Беговые лыжи | Новые фото
  • В календаре не найдено ни одного запланированного на ближайшее время соревнования.

Маркус Крамер: «Не бежишь в Кубке мира – можешь не попасть в команду на чемпионат мира»

Немецкий тренер сборной России по лыжным гонкам Маркус Крамер в проекте "На лыжи!" предельно откровенно рассказал о том, что не получилось у его группы и в чём причины, как, на его взгляд, должен проходить отбор в олимпийскую команду, кто больше соответствует идеалу лыжника – Большунов или Клэбо, и в чём Норвегия опережает Россию в лыжных гонках.


– В прошлом сезоне не всё у вашей группы получилось в плане подводки к главному старту. Сейчас все ошибки учтены?

– Наша задача – не участие в соревнованиях, а битва за медали во всех гонках. Мы детально изучили всю подготовку к прошлому сезону и внесли коррективы. Лыжные гонки в Пекине пройдут на высоте примерно 1800 метров, и мы постараемся зимние сборы провести в схожих условиях. Нам нужно больше тренировочных дней на высоте. Мы детально проработали наш подготовительный план, чтобы сделать всё необходимое для подводки к Олимпийским играм. Прошедший сезон был особенным из-за пандемии. Мы не знали, где будем готовиться в следующем месяце, куда поедем или полетим. В Европу мы полетели только в середине октября, а единственный сбор в среднегорье провели в августе в Приэльбрусье. Само по себе место отличное, но условия для тренировок экстремальные. Чего только стоят водители, которые вели себя, словно сумасшедшие. С точки зрения безопасности спортсменов, каждая тренировка получалась экстремальной. А ведь нам важно, чтобы условия соответствовали поставленными целям. Нам нужны и роллерная трасса, и беговые трассы, и тренировочный зал. Подготовка к олимпийскому сезону началась чётко по плану. Надеюсь, так будет и дальше.

– Будут ли тренировочные сборы в России?

– Если ситуация с выездом в Европу будет положительной, мы будем работать в Европе. Если же возникнут проблемы, у нас есть запасные варианты.

– Вы прилетали на чемпионат России. «Жемчужина Сибири» готова к финалу Кубка мира?

– Конечно! Не может быть никаких сомнений. Это отличное место для проведения любых соревнований. Хороший стадион, сложные трассы. Тюмень ничем не уступает любым другим местам проведения этапов Кубка мира.
Единственное, что необходимо поменять – спринтерский круг, поскольку сейчас он слишком лёгкий, а должен быть жёстким для прохождения. Летом спринтерский круг с дополнительной петлёй гораздо интереснее.

– Если взять только подготовку трасс, Тюмень справилась не хуже Оберстдорфа?

– В Германии погодные условия были сложнейшими. В некоторые дни стояла настолько тёплая погода, что трасса просто «плыла». Каждый день по сути начинался с того, что мы гадали – будут организаторы «солить» трассу или нет, что вообще они намерены делать. В Сибири всё было не так, хотя тоже тепло, конечно. Я считаю, организаторы сделали всё, чтобы чемпионат России прошёл в наилучших условиях. Это был своеобразный тест перед финалом Кубка мира, Тюмень его прошла.

– Кем из своей группы вы остались довольны по итогам сезона?

– Конечно, лучшие результаты по ходу всего сезона показала Юлия Ступак. Она была сильна и стабильна, что выразилось в итоговых местах и в общем зачёте Кубка мира, и в дистанционном зачёте, и часто попадала в топ-3 на отдельных гонках. Она провела фантастический сезон! К сожалению, не получилось на чемпионате мира показать то, на что мы все рассчитывали. И не только у неё, но и у всех остальных спортсменов группы. В начале сезона многообещающими были результаты Евгения Белова, Глеба Ретивых, но к решающему старту мы не смогли подойти в той же форме. Да, сказался и ковид, из-за которого Сергей Устюгов пропустил большую часть сезона. Что такое пять стартов в Кубке мира? Этого недостаточно, чтобы на чемпионате мира рассчитывать на высокие места. Я доволен тем прогрессом, которого добился Артём Мальцев, который с каждым годом становится сильнее и сильнее. На чемпионате мира он был близок к личной медали и завоевал награду в эстафете.

