд на такие новости?

– Для начала должен сказать, что я пока ничего не читал относительно решений конгресса и не очень разбираюсь в вопросе, потому что был сконцентрирован на гонках чемпионата Италии, который прошел в те же даты, что и конгресс. Мне определенно нужно больше информации. А вообще я не знаю, кто принимает все эти решения, но надеюсь, что они знают, что они делают.

– Судя по ситуации с недопуском российских спортсменов на Олимпиаду без объяснения причин, это не всегда так.

– Да. То, что мне действительно не нравится – это отсутствие конкретной «да/нет» информации, на основе которой должны приниматься решения. Я всегда выступал за то, что отстранять и наказывать спортсмена можно только тогда, когда официально объявлено о его положительной допинг-пробе. То есть не догадки и домыслы, а подтвержденная бумага о положительных результатах допинг-контроля. Я считаю неправильным приводить в действие какие-либо карательные меры, когда нет никаких фактов, а лишь намеки неизвестного происхождения.

– Думаете, что IBU до сих пор не располагает достаточным количеством информации?

– По-моему, спортсменам нужно дать IBU возможность делать свою работу. Однако Международному союзу биатлонистов необходимо провести серьезные изменения, чтобы спортивное сообщество смогло вновь комфортно чувствовать себя, находясь под эгидой IBU. Что касается российских болельщиков, то мне очень жаль слышать такие новости. Я люблю приезжать в Россию и понимаю, что не все имеют возможность приехать на этапы Кубка мира в европейские страны, поэтому будем надеяться, что ответственные лица проведут необходимую работу и вскоре мы снова увидим российские этапы в кубковом календаре.

– Сообщу вам имя нового президента: им стал швед Улле Далин.

– Ни разу не слышал этого имени! Я обязательно почитаю новости с конгресса в самое ближайшее время. 

0 12676 Елена Копылова 29.09.2018 08:22
Рейтинг: +3 +3 0

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.