Биатлон | Новые фото
  • В календаре не найдено ни одного запланированного на ближайшее время соревнования.

Женская сборная тренируется в Ижевске. Фоторепортаж

Биатлонное межсезонье – тягучее и как будто безжизненное: сборная пропадает из зоны досягаемости, и кажется, что там ничего не происходит. Хотя на самом деле то, что мы увидим зимой, во многом определяется сейчас.

У команды финиширует второй сбор: год назад к этому моменту только-только расправились с первым. Женщины под управлением Виталия Норицына тренируются в Ижевске, мужчины с Анатолием Хованцевым – в Чайковском.

Между городами – пара часов на автобусе, в котором пересекаешь не только границу регионов (Удмуртия и Пермский край), но и линию часовых поясов. Sports.ru на день заглянул в каждый лагерь – везде интересно.

Девушки поселились в 300 метрах от стадиона в коттеджном поселке Сосновый бор: гостиница на три корпуса легко теряется среди кирпичных замков. До стрельбища добирались в основном пешком.

В Ижевске не было Екатерины Юрловой (как и в прошлом году, она присоединится осенью) и Вики Сливко – она закрывала сессию; почти все остальные – в деле.

В эту предсезонку основа постоянно работает вместе с резервом. Сергей Коновалов – формально как раз тренер второй команды – дал всем стрелковое задание. Виталий Норицын, стоя в кружке с командой, молча выслушал.

У Светланы Мироновой – новое ложе. По старому были вопросы: из-за особенностей оружия страдала изготовка – планируется, что теперь положения лежа и стоя станут более комфортными и естественными. Норицын пошутил, что с новым ложе Миронова пробегает до Олимпиады-2026.

У Ульяны Кайшевой – новые сережки, сердечками.

На выходной почти все девушки выбирались в город погулять, заглянуть в кафе. Кайшева уехала еще вечером 19-го: для нее сбор в Ижевске – домашний.

У 30-летнего Евгения Куваева – новая работа. Несколько последних сезонов он был аналитиком, с этой весны – тренер резерва по функциональной подготовке.

Именно Куваевым заменили опытного Андрея Падина. Сам Падин возмутился, как обставили увольнение: не предъявили претензии, не сообщили лично, зато тайком договорились с «лучшим другом Норицына». Вика Сливко тоже возмутилась, что ее ждут не только перемены в подготовке, но еще и новый шеф, по сути, не имеющий практики. Но Куваев вроде как втянулся, и у них со Сливко все хорошо.

На ствол Кристины Резцовой повесили датчик, который отслеживает все колебания и передает данные на компьютер. Компьютер здесь же, на коврике у ног. Весь процесс – под контролем вечного Николая Загурского.

За почти три недели сбора у команды только два выходных. Один из них Евгения Павлова использовала с умом – набила тату, уже пятую: нашла картинку, местного мастера, съездила – хватило нескольких часов. Где именно находится рисунок и многое другое о жизни Павловой, узнаете из большого интервью в ближайшие недели.  

Татухи биатлонистов видно только летом: дракон во всю спину, вишенки на шее, лучник на груди

Старший тренер женской сборной Виталий Норицын – коротко о главных переменах в работе:

«В этом году не стали делиться по группам с резервом, совместной работы больше. Может, в некоторых ситуациях это и неудобно – например, в тренажерке. Хотя на стрельбище это плюс для тех, кто из-за стресса много мажет в контактных гонках. Мы изучили статистику – проблема для многих, в том числе поэтому решили объединиться.

На первом сборе в Белокурихе был большой разброс по форме, сейчас все подравнялись. Год назад нам как раз не хватило централизованного мая.

Сейчас многие нас корят, что в Белокурихе мы тренировались, а не лечились. Но извините, апрель был пустой – можно было заниматься каким угодно лечением. С мая все топ-команды тренируются, а не поправляют здоровье. А совместить тренировки и лечение не получится: если в Белокурихе делать ванны, аппликации – как ответит эндокринная система? Организм не справится с нагрузкой, все это уже проходили.

Мы изменили подготовку. В первую очередь, увеличили настрел: соревновательных упражнений, стрельбы в нестабильной психо-эмоциональной обстановке, с жестким ограничением по времени.

Второе – увеличили долю развивающей работы со специфичными средствами. Год назад почти вся она была беговая – сейчас приоритет у лыжероллеров, особенно с июля.

Жесткой работы будет больше, в этом мы немного продвинулись: год назад в основном была третья зона, теперь чаще будем затрагивать четвертую.

Общий объем циклической нагрузки увеличим за счет первой зоны. Не надо ее бояться – все это делают. Вспоминаю французов в Обертиллиахе прошлой осенью – тренировались точно так же, как мы. Это легко отслеживать, да и ни у кого нет тайн. Я видел выработку Марит Бьорген перед Олимпиадой в Сочи: человек не побоялся сделать 83% нагрузки в первой зоне. Вроде Бьорген неплохо выступила в Сочи».

2 3626 Елена Копылова 25.06.2019 17:36
Рейтинг: 0 0 0

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.

25.06.2019 19:07
Я видел выработку Марит Бьорген перед Олимпиадой в Сочи: человек не побоялся сделать 83% нагрузки в первой зоне. Вроде Бьорген неплохо выступила в Сочи
А когда Бьёрген выступила плохо, чтобы можно было судить о неправильности её нагрузки в предсезонке ? :)
Ссылка Рейтинг: +1 +1 0
25.06.2019 23:58
Вместо общих, ничего не значащих слов о зонах, татухах и сережках, хотелось бы какой-никакой аналитики по конкретным персонажам: над чем работают, как именно планируют поднимать скорость? Если французы тренировались "так же" прошлой осенью, почему же они все массово оказались выше в итоговом протоколе КМ? При чем тут сравнение с МБ вообще непонятно--или она в Сочи и пострелять успела во время гонок? 8)
Ссылка Рейтинг: +2 +2 0
Биатлон | Новые сообщения форума