– Можно сказать, что лично вы допустили ошибки в подводке к главному старту сезона? Что-то не то с методикой?

– Нет, методика – не проблема. В случае каждого спортсмена были свои причины. Приведу пример с Юлией Ступак, которая, как я уже сказал, провела фантастический сезон. После «Тур де Ски» она была сильно уставшей. Перед этапом в Фалуне она провела две-три тренировки, а затем – три гонки. Это было слишком много для того периода. Юля была утомлённой, когда мы начали заключительный сбор перед чемпионатом мира. Ошибка была в том, что после «Тур де Ски» она слишком рано начала участвовать в гонках. Глеб Ретивых на заключительном сборе испытывал определённые проблемы, и каждый день мы отклонялись от тренировочного плана, а в итоге на чемпионате мира он не был в лучшей форме.

– Неужели нельзя было после «Тур де Ски» пропустить определённые гонки?

– Хороший вопрос. Я думаю, что это было возможно. Но представьте себя на месте спортсмена, который ведёт борьбу за победу в общем зачёте и дистанционном зачёте Кубка мира. Именно в такой ситуации была Юля. Она хотела бороться в каждой гонке. Конечно, легко говорить уже после окончания сезона, что это была ошибка. Да, это была ошибка. Можно было не бежать все гонки на чемпионате мира, но какие? Скиатлон? Юля заработала право бежать все гонки, она выполнила все критерии квалификации. Что касается парней, то тут ситуация простая. Не бежишь в Кубке мира – можешь не попасть в команду на чемпионат мира. А ведь все хотят бежать на главном турнире. Возможно, мы (сборная России – прим. «На лыжи!») допускаем ошибку, когда настаиваем на участии спортсменов в определённых гонках или не можем сказать им «нет», когда они сами хотят бежать, а им бы нежелательно это делать.

– Есть смысл в олимпийский сезон как-то изменить систему отбора в команду, чтобы не бежать так много гонок?

– На мой взгляд, тут всё должно быть предельно просто. Если спортсмен занял призовое место в гонке Кубка мира, а тем более, если выиграл, то он автоматически должен быть в команде. Вот и всё. Спортсмены должны чётко готовиться к тем гонкам, которые они побегут на Олимпиаде, особенно на последнем сборе. Ведь можно выстроить подготовку к конкретному дню! А у нас бывает, что зачастую выбор состава на конкретные гонки превращается в русскую рулетку! Конечно, бывают ситуации, когда необходимо произвести замену, ведь спортсмены могут простудиться, приболеть. Но в целом должно быть чёткое распределение по гонкам задолго до начала Игр, тогда готовиться намного легче. Самые сильные должны бежать все гонки, тут никаких сомнений нет.

– Перед началом сезона – и вы сами это говорили – Евгений Белов был в великолепной форме. Но сезон у него не задался. В чём проблемы? В излишнем увлечении соцсетями и интернетом, как считала Елена Вяльбе?

– Как по мне, к нему просто липли неудачи. На «Тур де Ски» злополучное столкновение с Алексеем Червоткиным, поломка палки, лыжи, еще какие-то неурядицы. К многодневке Белов подошёл претендентом на место в топ-3 общего зачёта, а после неё стал совсем другим. Он слишком много думал над тем, что происходит, почему всегда именно с ним. Евгений в итоге не выдержал. Ну а соцсети и интернет… Я не считаю, что это повлияло на его выступления в сезоне. Просто так совпало. Редко так случается, но Белов притянул к себе все злополучные ситуации, которые могли произойти со спортсменом.

– Ковид – главная причина того, что сезон Сергея Устюгова получился таким неудачным? Или не хватило мотивации?

– К сожалению, Сергея постоянно преследуют мелкие проблемы, но этих проблем слишком много. В 2019-м в Зеефельде у него прихватило печень, он не мог бежать в полную силу. В следующем сезоне Устюгов много мучился со спиной. В прошедшем сезоне Сергей переболел ковидом, и очень тяжело переболел. Он даже попал в больницу, когда мы были на сборе в Европе. Когда я видел его состояние на отборочных стартах в Муонио, то думал – да что с ним такое, чёрт возьми! Пришлось даже его домой отправить. Он хотел бежать, а я настаивал на том, чтобы он больше тренировался. Мы оба с Сергеем были неправы. Его состояние не позволяло ни бежать, ни тренироваться. Когда Устюгова ничего не беспокоит, он невероятно силён, он безумно силён! Кажется, что Сергей даже усилий особых не прикладывает, чтобы показать хорошие результаты. Но когда его одолевают мелкие проблемы со здоровьем, его мотивация падает.

– Елена Вяльбе заявила, что если Глеб Ретивых выиграет три спринта на Кубке мира, то гарантирует себе место в олимпийской сборной. Это реально?

– Думаю, что это мотивация с её стороны. Но и давление на спортсмена, конечно, тоже. Ведь на Олимпиаду поедут только восемь лыжников и восемь лыжниц. Реальность в том, что на эти места прежде всего претендуют универсалы. Если смотреть на вещи реально, то победить в трёх спринтах до Олимпиады практически означает выиграть все старты. Сделать это крайне сложно, поскольку в мировых лыжных гонках много сильных спринтеров. Более реально ждать от Глеба попадания в топ-3 в паре гонок. И если так и будет, Ретивых попадёт в олимпийскую сборную. Но конкуренция в нашей мужской команде невероятно высока!

– Кто более близок к вашему идеалу лыжника – Александр Большунов или Йоханнес Клэбо?

– Я считаю, что это лыжники одного уровня. Клэбо – абсолютно лучший спринтер мира, но Большунов сильнее в раздельных дистанционных гонках. В масс-стартах у них равные шансы. Но я болею за Александра. И не только потому, что я – тренер сборной России. У Большунова великолепная техника, особенно классическая, он всегда ведёт гонки, тогда как Клэбо больше рассчитывает на тактику. Александр не рассчитывает только на спринтерский финиш, а разрывает пелотон, чтобы вместе с ним на заключительный отрезок дистанции не приехали ещё 15-20 лыжников. Он бьётся на протяжении всей гонки, а не на отдельно взятом участке, и этим импонирует.

– Вы считаете правильным решение по марафону в Оберстдорфе?

– Для меня нет никаких сомнений, что Александр был прав. Он был впереди и мог выбирать любой коридор. В том, который выбрал Большунов, не было места для Клэбо. Но норвежец туда сунулся. Его дисквалифицировали на основании правил. Ведь до этого была ситуация в Лахти, когда Большунов был на месте Клэбо и тоже был признан виновным. Правила кому-то могут нравиться, кому-то нет, но два одинаковых эпизода трактовались одинаково. Хотя сколько раз по ходу прошедшего сезона мы видели, что одни и те же ситуации расценивались по-разному.

– Маркус, что вы думаете о терапевтических исключениях в сборной Норвегии, о которых говорили Елена Вяльбе и Юрий Бородавко?

– На мой взгляд, это уже слишком. Ведь речь не только про астму. Тут болит – TUE, там болит – TUE. По сути, в любой ситуации им можно получить исключение. Я считаю, что правила должны быть пересмотрены. Если у спортсмена настолько серьёзные проблемы со здоровьем, то не может быть и речи о выступлении на таком уровне. Бегай среди любителей, и никто слова не скажет. Эту лазейку нужно прикрыть, иначе соревнования нельзя назвать равными.

– Россия уступает Норвегии в подготовке лыж?

– В 2015-м, когда я только пришёл в сборную России, то испытал небольшой шок от того, как была организована работа сервисёров: одна группа только для мужчин, другая – только для женщин, третья работала исключительно со спринтерами. Три различных группы сервисёров, которые не особо контактировали между собой. Я поговорил с Урмасом Вяльбе и Виктором Головиным на эту тему, ведь именно они были главными в русском сервисе. Я договорился с боссом сервис-группы сборной Норвегии Кнутом Нистадом, чтобы тот показал Урмасу и Виктору на этапе Кубка мира в Давосе, как организована их работа. Кнут рассказал и показал всё, даже пригласил наших ребят в вакс-грузовик.

Постепенно организация работы в сервис-бригаде сборной России стала меняться. Отдельные группы стали отвечать за скольжение, держание, структуры… Сейчас я могу сказать, что наши сервисёры ни в чём не уступают норвежским. В подавляющем большинстве гонок лыжи сборной России подготовлены как минимум не хуже, чем у соперников. Знаете, в чём мы уступаем тем же норвежцам?

– Расскажите.

– Они вкладывают гораздо больше денег в те проекты, которые помогают лыжникам стать лучше. Взять хотя бы то, что у них отдельная бригада работает над разработкой структур для каждого типа снега. Норвежцы постоянно экспериментируют, проводят опыты уже много лет на протяжении каждого из сезонов и накопили громадную базу данных. Они экспериментируют со средствами подготовки лыж, тесно сотрудничают со Swix. У них есть на это деньги. А у сборной России – нет, хотя Россия – огромная и богатая страна. Норвегия в таких вопросах впереди России как минимум на один шаг. И не только России, но и других стран. Получить эти данные от норвежцев просто нереально. Так что я не согласен с утверждением, что мы проигрываем Норвегии в подготовке лыж и самих лыжах. Нет, мы получаем примерно те же лыжи, а наши сервисёры – суперпрофи. Но в выборе лыж, в структурах, в знании снега, в средствах подготовки – да, тут мы уступаем. То есть уступаем до того, как начинаем готовить лыжи к гонке.

– Состав вашей группы немного изменился. Прокомментируйте эти изменения, пожалуйста.

– Да, небольшие изменения произошли. Мы должны сфокусироваться на подготовке к Олимпиаде. В группе остались только те спортсмены, которые будут бороться за место в олимпийской команде России. Что касается прихода Александра Бессмертных, это была его идея. Я абсолютно уверен в том, что ветерану сборной России по силам пробиться в команду на дистанции 15 км классикой. Он уже доказывал, что может подготовиться к отдельно взятой гонке, и в 2019-м Александру совсем немного не хватило до звания чемпиона мира.
По поводу спортсменов других сборных в нашей группе. Итальянцы Федерико Пеллегрино и Франческо де Фабиани подошли ко мне ещё на последнем этапе Кубка мира в Энгадине. Но я не мог единолично принять такое решение. Только после одобрения со стороны Елены Вяльбе мы поговорили более предметно. Мы уже провели один совместный сбор и планируем, что Федерико и Франческо будут участвовать во всех тренировочных сборах нашей группы, в том числе и в России. Присутствие двух сильных спортсменов поможет и нам. Уровень тренировок и мотивация в работе станут выше. Итальянцы будут работать по моей методике, но они на каждом сборе будут со своими физиотерапевтами и сервисёрами.

– Вы настроены продолжать работу со сборной России после Олимпиады в Пекине?

– Моя российская группа стала для меня второй семьёй, хотя русский менталитет кардинально отличается от европейского. Я рад видеть, что моя группа достаточно открыта, спортсмены общаются с коллегами из других сборных – Норвегии, Италии, Германии, Швеции, да и всех остальных. Но самое главное – результат. Если его не будет на Играх, Елена Вяльбе наверняка скажет: "До свидания, Маркус!" Мне нравится работать с российской командой, но нужно понимать, что примерно 250 дней в году я провожу вдали от семьи. Это сложно выдерживать из года в год. И это важный фактор. Но если в Пекине лыжники моей группы выступят хорошо, я не вижу причин, почему бы не остаться в сборной России ещё на сезон или два.
2 4161 Андрей Краснов 11.06.2021 10:32
Рейтинг: +11 +11 0

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.

11.06.2021 15:20
Интересно про подготовку лыж и структуры.
Ссылка Рейтинг: +5 +5 0
12.06.2021 06:01
Я, хоть и не дантист, но улыбка Маркуса меня впечатляет.  Андрей, неужели нельзя поменять фотографию Крамера, а то уже несколько лет подряд любуюсь его улыбкой.
Ссылка Рейтинг: 0 +1 -1
Лыжные гонки (беговые лыжи) | Новые сообщения форума